Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Как стать сенатором в России: кто назначил Школьника – Кремль или Россель

Первое интервью нового члена Совфеда РФ от Свердловской области, которое всем все объяснит
Россель умеет играть в большую политику, что показал его выбор кандидатуры сенатора

Александр Школьник возник в свердловской политической повестке из ниоткуда. До нынешнего лета эта фамилия не звучала ни в одном обсуждении кандидатов в Совет Федерации, и вдруг именно Школьник стал представителем Росселя в верхней палате российского парламента. В понедельник поздно вечером, когда все документы в отделе кадров были оформлены, Александр Школьник встретился с журналистами «URA.Ru» и рассказал о телефонном звонке Росселя, знакомстве с Сурковым, как он стал учредителем «Единой России», почему не получилось стать депутатом Госдумы от Екатеринбурга, о своих влиятельных знакомых в Свердловской области и многом другом.

Понедельник, поздний вечер. «Вы меня простите, весь день ничего не ел. Сначала встреча с губернатором, потом оформление документов, встреча с Кокшаровым. Скоро улетать обратно в Москву», - мы встретились со Школьником в кафе «Атриум-Палас-Отеля», где он остановился. Новый сенатор сидит в компании друзей, которые вовсе не хотят отдавать нам политика - не видели его давно. Но Школьник – все-таки журналист и коллегам отказать не может. При таком раскладе разве могут быть обиды на обстановку? «Давайте начнем, какие есть вопросы», - в журналистском мастерстве нашему собеседнику не откажешь.

- Когда вам предложили стать сенатором от Свердловской области?

- Через сорок дней после смерти Валерия Георгиевича (Трушникова, предыдущего сенатора. – Прим. ред.). Был звонок из администрации губернатора.

- А кто озвучивает подобные предложения? Александр Левин?

- (после недолгой паузы) Нет, Россель сам. Но оставим подробности разговора в тайне.

- Хорошо, но откуда Россель вас знает?

- (с удивлением) Мы очень давно знакомы. Вы знаете, наверное, что в Москве есть Уральское землячество, а я – член президиума этой структуры. В работе этой общественной организации участвую с тех пор, когда начал работать на ОРТ, делал ту самую рубрику «Шпаргалка» в программе «Доброе утро».

- Но в Екатеринбурге вас тоже многие знают. Вы же работали в обкоме комсомола, поддерживали «Чайф», «Агату Кристи»...

- Да, на волне перестройки и гласности появлялись разные молодежные неформальные движения, в том числе и рок. Обком партии их не приветствовал, а мы поддерживали. Поскольку я был зам завотдела пропаганды и культурно-массовой работы, то помогал в организации рок-фестивалей, организации гастролей питерских команд в тогда еще Свердловске… Отношения у нас остались с ребятами нормальные. С Шахриным, например.

- А братьев Самойловых знаете?

- Конечно, Вадим - вообще член Общественной палаты.

- И все же ваша дальнейшая карьера не всем известна.

- После обкома комсомола моим следующим шагом стало избрание руководителем областной пионерской организации. Это было в 1989 году, и впервые в Советском Союзе это было не назначение, а выборы. Потом был переезд в Москву, работа в Центральном совете. В начале 90-х я создал Лигу молодых журналистов, при нашей поддержке в стране случился бум детского самиздата. А затем случилась «Шпаргалка».

- И политическая работа.

- Да, в 1993 году я был пресс-секретарем фракции «Женщины России» в первом составе Государственной думы, а весной 1995-го в Екатеринбурге были довыборы по Орджоникидзевскому округу. В них я участвовал, шел против коммуниста Сарварова и афганца Лебедева. Набрал больше, чем они, но на участки пришло только 10% избирателей и выборы не состоялись.

- Сейчас один из главных вопросов, которые есть у свердловских политиков, - как журналист смог стать сенатором. При всем том, что в нашей области глава администрации губернатора, лидер отделения «Единой России» - журналист, не верится в этот тренд. Большинство говорит о влиянии администрации президента, как вы попали в пул этой структуры?

- У меня с 2000 года были различные политические проекты, в основном связанные с моей общественной деятельностью. Я был одним из создателей «Молодежного Единства», еще в тот момент, когда это было молодежное крыло движения, а не партии. В этом проекте я был заместителем руководителя (лидером была Александра Буратаева). В 2004-м мы с товарищами придумали проект поддержки молодых журналистов «Медиакратия». Поскольку понимали, что в одиночку его не поднимем, то понесли его в разные стороны, и администрация президента поддержала.

- Вы Владислава Суркова знаете?

- Да, знаком лично.

- Близко?

- Нет, я думаю, что у него есть более близкие знакомые.

- А в Свердловской области кого знаете?

