Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Я – Гена. А тебя буду Эдик звать»

Россель пьет водку, ворует пирожки и дерется со сторожем. Репортаж «URA.Ru»
В отпуске Россель не забывает о том, откуда он вышел и демонстрирует избирателям, что он такой же, как они

Второй день предвыборного отпуска губернатор Россель провел в закрытом и секретном городе Лесном. Таким же секретным был и весь рабочий день – то посещение закрытых предприятий, то таинственная войсковая часть – обо всем просто так и не напишешь. Тем не менее, корреспонденту «URA.Ru» удалось приоткрыть завесу тайны. В новом репортаже: кому Россель разрешил называть себя «Эдик», в чем секрет его долголетия, что за секретный доклад выслушал губернатор и по какому поводу губернатор впервые за долгие годы выпил водки.

С утра отправились на ФГУП «Электрохимприбор» - предприятие страшное, секретное, может быть, самое секретное во всей Свердловской области. Чем вообще занимается этот комбинат, знать никому не нужно. Чем-то важным для Родины он занимается, ядерный щит кует, а процесс этот посторонних глаз не терпит. Но несколько производств на комбинате – коммерческие. Например, «Производство 001» - разделение стабильных изотопов химических элементов на промышленном электромагнитном сепараторе СУ-20. Цеха «Производства 001» с некоторой натяжкой можно показывать официальным делегациям и даже журналистам.

В своем кабинете директор производства Александр Шушкин демонстрировал губернатору, облачившемуся в белый халат, орудия своего труда – набор сложных технических устройств. Эти аппараты могли бы снимать в научно-фантастических фильмах 50-х годов – изображать, например, гиперболоид инженера Гарина. Принцип их работы для посредственного журналистского ума, честно говоря, непостижим. Вещество там разогревается до состояния плазмы.

 

Комбинат в Лесном с недавних пор – монополист в производстве стабильных изотопов. Главным конкурентом раньше была лаборатория в американском Окридже, но так как Лесной предлагает на мировом рынке изотопы по цене в два раза ниже американцев, Окриджу пришлось посыпать голову пеплом и прекратить поставки. Впрочем, даже российская цена – немаленькая. Миллиграмм изотопов стоит $1500. В этом году «Производство 001» получило заказ на поставку 10 килограммов. Можно посчитать, каких фантастических денег стоит такая партия.

Перед входом в цех всех попросили снять часы, оставить мобильные телефоны и банковские карты: из-за сильного магнитного облучения они могут выйти из строя. Вообще, никто не гарантирует, что посещение комбината – безопасная процедура. В воздухе отвратительно пахнет какими-то медикаментами – и хотя у радиации нет запаха, кажется, что пахнет именно ею. Чтобы осмотреть цех, надо подняться по крутой лестнице на крохотный балкон под потолком. «Кто боится высоты, оставайтесь здесь», - предупреждает Шушкин.

 

Слушать его объяснения бессмысленно: все равно запомнить что-то сложно, а если и запомнишь, то писать об этом нельзя. Изнутри цех выглядит не очень эффектно: шкафы, тумблеры, герметичные камеры. «Смотреть тут особо нечего, - соглашается руководитель «Производства 001». – Как расщепляется атом – все равно не увидите».

Город Лесной живет не слишком богато (все цифры – ниже среднеобластных), но кое-чем вполне может похвастать. Не так давно Россель с помпой открывал здесь сверхсовременную школу. Теперь пришло время не менее удивительного детского сада. Он называется «Жемчужина» и внешне похож на средних размеров замок. Признаться, таких детских садов видеть еще не приходилось. В нем воспитываются 13 групп детей, и каждая из групп имеет свой выход на улицу и свою веранду для игр. В садике есть кабинет водных процедур, большой медицинский блок, множество комнат для игр и занятий физкультурой. Внутри помещение украшали городские художники. Здесь бьют фонтаны и зеленеют клумбы. Все это демонстрировала губернатору директор детсада Анастасия Чусовитина. В кабинете водных процедур глава региона рассказал ей о собственном рецепте долголетия.

- Нужно набрать в ванну холодной воды и по 150 раз туда погрузить каждую ногу, - рассказал Россель. – Сразу кровообращение улучшается, чувствуешь себя как огурчик. Попробуйте обязательно!

В качестве особого сюрприза детсад показал губернатору и его окружению богатую программу: девочки с розовыми бантиками и мальчики в крохотных жилетках читали стихи, трогательно забывая слова, неуклюже танцевали и пели песенки про маму. Ясно дело, не умилиться было просто невозможно – и спустя пять минут губернатор уже радостно хлопал в такт песенке.

