Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

О заявлении Росселя об отставке, планах Левина и мести Латышева

Или «Деградация и уничтожение политической системы Свердловской области»
Константин Киселев (на фото) пишет новую книгу, наблюдения политолога кое-кому будут очень неприятны

В Свердловской власти не останавливаются кадровые перестановки. Только сменились первый вице-премьер и управделами губернатора, как вот – новый первый заместитель главы администрации Эдуарда Росселя. Но сама жизнь в области не меняется. О том, что происходит внутри областной власти, почему Россель думает о новом премьере, на чем так поднялся Александр Левин и отчего у Петра Латышева остался «осадочек» – в интервью «URA.Ru» рассказал политолог Константин Киселев. В качестве бонуса для наших читателей – презентация нового политического бестселлера.

- Константин Викторович, что происходит, что за массовые увольнения в региональном правительстве?

- Это только что-то внешнее и мне кажется, что на самом деле ничего не происходит. За этим перестановками я не вижу никакой идеологии. Мы, например, знаем, чем отличаются взгляды Набиулиной, Грефа и Кудрина. Приход одного и уход другого в этой ситуации означает выбор одной из стратегий развития. Скажите, а какие сценарии связаны с тем, что был один министр здравоохранения, стал другой, третий, четвертый, пятый или десятый? На самом деле все остается по-прежнему.

- Вот Михаил Максимов честно говорит, что работу министерства практически не изменил. Почему же происходят кадровые замены? Зачем они?

- Версий есть несколько и все они не связаны с идеологией. Версия первая – усиливаются одни группы влияния, ослабевают другие. Ослабевает группа, ориентированная на бывшего премьера Воробьева, усиливается группа, связанная с главой администрации губернатора Левиным. Вторая версия структурная – происходит перераспределение полномочий между структурами исполнительной власти. Центр перемещается из правительства, которое когда-то создавало определенный противовес, в сторону резиденции. При том, происходит это достаточно давно – вспомните формирование совета глав местного самоуправления, который был сформирован не при правительстве, а при губернаторе. Уже тогда это начиналось и теперь продолжается.

- Но эта версия также связана с Левиным.

- Когда мы говорим о персоналиях – это одно, но вторая версия – структурная – она связана с тем, что в определенный момент Россель может возглавить правительство. И это будут как раз структурные изменения. Они иного характера, нежели личностные.

Третья версия – это плановая ротация. Есть потребность и возрастная, и какая угодно в обновлении кабинета. Вот три версии и вполне вероятно, что они как-то между собой сочетаются. Но еще раз скажу – смена конкретных людей не связана с идеологией. Что одни воплощали пресловутый план Путина, что другие будут его воплощать. Все одно и тоже, своего мнения члены кабинета министров не имеют.

- Скажите, сейчас Левин - второй человек в области по политике?

- Я в этом уверен. Левин и по должности, и по влиянию – второй человек, если, конечно, не считать тех, кто занимается экономикой: Вексельберга, Дерипаску, Козицына. Их влияние, безусловно, распространяется за пределы области. Но в нашей псевдополитической системе Левин – второй человек.

- А почему так получилось?

- Я давно хочу написать книгу «Деградация и уничтожение политической системы области». Мы на сегодняшний день видим, что ликвидированы очень многие институты. Например, институт разделения властей. У нас нет разделения между областной думой, правительством и губернатором. Дума ничего не значит. Ликвидирован центр противостояния город и область, ликвидирована оппозиция, очень скоро будут ликвидированы электоральные институты. В результате мы не то, что имеем деградацию политической системы, у нас просто нет политики внутри области. Почему это получилось? Это зависит не от наших региональных факторов, а от федеральных трендов. Федеральный центр говорит: «Ребята, с политикой закончили». Немного изменилась фразеология у Медведева, но это только фразеология.

- Но это та самая стабильность – отсутствие войны, то к чему шли 15 лет. А вы ставите знак «минус».

- Каждый россиянин мечтает о застое? Мне кажется, вы глубоко ошибаетесь?

- Это точка зрения официальной пропаганды.

