Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
7

ЧЭМК как ящик Пандоры российской экономики

Чем обосновывают деприватизацию металлургического гиганта
Визит министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского на предприятия - ЧМК, городская свалка, ЧЭМК. Челябинск, металлургия, сталь, чэмк
Внимание крупного российского бизнеса сейчас приковано к ситуации на ЧЭМК Фото:

Арбитраж Свердловской области по иску Генпрокуратуры РФ арестовал акции крупнейшего в РФ производителя ферросплавов — Челябинского электрометаллургического комбината, а также входящих в единый холдинг металлургических заводов в Свердловской и Кемеровской областях. Столь жесткие обеспечительные меры потребовались для возврата промышленных гигантов государству спустя 32 года после их приватизации. В происходящем с ЧЭМК, исковых требованиях и позиции менеджмента комбината разбиралось URA.RU.

Судя по тексту искового заявления (есть в распоряжении URA.RU) Генеральной прокуратурой выявлены «нарушения экономического суверенитета Российской Федерации и национальной безопасности страны, выразившиеся в противоправном завладении государственными предприятиями», построенными еще во времена СССР. По мнению прокуратуры, «ЧЭМК, КФ и СЗФ, являясь производителями ферросплавов, используемых при изготовлении высококачественной стали для военной техники, входят в кооперационную группу с оборонными предприятиями, изготавливающими системы и элементы вооружения». Представители прокуратуры настаивают, что промышленная группа ЧЭМК является частью российского военно-промышленного комплекса. А значит, подписанное в 1992 году решение об акционировании и передаче этих предприятий в частную собственность было незаконным. Заводы необходимо вернуть государству.

Ферросплавы и ВПК

Данный тезис содержит внутри себя серьезное количество противоречий. В Челябинске, Серове и Новокузнецке действительно делают феррохром, ферромарганец и ферросилиций — феросплавы, которые требуются для производства высококачественной стали. Но поставки данного вида продукции не идут напрямую для военно-промышленного комплекса. Группа ЧЭМК тесно связана договорами и долголетним контрактами с предприятиями отечественной металлургической отрасли — «Северсталью», Новолипецким меткомбинатом и другими. Которые, используя отечественные же ферросплавы, делают сталь, а из нее, уже непосредственно «оборонщиками», изготавливаются жароупорные детали авиадвигателей, артиллерийские стволы и бронебойные снаряды. И за все 32 года, когда ЧЭМК согласно указам президента России Бориса Ельцина о приватизации, был акционирован, он ни разу не подводил своих контрагентов, обеспечивая бесперебойность поставок стратегически важных для отечественных металлургов ферросплавов.

Не известен ни один случай срыва поставок ферросплавов ЧЭМК российским металлургическим предприятиям
Не известен ни один случай срыва поставок ферросплавов ЧЭМК российским металлургическим предприятиям
Фото:

«За 2023 год предприятия нашего холдинга отгрузили отечественным металлургам около 550 тысяч тонн ферросплавов. И, при наличии спроса, без проблем и уговоров были готовы увеличить поставки. Внутренний рынок всегда был для промышленной группы куда приоритетнее, интереснее и просто выгоднее, чем внешнеэкономическая деятельность. Но мы ищем покупателей по всему миру, потому что осознаем ответственность перед коллективом более чем в 15 тысяч человек — нельзя снижать объемы производства, несмотря на кризис и падение цен на металл, это грозит массовыми увольнениями. Мы ничего подобного не допустили», — говорит гендиректор ЧЭМК Павел Ходоровский.

Более того, осознавая свою роль в цепочке «металлурги — оружейники», ферросплавщики еще в начале нулевых начали борьбу за импортозамещение, стремясь снизить зависимость от поставок из-за рубежа сырья — хромитовой руды. Сделан огромный задел: разведаны и, после получения необходимых инвестиций, заработали хромитовые рудники и горно-обогатительные фабрики на Северном Урале и в Пермском крае. Это стремление к промышленному суверенитету положительно оценили и в Федеральной антимонопольной службе, когда группа ЧЭМК просила у государства одобрить сделку по приобретению Серовского завода ферросплавов. Ведь действительно масштабные вложения в сырьевую независимость возможны только при концентрации капиталов.

