Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Николай Гудожников: «Нам есть, что рассказать Нургалиеву…»

Главный милиционер Югры дал эксклюзивное интервью «URA.Ru»
На днях президент РФ Владимир Путин подписал приказ о присвоении Николаю Гудожникову звания генерал-майора, поэтому пока фото в новых погонах еще нет

Как уже сообщало наше агентство, в начале следующей недели правоохранительную систему УрФО ждет знаковое событие – приезд министра внутренних дел России Рашида Нургалиева и проведение заседания Совета округа. Тема – борьба с преступностью. Чтобы узнать, как на Урале готовятся к этому событию, «URA.Ru» связалось с руководителем одного из региональных управлений милиции – начальником УВД по ХМАО, генерал-майором Николаем Гудожниковым. О том, в чем преуспели югорские милиционеры, какие три закона северяне предложат пролоббировать Нургалиеву, где в ближайшее время будет ликвидирована серьезная преступная группировка, с кем подружился югорский генерал и к чему это привело – читайте в материале нашего агентства.

– Николай Егорович, во-первых, позвольте вас поздравить с повышением по званию. Если не ошибаюсь, недавно вы получили генерал-майора?

– Да, это так. Спасибо.

– …Во-вторых, хотелось бы узнать о предстоящей встрече с министром. На следующей неделе в Екатеринбурге пройдет заседание Совета округа, в котором, как планируется, примет участие глава МВД РФ Рашид Нургалиев. С отчетами будут выступать и главы управлений из регионов УрФО. С чем вы как начальник УВД по ХМАО едете на это совещание?

– Да, я, как и мои коллеги, буду выступать на заседании. Вот передо мной лежит пачка документов по всем направлениям деятельности милиции Югры. Нам есть о чем рассказать в Екатеринбурге. К примеру, в прошлом году шло снижение тяжких и особо тяжких преступлений. Этот факт мы увязываем с работой программы по профилактике преступлений и с повышением роли участковых инспекторов. Кстати, недавно у нас в Ханты-Мансийске была группа сотрудников из департамента охраны общественного порядка МВД. Проводили проверку в течение двух дней. Смотрели на то, как у нас действует программа профилактики преступлений за последние два года. Смотрели на то, как используются бюджетные средства, выделенные милиции. Насколько я знаю, вопросов к нам у москвичей не возникло.

– Все-таки, можно поподробнее о вашем докладе?

– На совещании я бы хотел обратить внимание коллег на ряд важных вопросов. Во-первых, есть масса административных нарушений по преступлениям в сфере наркотиков. Это проблема. По этим уголовным делам нет судебной перспективы. К примеру, в Пыть-Яхе недавно был случай оправдательного приговора по подобному делу. С этим нужно что-то делать.

Еще одна проблема – кража сотовых телефонов. Она актуальна не только в ХМАО, но и в России в целом. Таких преступлений – вал. Мы вышли из этой ситуации путем заключения соглашений с операторами сотовой связи. Теперь работать несколько проще. Когда краденый телефон попадает к частному лицу и регистрируется, компания через банк данных краденых телефонов дает нам информацию, где «всплыл» этот телефон. Мы уже можем найти похищенную «трубку».

Кроме того, несмотря на наличие программы по профилактике правонарушений, в масштабе государства необходимо срочное принятие ряда законов. Это касается участия граждан в охране общественного порядка. Кстати, в Нижневартовске у нас есть опыт работы с профсоюзами организаций. Люди, которые берут на себя работу по охране общественного порядка, получают дополнительные дни к отпускам. Еще один закон, который, на мой взгляд, необходим, должен позволить милиции ужесточить работу с теми, кто вернулся из мест лишения свободы, но не собирается вставать на путь исправления. Есть масса случаев, когда люди, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления, повторяют их, выйдя на свободу. За ними нужен надзор, и чтобы пресечь дальнейшие преступления, необходимо следить за тем, как ведет себя подобный контингент. Совершил два-три правонарушения - возвращается в места лишения свободы. Третий закон должен касаться работы милиции с пьяницами и алкоголиками. Сейчас у нас связаны руки. Кроме бесед мы ничего не можем сделать. А ведь на почве пьянства совершается очень много преступлений. Такие вот вопросы я хотел бы озвучить в Екатеринбурге.

