Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Осторожно: доклад Гришанкова!

Не всему сказанному верить

Челябинский депутат Госдумы Михаил Гришанков отчитался за очередной год работы возглавляемой им комиссии по противодействию коррупции. Доклад вызывает вопросы если не к качеству работы комиссии, то, по крайней мере, к составлению подобного рода документов, зачитываемых с трибуны федерального парламента. Детальный анализ доклада - в материале «URA.Ru».

Текст доклада, озвученный в пятницу на пленарном заседании Думы, 13 февраля был опубликован на персональном сайте руководителя комиссии (www.grishankov.ru). В нем сообщается, что в период с января по декабрь 2005 года комиссия рассмотрела более 360 сообщений, заявлений и жалоб, поступивших от граждан и организаций с жалобами на беззаконие в той или иной сфере. Наибольшее число таких обращений – шестьдесят три – касалось проблем осуществления прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и следствия. Далее по степени убывания остроты выделены нарушения законодательства со стороны региональных и муниципальных чиновников, неудовлетворительная деятельность органов внутренних дел и судебной системы и т.д. В более сорока обращениях сообщалось собственно о совершенных преступлениях.

Чаще всего в комиссию «сигнализировали» из регионов Центрального округа, откуда пришло 122 сообщения. Далее в своеобразном рейтинге коррумпированности федеральных округов следуют Северо-Западный округ (74 обращения), Приволжский (51), Южный (43), Сибирский (21) и Дальневосточный округ (19 заявлений и жалоб). Уральский федеральный округ, не последний по экономическому потенциалу и развитию, но самый маленький по числу составляющих его субъектов, дал для работы всего 16 эпизодов. Причем лидером по числу поступивших жалоб, случайно или нет, оказалась именно Челябинская область, которую представляет в Госдуме Михаил Гришанков. С Южного Урала в адрес комиссии было направлено семь обращений, в то время как из Свердловской и Тюменской областей – только по три, из Ханты-Мансийского округа – всего два. А в Курганской области и Ямало-Ненецком округе вообще не оказалось ни одного заявителя.

Тем не менее, УрФО дал сразу четыре из 15 иллюстраций к работе комиссии, приведенных в докладе Михаила Гришанкова, и по меньшей мере две из них претендуют на то, чтобы называться сенсацией. Примером может послужить озвученная с трибуны Государственной думы информация о возбуждении уголовного дела против начальника Управления ГИБДД по Свердловской области Юрия Демина. Как следует из доклада, ему инкриминируется преступление, предусмотренное частью 3 статьи 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия). В поле зрения комиссии Гришанкова г-н Демин попал после обращения жителя Екатеринбурга, который пожаловался на решение Верх-Исетской районной прокуратуры об отказе в возбуждении дела в отношении начальника областной ГАИ. Как сказано в материалах дела, в мае 2005 года на одной из городских улиц Юрий Демин встретил своего 25-летнего подчиненного – старшего лейтенанта милиции Воличенко, находившегося в очередном отпуске. Инспектор спецроты ДПС, который является сыном заявителя, был в изрядном подпитии. Раздосадованный этим обстоятельством начальник отобрал у пьяного подчиненного служебное удостоверение. А когда у инспектора закончился отпуск и он, как и положено, вышел на работу, Демин просто не допустил его к исполнению служебных обязанностей.

В пресс-службе УГИБДД по Свердловской области в понедельник отказались комментировать информацию о подследственном статусе своего шефа. Вообще, подтвердить наличие в прошлом или в настоящем уголовного дела в отношении Юрия Демина 13 февраля не удалось, и не исключено, что в ближайшие дни со стороны начальника ОблГАИ и его подчиненных могут последовать опровержения вразрез официальному докладу. Такой, мягко выражаясь, неожиданный поворот событий возможен, принимая во внимание опыт предыдущих публикаций средствами массовой информации выдержек из отчетов думской комиссии по противодействию коррупции.

Так, ровно год назад екатеринбургские СМИ попали в весьма щекотливую ситуацию, опубликовав некоторые выдержки из доклада о работе комиссии в 2004 году. Как следовало из отчета Гришанкова, Генеральная прокуратура РФ взяла под контроль расследование фактов коррупции в ГУВД Свердловской области, которое началось после обращения председателя объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел Свердловской области. Как сообщил в своем докладе Михаил Гришанков, в ходе инициированной его комиссией проверки нашли подтверждение факты грубых нарушений финансовой дисциплины, допущенных должностными лицами. На государственные деньги приобретались дорогостоящие автомобили, коттеджи, земельные участки, уточнил г-н Гришанков, сообщив коллегам, что «по этим вопиющим фактам возбуждены и расследуются скандальные уголовные дела в отношении заместителя начальника ГУВД области по тылу, а также ряда сотрудников службы тыла». Этой формулировки, переданной в СМИ, было достаточно, чтобы у журналистов начались неприятности. В ходе разбирательств с привлечением управления службы собственной безопасности областного милицейского главка выяснилось, что никакого дела в отношении начальника службы тыла Сергея Гроссмана не возбуждалось и, следовательно, ни на каком контроле у Генпрокуратуры его быть не могло. От того, чтобы журналисты сами стали фигурантами дела по статье «Клевета», их спасло только положение закона, по которому они не несут ответственности за сказанное с официальных трибун.

