Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Сельский бунт

Челябинские сельсоветы восстали против административного давления сверху
На Южном Урале зреет новая муниципальная революция. На этот раз - на селе

Челябинскому губернатору Петру Сумину, похоже, придется больше уделять внимания еще одному направлению, а именно – отношениям с так называемыми муниципалитетами первого уровня, представленными на современной административной карте в виде городских и сельских поселений. В среду в Челябинске прошло заседание областной ассоциации сельских муниципалитетов, на котором нынешнее состояние этих отношений подверглось резкой критике. По мнению представителей с мест, реализация 131-го закона в Челябинской области осуществляется «с ног на голову», а все потому что область видит в низовом уровне власти скорее врага, чем союзника.

Ассоциация сельских муниципальных образований Челябинской области появилась в 1998 году по инициативе пяти сельсоветов, как когда-то называли и по старинке продолжают называть муниципалитеты низового уровня. Программной целью некоммерческой организации стала защита их прав и интересов. По словам руководителя ассоциации Юрия Гурмана, будучи одним из учредителей Конгресса муниципальных образований России, возглавляемая им организация участвовала в разработке нового базового закона о местном самоуправлении и собралась в среду, чтобы обсудить первые итоги его выполнения.

Согласно 131-му закону, муниципальные образования в России теперь делятся на два уровня. Верхние представлены городскими округами и муниципальными районами. В состав последних могут входить муниципалитеты первого уровня – сельские и городские поселения. Нечто подобное в Челябинской области существовало и раньше, но новое федеральное законодательство позволило в значительной степени упорядочить административно-территориальное устройство региона. В настоящее время на территории Челябинской области создано 317 муниципальных образований, из которых только 16 городских округов, 27 муниципальных районов и 28 городских поселений. Остальное – это сельские муниципалитеты.

Для сравнения – в соседней Свердловской области, чье население значительно превышает численность жителей Челябинской, в соответствии с новым законом было создано всего 93 муниципалитета, причем только два десятка из них относятся к муниципальным образованиям первого уровня. Но, отстояв в своем регионе право на существование, челябинские поселения столкнулись с новой проблемой: 236 из 246 сельских поселений стали существовать лишь номинально. Свои полномочия они делегировали на уровень муниципальных районов, подписав с ними соответствующие соглашения. При этом, как было заявлено на заседании ассоциации, такая массовость в подавляющем большинстве случаев объясняется политическим давлением сверху. В то же время экспертные органы, включая комитеты по местному самоуправлению в палатах Федерального собрания, рассмотрев модельное соглашение, разработанное в недрах областной администрации, признали его однобоко трактующим 131-й закон и рекомендовали отказаться от подписания.

Как отметил в разговоре с URA.Ru Юрий Гурман, Челябинская область не могла не выполнить требования федерального закона и согласилась с существованием большого числа сельских муниципалитетов. «Но мы-то понимаем, что в их представлении – лучше бы нас не было. Они так привыкли во времена административно-командной системы, отсюда и наблюдаемая концентрация полномочий и денежных потоков», - заявил Гурман. По его словам, это проявляется не только в навязанных сельсоветам соглашениях, по которым они добровольно расстаются со своими полномочиями. Оказывается, казначейская система, действующая в Челябинской области, даже на техническом уровне игнорирует возможность того, что у села может быть свой бюджет. «Представляете? Программным ресурсом эта возможность просто не предусмотрена!», - с негодованием рассказал глава ассоциации сельсоветов.

Позицию областного уровня вполне ясно передают слова заместителя губернатора Челябинской области Николая Рязанова, который отвечает в областной администрации за связи с муниципалитетами. На заседании ассоциации в среду его не было, но незадолго до мероприятия Рязанов аргументировал URA.Ru заинтересованность областной власти в концентрации полномочий и денежных средств на их исполнение. Его комментарий касался печально известных коммунальных бед Аргаяшского района, где сразу несколько сельских глав отказались делегировать в районную администрацию полномочия своих поселений. «Захотели самостоятельно и с бюджетом работать, и с инфраструктурой, и с другими полномочиями. В результате этой деятельности, а, скорее всего, бездеятельности, в минувшие холода мы получили там серьезные коммунальные проблемы. Были разморожены школы, детсады и жилье, и вопрос пришлось слушать на областном правительстве», - рассказал Николай Рязанов.

Еще одной бедой, на его взгляд, является отсутствие квалифицированных кадров на местах. В качестве примера вице-губернатор привел «легковесный подход», которым, по его словам, отличился глава Норкинского сельского поселения. «Он же после проверки написал заявление, сложил свои полномочия, потом неделю походил-поболтался, работу поискал, и вот пишет заявление депутатам: прошу меня восстановить! Видимо, забыл, что обратного хода нет – только через новые выборы», - рассказал Рязанов, заметив, что это частный случай, но их сумма показывает целесообразность передачи полномочий «наверх, более сильным». «Основная редакция 131-го закона подчеркивает постоянную работу по взаимному делегированию полномочий сверху вниз и снизу наверх с финансовыми ресурсами и административными делами», - подчеркнул вице-губернатор.

Между тем, по словам Юрия Гурмана, в действительности дело оборачивается тем, что, формально забирая снизу расходные полномочия, районные власти встают по отношению к сельским поселениям в начальственную позу, тогда как, по идее, должно быть несколько иначе: передавая на районный уровень свои полномочия, поселения должны контролировать, как они осуществляются районом. «Это и есть самоуправление снизу», - заметил Гурман. По его словам, на ассоциации первичным муниципалитетам было рекомендовано пересмотреть свои соглашения с районными администрациями и впредь подходить к делегированию полномочий более внимательно. «А вообще, вышестоящим властям, включая губернатора, надо дать понять, что на местах не станут жить лучше до тех пор, пока госчиновники будут видеть в сельсоветах скорее своих врагов, нежели союзников», – заявил глава ассоциации.

Станет ли этот призыв сигналом к началу очередной муниципальной революции на Южном Урале, покажет время. Не исключено, что эффект может оказаться обратным: почувствовав давление снизу и поняв, что со временем оно будет только возрастать, власти региона, последовав примеру свердловчан, затеют новую оптимизацию численности муниципальных образований и попросту добьются ликвидации строптивых поселений. Тем более что губернатор Сумин уже дал понять, что по результатам деятельности в рамках приоритетных нацпроектов правительство Челябинской области будет судить об эффективности организации власти на местах. В то же время не стоит забывать, что именно Челябинская область не так давно явила пример отстаивания прав сельских поселений в отношениях с региональной властью. В 2003 году село Хомутинино дошло до Конституционного суда, чтобы добиться права на формирование собственного бюджета и независимость в этом вопросе от районных властей. Тогда КС встал на сторону селян и постановил пересмотреть областной закон о бюджетном устройстве.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...