– Вы заговорили об опыте работы с мобильными компаниями. Это интересный опыт. Это югорская инициатива?

– Этот положительный опыт мы почерпнули в Татарстане, когда были в командировке. Позже у нас, в округе, мы встречались несколько раз с руководителями операторов сотовой связи. И нашли поддержку «Ютела», «МегаФона», МТС, «Билайна». Охватили почти весь округ. Пока «не закрытым» остается только Урай.

– Насколько я знаю, вы пришли работать в Югру из Пензенской области. Сегодня, спустя полтора года с начала вашей работы в ХМАО, можно сказать, есть ли принципиальные различия в работе в средней полосе России и в Западной Сибири?

– По объемам обеспеченности личного состава, по вниманию к личному составу ситуация, конечно, отличается в лучшую сторону. Здесь скрывать нечего. Возможности округа и возможности регионов средней полосы – разные. Что касается криминальной составляющей, то здесь отличий нет. В округе структура преступности та же, что и в других регионах России. Но высокий уровень жизни населения добавляет нам работы в некоторых сферах. В частности, в наркоторговле, в квартирных кражах, кражах мобильных телефонов. Уровень организованной преступности тот же, что и в средней полосе России. Есть, конечно, специфические сферы преступлений, свойственных для Югры как нефтедобывающего региона. Это преступления в сфере ТЭК.

– То есть специфика субъекта, где добывается свыше 60% российской нефти, накладывает отпечаток на работу вашего управления. А как происходит взаимодействие со службами безопасности российских нефтяных компаний, работающих на территории округа? Могли бы вы назвать конкретные успешные совместно проведенные операции?

– Конечно, мы сотрудничаем со службами безопасности компаний. Это и обмен информацией, и проведение совместных операций. Как положительный пример – работа с ТНК-ВР в Нижневартовском районе, где недавно мы арестовали сразу несколько групп преступников, которые занимались врезками в магистральные трубопроводы и похищали нефть. Уже есть конкретные уголовные дела, есть фигуранты, Им избрана мера пресечения – содержание под стражей. Я думаю, через пару месяцев дела будут окончены и направлены в суд.

– Врезки в трубопроводы – это, как я понимаю, самые распространенные преступления?

– Раньше в Югре этих преступлений не наблюдалось. Они появились несколько лет назад. Но мы боремся с этим. И здесь, конечно, большую помощь нам оказывают службы безопасности нефтяных компаний. Именно они в первую очередь заинтересованы в сокращении числа подобных преступлений. Наиболее легко идут на контакт представители «Сургутнефтегаза», ТНК-ВР, ЛУКОЙЛа. В этих компаниях основная масса сотрудников служб – наши бывшие коллеги.

– Вы упомянули сферу организованной преступности. Хотелось бы подробнее об этом поговорить. Есть информация о том, что в настоящее время правоохранительные органы разрабатывают серьезную операцию по ликвидации самой крупной преступной группировки на территории Югры, выросшей из Нижневартовска. Ее нейтрализация, по нашим данным, позволит в значительной мере сократить в округе уровень коррупции и преступности. Что вы можете сказать об этом?

– Уже возбуждено два уголовных дела. Сейчас они находятся в производстве. Одно по мошенничеству, второе связано с налоговыми преступлениями. Расследовать их начали с августа прошлого года (там очень большие объемы дел, сложные экспертизы). Эти дела в настоящее время находятся в производстве в следственном управлении ГУ МВД по УрФО. Мне пока не хотелось бы говорить на эту тему. Пройдут суды и, возможно, тогда что-то определенное можно будет сказать.

– Не так давно в округе был назначен новый прокурор Александр Кондратьев. За прошедшее с этого дня время что-то можно сказать о нем? Вообще, как складываются взаимоотношения прокуратуры и органов милиции в Югре? Это я к тому, что существует некая версия о вечной конфронтации милиционеров и прокуроров.

– Скажу сразу – в Югре наши ведомства никогда не конфликтовали. У нас ведь разные функции: у прокуратуры – надзорные, у нас – исполнительные. У нас нет от прокуроров никаких секретов. Мы уже познакомились с Кондратьевым, ввели его в курс дела по милицейским делам, дали всю информацию и по уголовным делам, и по личному составу. У нас абсолютно нормальные отношения.

