Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Исповедь узника «Замка Иф»

Свежий взгляд Константина Капчука
Братья Капчуки подозреваются в мошенничестве и являются фигурантами уголовного дела о хищении из бюджета Свердловской области 2 млрд. неденоминированных рублей, которые были потрачены на покупку трехкомнатной квартиры в Москве. Константин Капчук был арестован 20 октября 2005 года. Сейчас он находится в екатеринбургском СИЗО №1. Его брат-близнец Сергей, свердловский сенатор, находится в международном розыске. Суд уже допросил ряд VIP, которые участвуют в процессе в качестве свидетелей со стороны обвинения: областного премьера Алексея Воробьева, директора ОГУП «Управление административными зданиями администрации губернатора Свердловской области и Законодательного собрания Свердловской области» Сергея Туруновского и других

Сразу хочу сказать, я благодарен за возможность сказать всю правду об уголовном преследовании меня и моего брата Сергея. Я назвал свой материал «Исповедь узника «Замка Ив». Оклеветанный этими завистниками, преданный партнерами и лживыми, трусливыми лысыми чиновниками, так же как Эдмон Дантес в известном романе Дюма по гнусному лжедоносу новоявленных «кадрусов-почиваловых», я был брошен в мрачный каменный мешок...

Еще недавно мне казалось, что я был самым счастливым человеком в мире. У меня было все – любовь, семья, счастливые родители, друзья, успешный бизнес, мечты и грандиозные планы на будущее. И вдруг все рухнуло… Оказалось, что рядом затаилась зависть и злоба. И сейчас я мечтаю только об одном, когда закончится этот страшный кошмарный сон.

Я благодарен Вам и общественности за внимание к данному процессу, за понимание общественной и политической значимости того уголовного преследования, которому мы с братом подверглись с осени 2001 года.

Убежден, общественность прекрасно видит и понимает то,  что причины, по которым мы с братом подверглись уголовному преследованию, это не частная проблема «братьев Капчуков». Мы с братом надеемся, что рано или поздно будет праведный суд над теми, кто стоит у истоков этой травли, над организаторами и исполнителями  этого незаконного уголовного преследования.

Черные рейдерские технологии по агрессивному захвату чужого бизнеса, в результате чего я оказался в тюрьме, а брат в эмиграции - это само по себе не ново.

Этому можно было бы  противостоять при наличии честной судебной системы. Но когда черные рейдеры используют в своих технологиях  в качестве инструмента для расправы с конкурентами саму правоохранительную систему, «своих людей» в силовых структурах, это становится уже серьезно, поскольку не защищенным от силового захвата становится любой бизнес, и беззащитными от расправы, подобной той, которой подверглись мы с братом, становится любой предприниматель, политик, общественный деятель, да и просто гражданин. В этом я убедился на примере таких же рейдерских жертв.

К сожалению, в тот период 2001 г. академических  сожалению, и в тот период 2001 г. судебно- арбитражных споров с вится любой предприниматель и политик.судебно- арбитражных споров с лицами, пытавшимися захватить наш с братом бизнес на ОАО «Салдинский металлургический завод», система правоохранительных и судебных органов не была достаточно эффективной для защиты наших нарушенных прав. У нас и у других акционеров завода примитивно грубо были похищены ценные бумаги – акции завода, принадлежавшие нам и нашим партнерам. Однако, бывший начальник ГУВД Свердловской области госп. Красников цинично заявил, что правоохранительные органы «не будут вмешиваться в спор хозяйствующих субъектов».

Это, видимо, развязало руки тем, кто пошел еще дальше, решив оклеветать нас, вообще устранить из бизнеса и политики, этим самым решить сразу несколько задач, о которых сказал в судебном заседании один из свидетелей – «оклеветать председателя правительства Свердловской области и посадить братьев Капчуков, чтобы завладеть их бизнесом».

Сейчас я вам расскажу, как была куплена в 1997 г. эта квартира. И что мне было известно фактически по обстоятельствам проведения взаимозачета в 1997 г между правительством Свердловской области и ГУП «Свердловская железная дорога», в соответствии с которым нами была куплена трехкомнатная квартира в г. Москве по ул.Оршанской д.9-233 и передана в собственность правительства Свердловской области.