Стратегическое импортозамещение

Еще один пример — история с марганцевыми сплавами. После 1991 года Россия была вынуждена была полностью закупать силикомарганец на Украине и в Грузии, где со времен СССР производили этот стратегически важный для отечественной металлургии компонент. Сейчас предельно ясно, насколько уязвима оказалась бы национальные интресы и национальная безопасность РФ в этой ситуации. Однако на ЧЭМК приняли сложнейшее решение об организации собственного российского производства данного ферросплава. Это повлекло за собой серьезное обновление технической базы и потребовало миллиардных инвестиций — исключительно за счет ЧЭМК и при полном одобрении государства и ФАС. Все было сделано до 2022 года, российские металлурги теперь закупают российский же силикомарганец. Что произошло бы, если бы не эти меры по импортозамещению? Во сколько обошлись бы закупки в КНР или Казахстане, если бы там вообще согласились на продажу в условиях санкций США и ЕС?

Поэтому объективность тезиса, что существование ЧЭМК, как частного поставщика ферросплавов для ВПК, нарушает национальные интересы российского государства, вызывает вопросы. Особенно на фоне десятков частных заводов Челябинской области, производящих куда более «военную», чем ферросплавы, продукцию. Те же Челябинский кузнечно-прессовый завод, миасский автозавод «Урал», производящий спецстали златоустовский металлургический завод. Они, как и ЧЭМК, были приватизированы в 1992 году, но к ним претензий не предъявляется.

Кто решал вопрос о приватизации ЧЭМК

В исковом заявлении представители Генпрокуратуры заявляют, что сделки по приватизации состоялись на основании решений лиц, не имевших права определять судьбу предприятия, и «государственное имущество выбыло из владения Российской Федерации помимо ее воли». Но у Комитета по управлению государственным имуществом по Челябинской области было прямое недвусмысленное указание федерального центра провести приватизацию промышленных предприятий за срок в полгода, и госорганы руководствовались постановлением, подписанным действующим на тот момент президентом Борисом Ельциным. Под контролем, по сути — под диктовку областного комитета по имуществу на ЧЭМК, ЧТПЗ, электролитно-цинковом заводе и других промышленных предприятиях Челябинской области составлялись планы приватизации, учитывающие все имеющиеся на данный момент активы. После согласования с коллективами и Министерством промышленности РФ утверждались, запуская тем самым процесс акционирования. Это происходило абсолютно во всех регионах России со всеми промышленными предприятиям. Но некие «ошибки» выявлены спустя 32 года только у ЧЭМК, СЗФ и КФ.

Генпрокуратура утверждает, что заводы группы ЧЭМК «были созданы за государственный счет, находились в ведении правительства страны, которое решение об их акционировании и передаче в частную собственность не принимало». Но это сделал, в полном соответствии с федеральным законом, региональный Комитет по управлению госимуществом. А решение о переходе этих и тысяч других промышленных предприятий РФ в частную собственность принимал и подписывал президент РФ, их акции получали в том числе и члены трудового коллектива. Государственный орган Челябинской области, являющийся частью федеральной структуры по управлению госимуществом и облеченный всеми полномочиями, официально признал, что акционерное общество «Челябинский электрометаллургический комбинат» является правопреемником имущественных и не имущественных прав в части имущества, включенного в уставной капитал акционерного общества. За прошедшие с того времени 32 года принятые решения ни разу не оспаривались в суде.

Контроль или «только бизнес»?

Тезис, что предприятия промышленной группы ЧЭМК «попали под контроль резидентов недружественных государств (компания „RFA International“, Канада-Швейцария)», также звучит неоднозначно. Ферросплавщики ведут внешнеэкономическую деятельность, поставляя свою продукцию в том числе и в США, активно взаимодействуя с западными металлотрейдерами (тот самый «RFA International»). И точно так же поступают абсолютно все отечественные промышленники — металлурги, машиностроители и производители иной продукции, которая идет на экспорт. У современного бизнеса просто нет другого выбора. Можно ли считать взаимодействие с иностранными фирмами, торгующими за рубежом экспортной продукцией российской промышленности, «попаданием под контроль»? Российская нефть тоже продается через трейдеров — швейцарскую компанию Glencore и сингапурскую, а по сути, транснациональную Trafigura. Но к нефтяникам никто не предъявляет претензий о том, что они попали под «контроль недружественных стран».