Любопытно, что настороженное после этого случая отношение к докладам комиссии Михаила Гришанкова оказалось оправданным уже в следующем году. В числе «уральских» иллюстраций кипучей деятельности в новом отчете упоминается эпизод, начавшийся с коллективного обращения преподавателей муниципального лицея в Магнитогорске. Педагоги заподозрили в нарушениях закона директора этого заведения Александра Савицкого и пожаловались в антикоррупционную комиссию на постановление прокуратуры Правобережного района Магнитки о прекращении уголовного дела против руководителя лицея. Комиссия подключила Генпрокуратуру, которая дала ход повторной проверке. Ее результатом стало то, что в июле 2005 года отказ в возбуждении дела был признан обоснованным. С тех пор об этой истории забыли все, кроме сотрудников аппарата Михаила Гришанкова. Вопреки действительному положению дел в очередном годовом докладе комиссии утверждается, что по результатам инициированной ею проверки постановление о прекращении дела было отменено, виновные в волоките и принятии незаконных решений получили служебные нагоняи, а реанимированное расследование контролируется Генеральной прокуратурой РФ.

Связаться с депутатом Гришанковым, чтобы получить объяснения по поводу вскрытых противоречий, в понедельник не удалось. Вполне возможно, что никаких противоречий в действительности нет, а их мнимое появление обусловлено либо плохой информированностью общественности о фактическом состоянии, либо прямой заинтересованностью отдельных группировок в расследовании фактов коррупции. В этом случае и то и другое лишний раз оправдывает необходимость существования такого органа, какой возглавляет Михаил Игнатьевич. В противном же случае бросается жирная тень не только на конкретного депутата и конкретную комиссию, но и на все дело, которому декларируется их служение. На кухне селф-пиара - а работа политика Гришанкова в любом случае не лишена этой составляющей - должны быть только хорошие ингредиенты.