Квартира изначально приобреталась по данному взаимозачету не для моего брата Сергея, а в собственность Свердловской области для московского представительства Губернатора Свердловской области при Президенте Российской Федерации, где работал мой брат Сергей, и по своему правовому режиму была бы служебной жилой площадью.

О том, как была куплена в 1997 г. трехкомнатная квартира в г. Москве для правительства Свердловской области известно уже почти все. Многое и мне стало известно впервые об этих обстоятельствах из показаний свидетелей. Во всяком случае, в материалах дела и в судебном заседании установлено, что инициатива приобретения квартиры принадлежала правительству Свердловской области, поскольку необходимо было обеспечить служебной жилой площадью сотрудника московского представительства Губернатора Свердловской области при Президенте РФ.

Председатель правительства Свердловской области Алексей Воробьев дал соответствующее поручение Управляющему делами Губернатора Свердловской области Туруновскому С.В. решить этот вопрос, найти варианты приобретения соответствующей трехкомнатной квартиры в г. Москве. Туруновский С.В. нашел такой вариант, заключив договор с ГУП «Свердловская железная дорога» от 06.02.1997 г., в соответствии с которым Правительство Свердловской области на основании статьи 24 «л» областного закона «О Правительстве Свердловской области» осуществляет замену вносимых  ГУП «Свердловская железная дорога» платежей в областной бюджет в виде налога на имущество на сумму два миллиарда рублей путем передачи Правительству Свердловской области трехкомнатной квартиры в г. Москве с отделкой и мебелью. Данный договор составлялся юридической службой правительства Свердловской области, проходил юридическую экспертизу, и был подписан руководителями ГУП «Свердловская железная дорога» и Управляющим делами Губернатора Свердловской области С.В. Туруновским. В данном договоре были установлены сроки и условия его исполнения. В частности, 20 февраля 1997 г. Правительством Свердловской области было принято Распоряжение № 105-рп «О замене платежей», в соответствии с которым осуществлялась замена налоговых платежей, подлежащих внесению ГУП «Свердловская железная дорога» в областной бюджет в виде налога на имущество, недвижимым имуществом на общую сумму два миллиарда рублей.

А вот дальше начинается то, что позволило господину Почивалову О.В. вместе со своим другом Тимофеевым О.А. в 2001 г. с тонким расчетом так оклеветать и  напугать чиновников из «Белого Дома» и  чиновников бывшего ГУП «Свердловская железная дорога» своей анонимкой и статьей в газете «ДСП», что те, скрывая свои собственные ошибки, ради своей собственной безопасности, стали на путь лжесвидетельства. И этим самым только помогли клеветникам в достижении их целей добиться возбуждения уголовного дела и незаконного уголовного преследования в отношении меня и Сергея.

Дело в том, что первоначально по условиям договора от 02 февраля 1997 г. ГУП «Свердловская железная дорога» должно было самостоятельно приобрести трехкомнатную квартиру в г. Москве и передать ее правительству Свердловской области в счет уплаты налоговых платежей. Но в последующем, как мне стало известно в судебном заседании, выяснилась юридическая невозможность такого способа исполнения договора, поскольку ГУП «Свердловская железная дорога» не могло самостоятельно приобрести и передать недвижимое имущество в виде квартиры, которое было бы федеральной собственностью, в собственность правительства Свердловской области.

И именно по этой причине руководством ГУП «Свердловская железная дорога» и Управляющим делами Губернатора Туруновским С.В.  было принято решение об изменении порядка и способа исполнения договора от 06 февраля 1997 г. о приобретении квартиры в г. Москве путем денежной формы оплаты этой квартиры по письму Туруновского С.В.№ 1304 от 25.02.1997 г. третьим лицом – ООО «Расчетно-вексельный центр».