Павел Ходоровский: «Сократить производство мы не можем — это прямой путь к сокращению коллектива и крупным финансовым потерям».
Павел Ходоровский: «Сократить производство мы не можем — это прямой путь к сокращению коллектива и крупным финансовым потерям».
Фото:

Взаимодействие с металлотрейдерами, в том числе и западными, обусловлено не частными желаниями менеджмента ЧЭМК, а сугубо экономической логикой. За последние несколько лет потребление низкоуглеродистого феррохрома серьезно снизилось по причине внедрения на металлургических заводах конвертерного способа производства стали. Чтобы сдерживать падение объемов производства, не гасить плавильные печи и не увольнять людей, ферросплавные заводы продают низкоуглеродистый феррохром металлотрейдерам. Те в свою очередь, мелкими партиями, торгуют им по всему миру. И обрыв контактов и контрактов с трейдерами из «недружественных стран» грозит лишь одним — сокращением производства и увольнением ставших ненужными специалистов.

«Повторюсь, мы были бы только рады сосредоточить свои поставки на отечественном рынке или вести торговлю ферросплавами исключительно с дружественными России Китаем или Индией. Но эти две страны, являющиеся крупнейшими в мире потребителями металлов, в том числе и ферросплавов, одновременно являются и крупнейшими же производителями. Их рынок просто не нуждается в российской продукции. А сократить производство, ориентируясь лишь на небольшие в целом нужды отечественных металлургов, мы не можем — это прямой путь к сокращению коллектива и крупным финансовым потерям», — указывает гендиректор ЧЭМК.

ЧЭМК, КФ и СЗФ отнесены, согласно иску, к числу «фундаментальных, незыблемых, неотъемлемых и нематериальных ценностей РФ», этим и мотивируется требование вернуть их собственность (акции) из частной в государственную. Но разве не является такой «ценностью» Новолипецкий металлургический комбинат, «Мечел», «Северсталь», челябинские трубопрокатный и электролитно-цинковый заводы или предприятия по производству алюминия? Менеджмент которых пристально наблюдает сейчас за процессом, открытым в отношении ферросплавщиков. И нет ли опасности, что если инициировать судебные иски (а повод найдется) и в отношении них, то вся экономика страны, основанная на проведенной в 1992 году приватизации, поколеблется.

12 сентября 2023 года президент Владимир Путин в ходе пленарной сессии Восточного экономического форума сказал, что никакой деприватизации, которой опасается бизнес, не будет. «Кошмарить никого не станут, но все должны соблюдать законы Российской Федерации. Преследовать кого-то только по факту того, что человек бизнесом занимается, никто не собирается», — подчеркнул президент.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Главные новости Челябинска и области уже в вашем телефоне — Telegram-канал «Челябинск, который смог». Подпишитесь, нажмите на ссылку.