- Официальная пропаганда? Может быть. Но я знаю множество примеров, когда ситуация кардинально меняется. Пришел новый ректор УПИ – и ситуация изменилась: старые элиты, прикормленные, не знают, что делать. Новый ректор ведет себя по-иному, при том в позитивном плане. Я наблюдаю за этим, и мне нравятся эти изменения. Аналогичная ситуация и по другим субъектам: когда происходит какая-то ротация, не обязательно кардинальная, но со своей идеологией, программой – безусловно происходит улучшение. В политической системе этого нет – и у нас застой.

- Вот смотрите, есть новый 33-летний первый вице-премьер. Он же должен менять правила работы, а не меняет.

- А я приведу другой пример. Представим себе либерального Медведева, который хочет провести реформы, чтобы рынок заработал, чтобы малый и средний бизнес развивался. Удастся ему это сделать? Нет, потому что старая элита не желает изменений. В рамках этой вертикали всем хорошо: начальнику ГАИ шоколадно, мэру – отлично. Так что даже при хорошем Медведеве ситуация не изменится. Предполагаем аналогичную ситуацию по Максимову – не получится ничего. Нужны более волевые и сильные импульсы.

- Ректор УПИ из старой команды, он был деканом факультета при прежнем ректоре, а тем не менее меняет работу вуза.

- Да, он начинает менять. Но каким образом? Кардинальное изменение системы – это когда создаются институты, функционирующие сами по себе. Ректор УПИ действует в логике ручного управления, также, как действовал предыдущий ректор: то есть увидели проблему, руку туда запустили, что-то поправили. Вот так Максимов может действовать, но изменить институты – не дадут, это очень сложный и длительный процесс. А разрушать и построить вертикаль – это элементарно, это сделали за 4 года.

- Мы лишимся правительства в его прежнем виде или оно еще вернет себе функционал?

- Есть три версии, которые я слышал. Первая – Россель возглавляет правительство и Свердловская область образует ту же систему исполнительной власти, что и большинство субъектов Российской Федерации. Вторая версия – идут структурные изменения, когда большинство полномочий сосредотачиваются в администрации губернатора. И третья – усиление правительства, но она наименее вероятная.

Мне существовавшая схема нравилась: были политические вопросы, которые решал губернатор, текущие вопросы были за правительством, а стратегия – за администрацией губернатора. У каждого органа власти было свое мнение, существовал противовес. И еще дума, принимающая главный документ – бюджет. Сегодня этого уже ничего нет.

- И эта схема уничтожена?

- Да, ее возрождение я связываю только с появлением какого-то просвещенного государя. Не знаю, появится ли он, будет ли у нас, скажем, просвещенный премьер-министр. Я очень хорошо отношусь к Кокшарову, но пока не вижу от него результата. Может быть, полномочий не хватает, структурного веса.

- Ходят слухи о возможности скорой отставки Эдуарда Росселя.

- Не люблю комментировать слухи, но такие разговоры есть и поэтому относиться к ним как-то необходимо. У нас есть вечные губернаторы? Очевидно, что нет. И чем дольше сидит губернатор, тем больше будет таких слухов. В этом году их появилось много, в следующем будет еще больше. Потом будет еще. Но давайте зададим вопрос как на сегодняшний день можно отставить губернатора? Только личным заявлением о переназначении.

- Или заявлением о недоверии.

- Да, но основания для недоверия с одной стороны нет, а оснований для подачи заявления? Мне кажется, тоже нет. Потому что если любой губернатор подает заявление о переназначении – это означает, что он кинул Путина, которому когда-то присягал и поклялся в верности Медведеву. При том, что сам Путин и Медведев до конца еще не разобрались в своих взаимоотношениях. Когда они устоятся и будет ясно, у кого чей портрет будет висеть, вот тогда можно будет инициировать заявления о переназначении. Пока писать их губернаторам не выгодно.

- А по собственному желанию?

- Давайте поближе к реальности. Пока желание не появится в Кремле – собственного желания тоже не будет.

- А кто в Москве выступает против губернатора?

- Традиционно были испорчены отношения с Латышевым. Говорят, что сейчас они восстановились, но я думаю тут известная ситуация, когда «ложечки нашлись, а осадочек остался». А с учетом достаточно крепких связей Латышева и Собянина…

- По каким приметам можно будет сделать вывод уходит Россель или остается?

- Это лучше сделать вам – как журналист сходите на встречу с Росселем, посмотрите на него и уже скажите: «Опа, случилось!». Эдуард Эргартович очень открытый человек и у него на лице все написано, он свое настроение не скрывает и правильно делает.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...