- Знаю Росселя, Александра Левина, Виктора Кокшарова… Виктора Басаргина (он был руководителем обкома комсомола), Михаила  Матвеева, Воронина Николая. С Юрием Осинцевым мы уже познакомились. В Госдуме знаю представителей Свердловской области: Игоря Баринова, Валерия Язева, Пашу Зырянова – молодого парнишку, который прошел в эту кампанию по молодежной квоте…

- Как сенатору вам предстоит лоббировать интересы Свердловской области в Москве. Какие-то конкретные проблемы региона можете назвать?

- Мы договорились с Кокшаровым, что правительство области составит список проектов, которые оно уже пыталось провести на федеральном уровне, и описание, как их проводили. Мне это нужно для того, чтобы сориентироваться, как с ними лучше всего поступить. К следующему приезду этот перечень обещают подготовить – буду знакомиться с кабинетом министров и лично спрошу обо всех пожеланиях.

- У Росселя были какие-то свои просьбы?

- Губернатор четко поставил задачу – Свердловская область должна участвовать в максимально возможном количестве федеральных программ. Нормальная задача.

- Как будете ее выполнять?

- За год с лишним работы в «Русской службе новостей» у нас в студии не по разу было свыше 500 гостей – только действующих VIPов, уровня вице-премьеров правительства, федеральных министров. Со всеми у меня выстроены хорошие, человеческие отношения. Сами же знаете нашу работу: пришел гость, сидишь перед эфиром с ним разговариваешь, вот как с вами – чай пьешь; эфир закончился – снова разговор. В моей телефонной книжке сотни прямых номеров. Приедет сейчас любой свердловчанин в Москву, у него годы уйдут на наработку этих контактов. У меня они есть, и эти контакты можно использовать на благо области.

- Уже решили, в какой комитет Совета Федерации хотите пойти?

- Знаю, что будет комиссия по вопросам развития институтов гражданского общества, и она мне интересна. Сейчас я председатель экспертного совета этой комиссии… Посмотрим, как будет развиваться ситуация.

- Давайте о вашей партийной принадлежности. Вы уже дважды входили в состав Общественной палаты России, где членов партий быть не может.

- Совершенно верно, поэтому я приостанавливал членство в «Единой России». В этой партии я давно, являюсь одним из учредителей. Всего в России нас таких 11 тысяч.

- Сегодня вы весь день оформляли документы по трудоустройству. О размере своей зарплаты уже узнали?

- Да. Сейчас, конечно, захотите узнать, какая она…

- Конечно.

- (смеется) Меньше, чем была в «Русской службе новостей».

- Тогда зачем вам это?

- Во-первых, я не радийщик. Во-вторых, проект РСН запущен, я свою задачу выполнил. В-третьих, мне интересна работа в новом качестве.