Моя помощь в приобретении данной квартиры состояла в том, что я согласился с просьбой Короткевича П.Г. помочь ему обналичить денежные средства, перечисленные ООО «Расчетно-вексельный центр» для исполнения договора от 06 февраля 1997 г. для приобретения этой трехкомнатной квартиры в г. Москве, на ее ремонт, покупку мебели и пр.

Денежные средства, полученные через мой бизнес-счет в АКБ «Балтийский Транзитный Банк», были израсходованы моим братом Сергеем по целевому назначению на приобретение трехкомнатной квартиры, которую смотрел сам Туруновский по ул. Оршанской д.9-233, которая  была куплена моим братом по договоренности с Туруновским С.В. и Короткевичем П.Г. первоначально на физическое лицо- Карпову Н.И., а затем передана Правительству Свердловской области в рамках договора о взаимозачете между ГУП «Свердловская железная дорога» и правительством Свердловской области от 06 февраля 1997 г. Соответствующий Акт о погашении взаимной задолженности в счет приобретенного правительством недвижимого имущества был подписан их руководителями.

Однако указанный взаимозачет не был проведен в Минфине из-за юридических ошибок при оформлении документов по данному взаимозачету. В последующем в 1999 г. изменилось налоговое законодательство, запретившее проведение подобных взаимозачетов. Правительством Свердловской области было издано распоряжение об отмене своего Распоряжения № 105-рп «О замене платежей» и об отмене проведения взаимозачета.

Вот таковы были обстоятельства приобретения в 1997 г. трехкомнатной квартиры по ул.Оршанской  д.9-233 в г.Москве для правительства Свердловской области.

Далее идет другая история, больше известная мне со слов моего брата и юристов, связанная с возвратом этой квартиры в 1999-2000 г. снова на Карпову Н.И. и последующая продажа этой квартиры третьим лицам для того, чтобы погасить мои денежные обязательства перед ООО «Расчетно-вексельный центр» для возврата денежных средств, перечисленных на мой бизнес-счет в 1997 г. и израсходованных на приобретение этой квартиры, купленной для правительства области

Но к этому времени уже было ликвидировано ООО «Расчетно-вексельный центр» и его правопреемник ЗАО «Расчетно-клиринговый центр». Затем в 2001 г. началась война с ОПС «Уралмаш» из-за ОАО «Салдинский металлургический завод». Затем было предательство моих юристов, которым я поручил решать вопросы по возврату денежных средств, перечисленных на мой бизнес-счет в 1997 г. для приобретения указанной квартиры и урегулирования всех вопросов моих  денежных обязательств по обеспечительному договору займа от 1997 г. Затем господин Почивалов выкупил у моих юристов эти документы по взаимозачету и использовал их для написания клеветнической анонимки в 2001 г. вместе со своим приятелем и сообщником - сотрудником милиции Тимофеевым О.А

Затем в 2003-2004 г. было ликвидировано и ГУП «Свердловская железная дорога». Так что мне не было известно, кому надо возвращать эти деньги. Денежные средства были уже возвращены мною полностью весной 2005 г. Свердловскому филиалу ОАО «Российские железные дороги», хотя и они не имеют, видимо, никакого отношения к взаимозачету 1997 г.

А сейчас меня обвиняют чудовищным образом! Меня обвиняют в том, что я конце 1996 г. - начале 1997 г. вступил в неустановленном следствием месте в сговор со своим братом Сергеем с целью хищения денежных средств в крупном размере, принадлежащих ГУП «Свердловская железная дорога».  Это звучит, конечно, грозно, но только нелепость подобного обвинения стала очевидной уже в ходе судебного следствия. Ни 1996 г., ни в начале 1997 г. я вообще не имел понятия ни о каком взаимозачете, ни о приобретении квартиры для правительства Свердловской области в г. Москве.

В связи с этим мои адвокаты в ходатайстве о прекращении  уголовного преследования в отношении меня  указали на то, что подобное обвинение органов предварительного расследования является заведомо ложным и надуманным, содержащим признаки клеветы, а действия лиц, которым поручено расследование, допустившие распространение подобных заведомо ложных утверждений, являются незаконными.