Главные новости России и мира - коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Арбитраж Свердловской области по иску Генпрокуратуры РФ арестовал акции крупнейшего в РФ производителя ферросплавов — Челябинского электрометаллургического комбината, а также входящих в единый холдинг металлургических заводов в Свердловской и Кемеровской областях. Столь жесткие обеспечительные меры потребовались для возврата промышленных гигантов государству спустя 32 года после их приватизации. В происходящем с ЧЭМК, исковых требованиях и позиции менеджмента комбината разбиралось URA.RU. Судя по тексту искового заявления (есть в распоряжении URA.RU) Генеральной прокуратурой выявлены «нарушения экономического суверенитета Российской Федерации и национальной безопасности страны, выразившиеся в противоправном завладении государственными предприятиями», построенными еще во времена СССР. По мнению прокуратуры, «ЧЭМК, КФ и СЗФ, являясь производителями ферросплавов, используемых при изготовлении высококачественной стали для военной техники, входят в кооперационную группу с оборонными предприятиями, изготавливающими системы и элементы вооружения». Представители прокуратуры настаивают, что промышленная группа ЧЭМК является частью российского военно-промышленного комплекса. А значит, подписанное в 1992 году решение об акционировании и передаче этих предприятий в частную собственность было незаконным. Заводы необходимо вернуть государству. Ферросплавы и ВПК Данный тезис содержит внутри себя серьезное количество противоречий. В Челябинске, Серове и Новокузнецке действительно делают феррохром, ферромарганец и ферросилиций — феросплавы, которые требуются для производства высококачественной стали. Но поставки данного вида продукции не идут напрямую для военно-промышленного комплекса. Группа ЧЭМК тесно связана договорами и долголетним контрактами с предприятиями отечественной металлургической отрасли — «Северсталью», Новолипецким меткомбинатом и другими. Которые, используя отечественные же ферросплавы, делают сталь, а из нее, уже непосредственно «оборонщиками», изготавливаются жароупорные детали авиадвигателей, артиллерийские стволы и бронебойные снаряды. И за все 32 года, когда ЧЭМК согласно указам президента России Бориса Ельцина о приватизации, был акционирован, он ни разу не подводил своих контрагентов, обеспечивая бесперебойность поставок стратегически важных для отечественных металлургов ферросплавов. «За 2023 год предприятия нашего холдинга отгрузили отечественным металлургам около 550 тысяч тонн ферросплавов. И, при наличии спроса, без проблем и уговоров были готовы увеличить поставки. Внутренний рынок всегда был для промышленной группы куда приоритетнее, интереснее и просто выгоднее, чем внешнеэкономическая деятельность. Но мы ищем покупателей по всему миру, потому что осознаем ответственность перед коллективом более чем в 15 тысяч человек — нельзя снижать объемы производства, несмотря на кризис и падение цен на металл, это грозит массовыми увольнениями. Мы ничего подобного не допустили», — говорит гендиректор ЧЭМК Павел Ходоровский. Более того, осознавая свою роль в цепочке «металлурги — оружейники», ферросплавщики еще в начале нулевых начали борьбу за импортозамещение, стремясь снизить зависимость от поставок из-за рубежа сырья — хромитовой руды. Сделан огромный задел: разведаны и, после получения необходимых инвестиций, заработали хромитовые рудники и горно-обогатительные фабрики на Северном Урале и в Пермском крае. Это стремление к промышленному суверенитету положительно оценили и в Федеральной антимонопольной службе, когда группа ЧЭМК просила у государства одобрить сделку по приобретению Серовского завода ферросплавов. Ведь действительно масштабные вложения в сырьевую независимость возможны только при концентрации капиталов. Стратегическое импортозамещение Еще один пример — история с марганцевыми сплавами. После 1991 года Россия была вынуждена была полностью закупать силикомарганец на Украине и в Грузии, где со времен СССР производили этот стратегически важный для отечественной металлургии компонент. Сейчас предельно ясно, насколько уязвима оказалась бы национальные интресы и национальная безопасность РФ в этой ситуации. Однако на ЧЭМК приняли сложнейшее решение об организации собственного российского производства данного ферросплава. Это повлекло за собой серьезное обновление технической базы и потребовало миллиардных инвестиций — исключительно за счет ЧЭМК и при полном одобрении государства и ФАС. Все было сделано до 2022 года, российские металлурги теперь закупают российский же силикомарганец. Что произошло бы, если бы не эти меры по импортозамещению? Во сколько обошлись бы закупки в КНР или Казахстане, если бы там вообще согласились на продажу в условиях санкций США и ЕС? Поэтому объективность тезиса, что существование ЧЭМК, как частного поставщика ферросплавов для ВПК, нарушает национальные интересы российского государства, вызывает вопросы. Особенно на фоне десятков частных заводов Челябинской области, производящих куда более «военную», чем ферросплавы, продукцию. Те же Челябинский кузнечно-прессовый завод, миасский автозавод «Урал», производящий спецстали златоустовский металлургический завод. Они, как и ЧЭМК, были приватизированы в 1992 году, но к ним претензий не предъявляется. Кто решал вопрос о приватизации ЧЭМК В исковом заявлении представители Генпрокуратуры заявляют, что сделки по приватизации состоялись на основании решений лиц, не имевших права определять судьбу предприятия, и «государственное имущество выбыло из владения