Вердикт его был категоричный: это лучший детский сад в Свердловской области, сюда нужно немедленно отправить на экскурсию министра образования Валерия Нестерова и его коллегу из Минстроя Александра Карлова. Они должны будут изучить проект, взять документацию, внести в нее улучшения и изменения и использовать в качестве нового типичного проекта детсадов.

На этот день было запланировано еще одно довольно сентиментальное мероприятие – встреча с ветеранами Великой Отечественной войны в здании местного краеведческого музея. Музей этот Россель осматривал с повышенным интересом – выяснилось, что большая часть экспонатов примерно одного с ним возраста (не считая зала доисторических раскопок).

- Вот, я еще помню такие утюги! – разглядывал витрины губернатор. – И прялку такую помню! А вот так у нас женщины белье стирали…

В зале естественной истории Россель с удовольствием поделился с окружающими всеми познаниями в охоте и рыбалке (как мы знаем, они безграничны). За его спиной взволнованно ожидали пятеро стариков в орденах – это и были ветераны.

 

Наконец, все уселись за стол с булками и чаем.

- Может, если Эдуард Эргартович позволит, мы по 30 граммов фронтовых?.. – спросил один из стариков.

Губернатор, известный своим нетерпимым отношением к чему-то крепче красного вина, сделал картинное лицо.

- По 30 граммов, днем? Давайте уж побольше тогда…

Принесли бутылку водки, разлили по рюмкам. Губернатор опрокинул 50 граммов, и это сразу настроило его на лиричный лад.

- Я хорошо помню войну, - откинулся он на спинку стула. – Помню, 9 мая. Возвращаются эшелоны с солдатами. И такой дождь – будто небо лопнуло. Все вокруг плачут. Кто-то плачет от счастья, потому что дождался родных. Кто-то – от горя, потому что не дождался. И радость, и несчастье – все в одном месте. Все вокруг плачут, и небо тоже плачет вместе с нами.

Ветераны тихонько помолчали, пораженные таким эмоциональным рассказом.

Закусили пирожком, вспомнили военный голод, и бывший беспризорник Россель признался, что в детстве с друзьями даже совершал мелкие кражи – есть было нечего.

- Я когда беспризорничал, бывало, зайдем мы к тетеньке в избу: «Тетенька, как пройти куда-то?» Она пока думает, мы р-раз – пирожок у нее с кухни! И все врассыпную! Она кричит, руками машет, а за кем бежать-то? Все в разные стороны.

Тогда же пытались собирать оставшиеся колоски с уже убранных полей (все равно пропадают), и этот опыт губернатор помнит до сих пор.

- За мной сторож погнался, и кнутом мне по спине! А на конце кнута гайка приделана металлическая. Прямо под лопатку попал – до сих пор болит иногда! – И губернатор, изловчившись, ткнул себя пальцем туда, где у него болит.

Наконец, пришло время говорить фронтовикам. Все они были старше губернатора и, к счастью, решили не церемониться.

- Эдуард… - начал один из них.

- Эргартович, - подсказал Россель.

- Я тебя буду Эдик звать. А ты меня – Гена, - предложил седовласый орденоносец.

- Идет, - рассмеялся Россель.

И заговорили, под водку и пирожки: как переправлялись через Днепр, как сражались за Сталинград, как защищали Москву. Проговорили на полчаса больше запланированного.

После необычно долгого, двухчасового обеда (за столом общались с руководителями городских предприятий) губернатор посетил последний в этот день объект. И он снова был таким секретным, что писать о нем чрезвычайно сложно. Это – воинская часть Войск связи в пригороде Лесного.

- Фасад части не снимайте, - просил полковник пресс-службу губернатора. – Дорогу не снимайте, это подъездные пути.

Возле части возвышается живописная гора.

- Гору тоже не снимайте!

Чем занимается войсковая часть, известно смутно. Губернатора провели в кабинет к командиру, плотно закрыли двойные двери и о чем-то докладывали минут пятнадцать. Мы в это время разговорились на крыльце с полковником.

- Тут у нас так, казармы, офицерское собрание, плац… Все серьезные вещи дальше, в лесу.

Какие серьезные вещи – спрашивать не хотелось. За это наверняка полагался расстрел.

После беглого осмотра войсковой части (военные голосуют хоть и не строем, но все равно ясно, за кого), губернатор отправился на очередную встречу с избирателями в местный ДК: вновь 1000 человек в зале, десятки вопросов и два часа диалога с залом.

В среду Эдуард Россель продолжит кампанию в Серове и Краснотурьинске.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...