К сожалению, бывший заместитель прокурора области госп. Ежов попустительствовал этим незаконным действиям следователей- авторов подобной клеветы. Именно госп. Ежов был причастен к моему аресту 18 октября 2005 г. О причинах подобного неожиданного ареста сразу же после государственной регистрации известного договора аренды земельного участка и о заинтересованных в этом аресте лицах было достаточно много и правильно сказано в СМИ.

Никакого хищения денежных средств ни я, ни мой брат не совершали. Да нам бы и в голову не пришло позорить себя и свою семью подобной глупостью. У меня уже в 1997 г.  был свой достаточно стабильный бизнес, а у брата была успешная карьера госчиновника и политика. Только люди с больной и  порочной фантазией, вроде  авторов клеветнической анонимки Тимофеева О.А. и его друга господина Почивалова О.В. могли додуматься до того, что бы обвинить нас в хищении этих денег, либо в их присвоении.

Мне было поручено руководством Свердловской железной дороги оказать помощь в проведении взаимозачета с правительством Свердловской области,  по которому Свердловская железная дорога оказывает помощь правительству Свердловской области в приобретении трехкомнатной квартиры в г. Москве для Свердловской области за счет погашения налогов. Поскольку квартиру в г. Москве можно было купить только за «живые» деньги, по просьбе руководства Свердловской железной дороги и по согласованию с господином Туруновским мне было поручено обналичить деньги через свой бизнес-счет в АКБ «Балтийский Транзитный Банк» на приобретение трехкомнатной квартиры у гр. Кудина по ул.Оршанской д.9 кв.233. в г. Москве. Как мне было известно от моего брата Сергея, эту квартиру лично осматривал сам управляющий делами губернатора Свердловской области С.В. Туруновский, и эта квартира ему понравилась.

Это поручение руководства Свердловской железной дороги я выполнил. Денежные средства в сумме 2 млрд.недоминированных рублей были получены через мой бизнес-счет и израсходованы Сергеем на приобретение этой трехкомнатной квартиры в г.Москве.

Как мне стало известно позднее, поскольку ФГУП «Свердловская железная дорога» в то время было государственным унитарным предприятием и имущество находилось на праве хозяйственного ведения, являлось федеральной собственностью и не могло быть передано в собственность правительства Свердловской области без разрешения Правительства РФ, то по согласованному решению руководства Свердловской железной дороги и управляющего делами губернатора Свердловской области С.В. Туруновского эта трехкомнатная квартира по ул. Оршанской д.9-233 первоначально была куплена и оформлена на физическое лицо-Карпову Н.И. для последующей передачи в собственность Свердловской области. Что и было моим братом Сергеем сделано. Квартира была куплена в апреле 1997 г. у гр.Кудина, оформлена на доверенное лицо-Карпову, а затем в июне 1997 г. передана правительству Свердловской области и находилась на балансе правительства до 2000 г.  

Однако, из-за  правовых ошибок юридических служб правительства Свердловской области и ГУП Свердловская железная дорога при заключении договора от 06 февраля 1997 г., а так же из-за  неправильного  оформления других документов, относящихся к приобретению квартиры и передаче ее в собственность правительства Свердловской области, завершение налогового взаимозачета, по которому была приобретена эта квартира, стало невозможным.

Поэтому последующие действия  по возврату  взаимозачетной квартиры от правительства Свердловской области снова на Карпову и продажа этой  квартиры третьим лицам, были связаны с тем, чтобы возвратить денежные средства, перечисленные через мой бизнес-счет и использованные в 1997 г на приобретение   квартиры, поскольку у меня оставались определенные  договорные обязательства.

Поэтому никаких денежных средств ни я, ни мой брат Сергей не присваивали.

Уголовное дело в отношении нас с братом не просто юридическая ошибка органов предварительного расследования, а достаточно грамотно спланированная в 2001 г. акция, за которой стояли лидеры ОПС «Уралмаш» и их покровители в силовых структурах УВД области.   Здесь объединились интересы и политических оппонентов руководства Свердловской области и недругов моего брата Сергея, так же в этот период бывшего известным политиком, депутатом Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области, баллотировавшегося на пост Губернатора Курганской области, а так же интересы личных врагов Председателя Правительства Свердловской области и моего брата Сергея.