Российской Федерации помимо ее воли». Но у Комитета по управлению государственным имуществом по Челябинской области было прямое недвусмысленное указание федерального центра провести приватизацию промышленных предприятий за срок в полгода, и госорганы руководствовались постановлением, подписанным действующим на тот момент президентом Борисом Ельциным. Под контролем, по сути — под диктовку областного комитета по имуществу на ЧЭМК, ЧТПЗ, электролитно-цинковом заводе и других промышленных предприятиях Челябинской области составлялись планы приватизации, учитывающие все имеющиеся на данный момент активы. После согласования с коллективами и Министерством промышленности РФ утверждались, запуская тем самым процесс акционирования. Это происходило абсолютно во всех регионах России со всеми промышленными предприятиям. Но некие «ошибки» выявлены спустя 32 года только у ЧЭМК, СЗФ и КФ. Генпрокуратура утверждает, что заводы группы ЧЭМК «были созданы за государственный счет, находились в ведении правительства страны, которое решение об их акционировании и передаче в частную собственность не принимало». Но это сделал, в полном соответствии с федеральным законом, региональный Комитет по управлению госимуществом. А решение о переходе этих и тысяч других промышленных предприятий РФ в частную собственность принимал и подписывал президент РФ, их акции получали в том числе и члены трудового коллектива. Государственный орган Челябинской области, являющийся частью федеральной структуры по управлению госимуществом и облеченный всеми полномочиями, официально признал, что акционерное общество «Челябинский электрометаллургический комбинат» является правопреемником имущественных и не имущественных прав в части имущества, включенного в уставной капитал акционерного общества. За прошедшие с того времени 32 года принятые решения ни разу не оспаривались в суде. Контроль или «только бизнес»? Тезис, что предприятия промышленной группы ЧЭМК «попали под контроль резидентов недружественных государств (компания „RFA International“, Канада-Швейцария)», также звучит неоднозначно. Ферросплавщики ведут внешнеэкономическую деятельность, поставляя свою продукцию в том числе и в США, активно взаимодействуя с западными металлотрейдерами (тот самый «RFA International»). И точно так же поступают абсолютно все отечественные промышленники — металлурги, машиностроители и производители иной продукции, которая идет на экспорт. У современного бизнеса просто нет другого выбора. Можно ли считать взаимодействие с иностранными фирмами, торгующими за рубежом экспортной продукцией российской промышленности, «попаданием под контроль»? Российская нефть тоже продается через трейдеров — швейцарскую компанию Glencore и сингапурскую, а по сути, транснациональную Trafigura. Но к нефтяникам никто не предъявляет претензий о том, что они попали под «контроль недружественных стран». Взаимодействие с металлотрейдерами, в том числе и западными, обусловлено не частными желаниями менеджмента ЧЭМК, а сугубо экономической логикой. За последние несколько лет потребление низкоуглеродистого феррохрома серьезно снизилось по причине внедрения на металлургических заводах конвертерного способа производства стали. Чтобы сдерживать падение объемов производства, не гасить плавильные печи и не увольнять людей, ферросплавные заводы продают низкоуглеродистый феррохром металлотрейдерам. Те в свою очередь, мелкими партиями, торгуют им по всему миру. И обрыв контактов и контрактов с трейдерами из «недружественных стран» грозит лишь одним — сокращением производства и увольнением ставших ненужными специалистов. «Повторюсь, мы были бы только рады сосредоточить свои поставки на отечественном рынке или вести торговлю ферросплавами исключительно с дружественными России Китаем или Индией. Но эти две страны, являющиеся крупнейшими в мире потребителями металлов, в том числе и ферросплавов, одновременно являются и крупнейшими же производителями. Их рынок просто не нуждается в российской продукции. А сократить производство, ориентируясь лишь на небольшие в целом нужды отечественных металлургов, мы не можем — это прямой путь к сокращению коллектива и крупным финансовым потерям», — указывает гендиректор ЧЭМК. ЧЭМК, КФ и СЗФ отнесены, согласно иску, к числу «фундаментальных, незыблемых, неотъемлемых и нематериальных ценностей РФ», этим и мотивируется требование вернуть их собственность (акции) из частной в государственную. Но разве не является такой «ценностью» Новолипецкий металлургический комбинат, «Мечел», «Северсталь», челябинские трубопрокатный и электролитно-цинковый заводы или предприятия по производству алюминия? Менеджмент которых пристально наблюдает сейчас за процессом, открытым в отношении ферросплавщиков. И нет ли опасности, что если инициировать судебные иски (а повод найдется) и в отношении них, то вся экономика страны, основанная на проведенной в 1992 году приватизации, поколеблется. 12 сентября 2023 года президент Владимир Путин в ходе пленарной сессии Восточного экономического форума сказал, что никакой деприватизации, которой опасается бизнес, не будет. «Кошмарить никого не станут, но все должны соблюдать законы Российской Федерации. Преследовать кого-то только по факту того, что человек бизнесом занимается, никто не собирается», — подчеркнул президент.
Генпрокуратура добивается национализации ЧЭМК
Предыдущий материал
Суд в Екатеринбурге наложил арест на компанию, владеющую акциями ЧЭМК
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

{{item.img_lg_alt}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...