- Совет Федерации принято считать местом сбора политических пенсионеров…

- Может быть, и есть такое мнение, будем ломать стереотипы.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на свердловский telegram-канал «Екатское Чтиво»
Подписаться
Александр Школьник возник в свердловской политической повестке из ниоткуда. До нынешнего лета эта фамилия не звучала ни в одном обсуждении кандидатов в Совет Федерации, и вдруг именно Школьник стал представителем Росселя в верхней палате российского парламента. В понедельник поздно вечером, когда все документы в отделе кадров были оформлены, Александр Школьник встретился с журналистами «URA.Ru» и рассказал о телефонном звонке Росселя, знакомстве с Сурковым, как он стал учредителем «Единой России», почему не получилось стать депутатом Госдумы от Екатеринбурга, о своих влиятельных знакомых в Свердловской области и многом другом. Понедельник, поздний вечер. «Вы меня простите, весь день ничего не ел. Сначала встреча с губернатором, потом оформление документов, встреча с Кокшаровым. Скоро улетать обратно в Москву», - мы встретились со Школьником в кафе «Атриум-Палас-Отеля», где он остановился. Новый сенатор сидит в компании друзей, которые вовсе не хотят отдавать нам политика - не видели его давно. Но Школьник – все-таки журналист и коллегам отказать не может. При таком раскладе разве могут быть обиды на обстановку? «Давайте начнем, какие есть вопросы», - в журналистском мастерстве нашему собеседнику не откажешь. - Когда вам предложили стать сенатором от Свердловской области? - Через сорок дней после смерти Валерия Георгиевича (Трушникова, предыдущего сенатора. – Прим. ред.). Был звонок из администрации губернатора. - А кто озвучивает подобные предложения? Александр Левин? - (после недолгой паузы) Нет, Россель сам. Но оставим подробности разговора в тайне. - Хорошо, но откуда Россель вас знает? - (с удивлением) Мы очень давно знакомы. Вы знаете, наверное, что в Москве есть Уральское землячество, а я – член президиума этой структуры. В работе этой общественной организации участвую с тех пор, когда начал работать на ОРТ, делал ту самую рубрику «Шпаргалка» в программе «Доброе утро». - Но в Екатеринбурге вас тоже многие знают. Вы же работали в обкоме комсомола, поддерживали «Чайф», «Агату Кристи»... - Да, на волне перестройки и гласности появлялись разные молодежные неформальные движения, в том числе и рок. Обком партии их не приветствовал, а мы поддерживали. Поскольку я был зам завотдела пропаганды и культурно-массовой работы, то помогал в организации рок-фестивалей, организации гастролей питерских команд в тогда еще Свердловске… Отношения у нас остались с ребятами нормальные. С Шахриным, например. - А братьев Самойловых знаете? - Конечно, Вадим - вообще член Общественной палаты. - И все же ваша дальнейшая карьера не всем известна. - После обкома комсомола моим следующим шагом стало избрание руководителем областной пионерской организации. Это было в 1989 году, и впервые в Советском Союзе это было не назначение, а выборы. Потом был переезд в Москву, работа в Центральном совете. В начале 90-х я создал Лигу молодых журналистов, при нашей поддержке в стране случился бум детского самиздата. А затем случилась «Шпаргалка». - И политическая работа. - Да, в 1993 году я был пресс-секретарем фракции «Женщины России» в первом составе Государственной думы, а весной 1995-го в Екатеринбурге были довыборы по Орджоникидзевскому округу. В них я участвовал, шел против коммуниста Сарварова и афганца Лебедева. Набрал больше, чем они, но на участки пришло только 10% избирателей и выборы не состоялись. - Сейчас один из главных вопросов, которые есть у свердловских политиков, - как журналист смог стать сенатором. При всем том, что в нашей области глава администрации губернатора, лидер отделения «Единой России» - журналист, не верится в этот тренд. Большинство говорит о влиянии администрации президента, как вы попали в пул этой структуры? - У меня с 2000 года были различные политические проекты, в основном связанные с моей общественной деятельностью. Я был одним из создателей «Молодежного Единства», еще в тот момент, когда это было молодежное крыло движения, а не партии. В этом проекте я был заместителем руководителя (лидером была Александра Буратаева). В 2004-м мы с товарищами придумали проект поддержки молодых журналистов «Медиакратия». Поскольку понимали, что в одиночку его не поднимем, то понесли его в разные стороны, и администрация президента поддержала. - Вы Владислава Суркова знаете? - Да, знаком лично. - Близко? - Нет, я думаю, что у него есть более близкие знакомые. - А в Свердловской области кого знаете? - Знаю Росселя, Александра Левина, Виктора Кокшарова… Виктора Басаргина (он был руководителем обкома комсомола), Михаила  Матвеева, Воронина Николая. С Юрием Осинцевым мы уже познакомились. В Госдуме знаю представителей Свердловской области: Игоря Баринова, Валерия Язева, Пашу Зырянова – молодого парнишку, который прошел в эту кампанию по молодежной квоте… - Как сенатору вам предстоит лоббировать интересы Свердловской области в Москве. Какие-то конкретные проблемы региона можете назвать? - Мы договорились с Кокшаровым, что правительство области составит список проектов, которые оно уже пыталось провести на федеральном уровне, и описание, как их проводили. Мне это нужно для того, чтобы сориентироваться, как с ними лучше всего поступить. К следующему приезду этот перечень обещают подготовить – буду знакомиться с кабинетом министров и лично спрошу обо всех пожеланиях. - У Росселя были какие-то свои просьбы? - Губернатор четко поставил задачу – Свердловская область должна участвовать в максимально возможном количестве федеральных программ. Нормальная задача. - Как будете ее выполнять? - За год с лишним работы в «Русской службе новостей» у нас в студии не по разу было свыше 500 гостей – только действующих VIPов, уровня вице-премьеров правительства, федеральных министров. Со всеми у меня выстроены хорошие, человеческие отношения. Сами же знаете нашу работу: пришел гость, сидишь перед эфиром с ним разговариваешь, вот как с вами – чай пьешь; эфир закончился – снова разговор. В моей телефонной книжке сотни прямых номеров. Приедет сейчас любой свердловчанин в Москву, у него годы уйдут на наработку этих контактов. У меня они есть, и эти контакты можно использовать на благо области. - Уже решили, в какой комитет Совета Федерации хотите пойти? - Знаю, что будет комиссия по вопросам развития институтов гражданского общества, и она мне интересна. Сейчас я председатель экспертного совета этой комиссии… Посмотрим, как будет развиваться ситуация. - Давайте о вашей партийной принадлежности. Вы уже дважды входили в состав Общественной палаты России, где членов партий быть не может. - Совершенно верно, поэтому я приостанавливал членство в «Единой России». В этой партии я давно, являюсь одним из учредителей. Всего в России нас таких 11 тысяч. - Сегодня вы весь день оформляли документы по трудоустройству. О размере своей зарплаты уже узнали? - Да. Сейчас, конечно, захотите узнать, какая она… - Конечно. - (смеется) Меньше, чем была в «Русской службе новостей». - Тогда зачем вам это? - Во-первых, я не радийщик. Во-вторых, проект РСН запущен, я свою задачу выполнил. В-третьих, мне интересна работа в новом качестве. - Совет Федерации принято считать местом сбора политических пенсионеров… - Может быть, и есть такое мнение, будем ломать стереотипы.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...