Это было заказное, хорошо организованное уголовное преследование, с использованием проплаченных пиаровских кампаний в СМИ, с целью дискредитации и руководства Правительства Свердловской области и решения задач по нашему устранению из определенных сегментов бизнеса (В-Салдинский металлургический завод). 

Насколько мне известно, что те, кто организовывал эту кампанию, инициировал написание клеветнических анонимок, имели влиятельных покровителей в УВД области, в том числе в лице подполковника милиции Тимофеева О.А, возглавляющего ныне отдел по борьбе с коррупцией в ГУВД области, закадычного друга одного из лидеров ОПС «Уралмаш». Наверное, далеко не бескорыстного покровителя.  

Считаю, что определенное содействие в организации незаконного преследования в отношении меня и моего брата оказывали и некоторые лица в руководстве областной прокуратуры. 

Это особенно проявилось тогда, когда по надуманным и сфальсифицированным основаниям меня арестовали 18.10.2005 г. для того, чтобы мой брат Сергей не смог вернуться домой после парламентских каникул. Сфальсифицировано  это потому, что следователю надо было обосновать свои утверждения о моем уклонении от участия в следственных действиях, хотя ни одной повестки, по которой бы я не явился на допрос без уважительных причин в деле нет ни за сентябрь 2005 г., ни за октябрь 2005 г. Поэтому следователь оформил, скорее всего, задним числом, своими рапортами. А Верх-Исетскому суду  были представлены   искаженные выводы судебно-медицинской экспертизы, из которых была выхвачена отдельная фраза о том, что я могу участвовать в следственных действиях.  Хотя в самой экспертизе было указано о том, что мое  участие в следственных действиях возможно  только в условиях стационарного медицинского учреждения по состоянию здоровья.

Тем не менее, я был арестован и помещен в СИЗО-1, хотя никуда не собирался скрываться. Я уже говорил многократно о том, что в первую очередь мы с братом Сергеем сами заинтересованы в своей защите от клеветы и ошибочного незаконного обвинения.

Мне было известно, что мой брат Сергей должен был к 20 октября 2005 г. приехать в г. Екатеринбург, так как на 20.10.2005 г. была назначено первое заседание после парламентских каникул, а Сергей был председателем бюджетного комитета. Однако этот неожиданный мой арест и заключение под стражу были способом оказания давления на моего брата, что бы лишить его возможности участвовать на предварительном следствии и защищаться от этого чудовищного и незаконного обвинения.

Органам предварительного расследования и тем, кто за ними стоит выгодно, чтобы это уголовное дело было рассмотрено раздельно, выгодно, чтобы мой брат находился в розыске и заведомо числился как виновный в совершении преступления.

Нас с братом считают протеже председателя правительства Свердловской области Алексея Воробьева. Об этом мифе я слышал в суде от свидетеля Костырева В.Г. Как пояснил в суде свидетель Костырев, подобный миф и послужил, якобы, основанием для написания Почиваловым О.В. совместно с Тимофеевым О.А. анонимки в 2001 г. с целью оклеветать председателя правительства Свердловской области, который, якобы, покровительствовал братьям Капчукам. Мне было известно только об уважительном и служебном отношении  Воробьева к моему брату.  