– А что можете сказать о бывшем прокуроре Югры Владимире Тюлькове?

– То же самое. Я – не конфликтный человек. Стараюсь строить с коллегами чисто деловые отношения. Вообще все три структуры, которые журналисты именуют силовиками, – МВД, ФСБ и прокуратура -  мы все работаем на один результат – снижение преступности. Мы – в одной упряжке, что называется. С Владимиром Геннадьевичем [Тюльковым] мы вместе проработали год. За это время было многое сделано. Стабилизировалась ситуация в Нижневартовске, к примеру. Кстати, Тюльков уже в Москве работает, но мы продолжаем поддерживать с ним отношения. Уже не столько деловые, сколько дружеские.

– Вы затронули тему Нижневартовска. Что имели в виду, если не секрет?

– Это не секрет. Как только я приступил к работе в Югре, это было полтора года назад, там были проблемы внутри местного управления внутренних дел. Сотрудники криминальной милиции, я вам скажу, годами болели, якобы. То в одной больнице, то в другой, в самых разных отделениях. Только в гинекологии их разве что не было (смеется). Они попросту не работали. На вопрос – что делали, показывали больничные листы. Там не было начальника. Позже вскрылись факты по фальсификации уголовных дел, когда с категории тяжких дела перебрасывались к среднетяжким. Тем самым они увеличивали процент раскрываемости категории тяжких преступлений. Прокуратура возбудила уголовное дело в этой связи. Оно расследуется. Позже был назначен новый начальник УВД города. Поставлены два новых зама. Я сам лично проводил встречи с новым руководством, ситуация выровнялась в лучшую сторону.

– Кстати, по поводу выездов в территории округа. С момента начала вашей работы в Югре вы уже все районы и города успели объехать. Познакомились с ситуацией на местах?

– Я постоянно езжу. Объехал весь округ. Был в каждом коллективе УВД. Недавно провели выездную коллегию в Сургуте, совещания в Нижневартовске, в Нягани. Как говорят, лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать.

– С губернатором часто встречаетесь?

– Постоянно. Он в курсе всей ситуации в окружной милиции. Кстати, и по округу, бывает, вместе ездим. Последний раз вместе были в Нижневартовске.

– Александр Филипенко как-то оценивал уже вашу работу?

– Мне не хотелось бы, что называется, лить воду на свою мельницу. Но в целом, думаю, что наша работа находит должную оценку. Есть определенные положительные сдвиги. К примеру, за прошлый год по раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений округ сдвинулся с 83 места на 72-е. Это не может не радовать. Стараемся сами и настраиваем личный состав на работу. Через год, в августе 2008 года, к нам приедут из МВД с комплексной проверкой. Думаю, мы к ней подготовимся.

Не буду скрывать, нам еще есть над чем работать. Нужно повышать уровень юридических знаний новичков. Не хочу грешить на вузы, но в последнее время из институтов приходят не совсем подготовленные кадры. Год, два, три их приходится учить. В прошлом году 37 выпускников вузов уволились. Причина – большая нагрузка. В Сургуте, Нижневартовске, Нефтеюганске у следователей в производстве находится по 100-120 уголовных дел. Это сложно, конечно. По участковым ситуация непростая. Для рядового участкового в законе прописано 116 обязанностей и только шесть прав. То есть, он может только пальцем помахать для профилактики, не более. Но бросать мы их не собираемся. Я лично встречаюсь с молодыми ребятами, пытаюсь поддержать их. Понимаю, что это трудно.

– В настоящее время Югра, как и соседние с ней Ямал и Тюменская область, переживают выборную пору. Скажите, сказываются ли как-то на ситуации в регионе предстоящие выборы? Насколько я знаю, традиционно органы правопорядка переходят в дни голосования на усиленный вариант несения службы. Есть чего опасаться?

– Меры по усилению пока еще не приняты. Мы перейдем 9 марта на этот вариант несения службы. Все участки берутся под охрану. На сегодня уже 160 участков охраняются силами милиции. Особых происшествий за последнее время не было. Были случаи несанкционированных выбросов листовок. Но это мелочи. Пока могу сказать, что с выборами ситуация спокойная.

– Спасибо, Николай Егорович, за ответы.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...