Челябинский депутат Госдумы Михаил Гришанков отчитался за очередной год работы возглавляемой им комиссии по противодействию коррупции. Доклад вызывает вопросы если не к качеству работы комиссии, то, по крайней мере, к составлению подобного рода документов, зачитываемых с трибуны федерального парламента. Детальный анализ доклада - в материале «URA.Ru». Текст доклада, озвученный в пятницу на пленарном заседании Думы, 13 февраля был опубликован на персональном сайте руководителя комиссии (www.grishankov.ru). В нем сообщается, что в период с января по декабрь 2005 года комиссия рассмотрела более 360 сообщений, заявлений и жалоб, поступивших от граждан и организаций с жалобами на беззаконие в той или иной сфере. Наибольшее число таких обращений – шестьдесят три – касалось проблем осуществления прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и следствия. Далее по степени убывания остроты выделены нарушения законодательства со стороны региональных и муниципальных чиновников, неудовлетворительная деятельность органов внутренних дел и судебной системы и т.д. В более сорока обращениях сообщалось собственно о совершенных преступлениях. Чаще всего в комиссию «сигнализировали» из регионов Центрального округа, откуда пришло 122 сообщения. Далее в своеобразном рейтинге коррумпированности федеральных округов следуют Северо-Западный округ (74 обращения), Приволжский (51), Южный (43), Сибирский (21) и Дальневосточный округ (19 заявлений и жалоб). Уральский федеральный округ, не последний по экономическому потенциалу и развитию, но самый маленький по числу составляющих его субъектов, дал для работы всего 16 эпизодов. Причем лидером по числу поступивших жалоб, случайно или нет, оказалась именно Челябинская область, которую представляет в Госдуме Михаил Гришанков. С Южного Урала в адрес комиссии было направлено семь обращений, в то время как из Свердловской и Тюменской областей – только по три, из Ханты-Мансийского округа – всего два. А в Курганской области и Ямало-Ненецком округе вообще не оказалось ни одного заявителя. Тем не менее, УрФО дал сразу четыре из 15 иллюстраций к работе комиссии, приведенных в докладе Михаила Гришанкова, и по меньшей мере две из них претендуют на то, чтобы называться сенсацией. Примером может послужить озвученная с трибуны Государственной думы информация о возбуждении уголовного дела против начальника Управления ГИБДД по Свердловской области Юрия Демина. Как следует из доклада, ему инкриминируется преступление, предусмотренное частью 3 статьи 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия). В поле зрения комиссии Гришанкова г-н Демин попал после обращения жителя Екатеринбурга, который пожаловался на решение Верх-Исетской районной прокуратуры об отказе в возбуждении дела в отношении начальника областной ГАИ. Как сказано в материалах дела, в мае 2005 года на одной из городских улиц Юрий Демин встретил своего 25-летнего подчиненного – старшего лейтенанта милиции Воличенко, находившегося в очередном отпуске. Инспектор спецроты ДПС, который является сыном заявителя, был в изрядном подпитии. Раздосадованный этим обстоятельством начальник отобрал у пьяного подчиненного служебное удостоверение. А когда у инспектора закончился отпуск и он, как и положено, вышел на работу, Демин просто не допустил его к исполнению служебных обязанностей. В пресс-службе УГИБДД по Свердловской области в понедельник отказались комментировать информацию о подследственном статусе своего шефа. Вообще, подтвердить наличие в прошлом или в настоящем уголовного дела в отношении Юрия Демина 13 февраля не удалось, и не исключено, что в ближайшие дни со стороны начальника ОблГАИ и его подчиненных могут последовать опровержения вразрез официальному докладу. Такой, мягко выражаясь, неожиданный поворот событий возможен, принимая во внимание опыт предыдущих публикаций средствами массовой информации выдержек из отчетов думской комиссии по противодействию коррупции. Так, ровно год назад екатеринбургские СМИ попали в весьма щекотливую ситуацию, опубликовав некоторые выдержки из доклада о работе комиссии в 2004 году. Как следовало из отчета Гришанкова, Генеральная прокуратура РФ взяла под контроль расследование фактов коррупции в ГУВД Свердловской области, которое началось после обращения председателя объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел Свердловской области. Как сообщил в своем докладе Михаил Гришанков, в ходе инициированной его комиссией проверки нашли подтверждение факты грубых нарушений финансовой дисциплины, допущенных должностными лицами. На государственные деньги приобретались дорогостоящие автомобили, коттеджи, земельные участки, уточнил г-н Гришанков, сообщив коллегам, что «по этим вопиющим фактам возбуждены и расследуются скандальные уголовные дела в отношении заместителя начальника ГУВД области по тылу, а также ряда сотрудников службы тыла». Этой формулировки, переданной в СМИ, было достаточно, чтобы у журналистов начались неприятности. В ходе разбирательств с привлечением управления службы собственной безопасности областного милицейского главка выяснилось, что никакого дела в отношении начальника службы тыла Сергея Гроссмана не возбуждалось и, следовательно, ни на каком контроле у Генпрокуратуры его быть не могло. От того, чтобы журналисты сами стали фигурантами дела по статье «Клевета», их спасло только положение закона, по которому они не несут ответственности за сказанное с официальных трибун. Любопытно, что настороженное после этого случая отношение к докладам комиссии Михаила Гришанкова оказалось оправданным уже в следующем году. В числе «уральских» иллюстраций кипучей деятельности в новом отчете упоминается эпизод, начавшийся с коллективного обращения преподавателей муниципального лицея в Магнитогорске. Педагоги заподозрили в нарушениях закона директора этого заведения Александра Савицкого и пожаловались в антикоррупционную комиссию на постановление прокуратуры Правобережного района Магнитки о прекращении уголовного дела против руководителя лицея. Комиссия подключила Генпрокуратуру, которая дала ход повторной проверке. Ее результатом стало то, что в июле 2005 года отказ в возбуждении дела был признан обоснованным. С тех пор об этой истории забыли все, кроме сотрудников аппарата Михаила Гришанкова. Вопреки действительному положению дел в очередном годовом докладе комиссии утверждается, что по результатам инициированной ею проверки постановление о прекращении дела было отменено, виновные в волоките и принятии незаконных решений получили служебные нагоняи, а реанимированное расследование контролируется Генеральной прокуратурой РФ. Связаться с депутатом Гришанковым, чтобы получить объяснения по поводу вскрытых противоречий, в понедельник не удалось. Вполне возможно, что никаких противоречий в действительности нет, а их мнимое появление обусловлено либо плохой информированностью общественности о фактическом состоянии, либо прямой заинтересованностью отдельных группировок в расследовании фактов коррупции. В этом случае и то и другое лишний раз оправдывает необходимость существования такого органа, какой возглавляет Михаил Игнатьевич. В противном же случае бросается жирная тень не только на конкретного депутата и конкретную комиссию, но и на все дело, которому декларируется их служение. На кухне селф-пиара - а работа политика Гришанкова в любом случае не лишена этой составляющей - должны быть только хорошие ингредиенты.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...