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на telegram-канал URA.RU
Подписаться
Сразу хочу сказать, я благодарен за возможность сказать всю правду об уголовном преследовании меня и моего брата Сергея. Я назвал свой материал «Исповедь узника «Замка Ив». Оклеветанный этими завистниками, преданный партнерами и лживыми, трусливыми лысыми чиновниками, так же как Эдмон Дантес в известном романе Дюма по гнусному лжедоносу новоявленных «кадрусов-почиваловых», я был брошен в мрачный каменный мешок... Еще недавно мне казалось, что я был самым счастливым человеком в мире. У меня было все – любовь, семья, счастливые родители, друзья, успешный бизнес, мечты и грандиозные планы на будущее. И вдруг все рухнуло… Оказалось, что рядом затаилась зависть и злоба. И сейчас я мечтаю только об одном, когда закончится этот страшный кошмарный сон. Я благодарен Вам и общественности за внимание к данному процессу, за понимание общественной и политической значимости того уголовного преследования, которому мы с братом подверглись с осени 2001 года. Убежден, общественность прекрасно видит и понимает то,  что причины, по которым мы с братом подверглись уголовному преследованию, это не частная проблема «братьев Капчуков». Мы с братом надеемся, что рано или поздно будет праведный суд над теми, кто стоит у истоков этой травли, над организаторами и исполнителями  этого незаконного уголовного преследования. Черные рейдерские технологии по агрессивному захвату чужого бизнеса, в результате чего я оказался в тюрьме, а брат в эмиграции - это само по себе не ново. Этому можно было бы  противостоять при наличии честной судебной системы. Но когда черные рейдеры используют в своих технологиях  в качестве инструмента для расправы с конкурентами саму правоохранительную систему, «своих людей» в силовых структурах, это становится уже серьезно, поскольку не защищенным от силового захвата становится любой бизнес, и беззащитными от расправы, подобной той, которой подверглись мы с братом, становится любой предприниматель, политик, общественный деятель, да и просто гражданин. В этом я убедился на примере таких же рейдерских жертв. К сожалению, в тот период 2001 г. академических  сожалению, и в тот период 2001 г. судебно- арбитражных споров с вится любой предприниматель и политик.судебно- арбитражных споров с лицами, пытавшимися захватить наш с братом бизнес на ОАО «Салдинский металлургический завод», система правоохранительных и судебных органов не была достаточно эффективной для защиты наших нарушенных прав. У нас и у других акционеров завода примитивно грубо были похищены ценные бумаги – акции завода, принадлежавшие нам и нашим партнерам. Однако, бывший начальник ГУВД Свердловской области госп. Красников цинично заявил, что правоохранительные органы «не будут вмешиваться в спор хозяйствующих субъектов». Это, видимо, развязало руки тем, кто пошел еще дальше, решив оклеветать нас, вообще устранить из бизнеса и политики, этим самым решить сразу несколько задач, о которых сказал в судебном заседании один из свидетелей – «оклеветать председателя правительства Свердловской области и посадить братьев Капчуков, чтобы завладеть их бизнесом». Сейчас я вам расскажу, как была куплена в 1997 г. эта квартира. И что мне было известно фактически по обстоятельствам проведения взаимозачета в 1997 г между правительством Свердловской области и ГУП «Свердловская железная дорога», в соответствии с которым нами была куплена трехкомнатная квартира в г. Москве по ул.Оршанской д.9-233 и передана в собственность правительства Свердловской области. Квартира изначально приобреталась по данному взаимозачету не для моего брата Сергея, а в собственность Свердловской области для московского представительства Губернатора Свердловской области при Президенте Российской Федерации, где работал мой брат Сергей, и по своему правовому режиму была бы служебной жилой площадью. О том, как была куплена в 1997 г. трехкомнатная квартира в г. Москве для правительства Свердловской области известно уже почти все. Многое и мне стало известно впервые об этих обстоятельствах из показаний свидетелей. Во всяком случае, в материалах дела и в судебном заседании установлено, что инициатива приобретения квартиры принадлежала правительству Свердловской области, поскольку необходимо было обеспечить служебной жилой площадью сотрудника московского представительства Губернатора Свердловской области при Президенте РФ. Председатель правительства Свердловской области Алексей Воробьев дал соответствующее поручение Управляющему делами Губернатора Свердловской области Туруновскому С.В. решить этот вопрос, найти варианты приобретения соответствующей трехкомнатной квартиры в г. Москве. Туруновский С.В. нашел такой вариант, заключив договор с ГУП «Свердловская железная дорога» от 06.02.1997 г., в соответствии с которым Правительство Свердловской области на основании статьи 24 «л» областного закона «О Правительстве Свердловской области» осуществляет замену вносимых  ГУП «Свердловская железная дорога» платежей в областной бюджет в виде налога на имущество на сумму два миллиарда рублей путем передачи Правительству Свердловской области трехкомнатной квартиры в г. Москве с отделкой и мебелью. Данный договор составлялся юридической службой правительства Свердловской области, проходил юридическую экспертизу, и был подписан руководителями ГУП «Свердловская железная дорога» и Управляющим делами Губернатора Свердловской области С.В. Туруновским. В данном договоре были установлены сроки и условия его исполнения. В частности, 20 февраля 1997 г. Правительством Свердловской области было принято Распоряжение № 105-рп «О замене платежей», в соответствии с которым осуществлялась замена налоговых платежей, подлежащих внесению ГУП «Свердловская железная дорога» в областной бюджет в виде налога на имущество, недвижимым имуществом на общую сумму два миллиарда рублей. А вот дальше начинается то, что позволило господину Почивалову О.В. вместе со своим другом Тимофеевым О.А. в 2001 г. с тонким расчетом так оклеветать и  напугать чиновников из «Белого Дома» и  чиновников бывшего ГУП «Свердловская железная дорога» своей анонимкой и статьей в газете «ДСП», что те, скрывая свои собственные ошибки, ради своей собственной безопасности, стали на путь лжесвидетельства. И этим самым только помогли клеветникам в достижении их целей добиться возбуждения уголовного дела и незаконного уголовного преследования в отношении меня и Сергея. Дело в том, что первоначально по условиям договора от 02 февраля 1997 г. ГУП «Свердловская железная дорога» должно было самостоятельно приобрести трехкомнатную квартиру в г. Москве и передать ее правительству Свердловской области в счет уплаты налоговых платежей. Но в последующем, как мне стало известно в судебном заседании, выяснилась юридическая невозможность такого способа исполнения договора, поскольку ГУП «Свердловская железная дорога» не могло самостоятельно приобрести и передать недвижимое имущество в виде квартиры, которое было бы федеральной собственностью, в собственность правительства Свердловской области. И именно по этой причине руководством ГУП «Свердловская железная дорога» и Управляющим делами Губернатора Туруновским С.В.  было принято решение об изменении порядка и способа исполнения договора от 06 февраля 1997 г. о приобретении квартиры в г. Москве путем денежной формы оплаты этой квартиры по письму Туруновского С.В.№ 1304 от 25.02.1997 г. третьим лицом – ООО «Расчетно-вексельный центр». Моя помощь в приобретении данной квартиры состояла в том, что я согласился с просьбой Короткевича П.Г. помочь ему обналичить денежные средства, перечисленные ООО «Расчетно-вексельный центр» для исполнения договора от 06 февраля 1997 г. для приобретения этой трехкомнатной квартиры в г. Москве, на ее ремонт, покупку мебели и пр. Денежные средства, полученные через мой бизнес-счет в АКБ «Балтийский Транзитный Банк», были израсходованы моим братом Сергеем по целевому назначению на приобретение трехкомнатной квартиры, которую смотрел сам Туруновский по ул. Оршанской д.9-233, которая  была куплена моим братом по договоренности с Туруновским С.В. и Короткевичем П.Г. первоначально на физическое лицо- Карпову Н.И., а затем передана Правительству Свердловской области в рамках договора о взаимозачете между ГУП «Свердловская железная дорога» и правительством Свердловской области от 06 февраля 1997 г. Соответствующий Акт о погашении взаимной задолженности в счет приобретенного правительством недвижимого имущества был подписан их руководителями. Однако указанный взаимозачет не был проведен в Минфине из-за юридических ошибок при оформлении документов по данному взаимозачету. В последующем в 1999 г. изменилось налоговое законодательство, запретившее проведение подобных взаимозачетов. Правительством Свердловской области было издано распоряжение об отмене своего Распоряжения № 105-рп «О замене платежей» и об отмене проведения взаимозачета. Вот таковы были обстоятельства приобретения в 1997 г. трехкомнатной квартиры по ул.Оршанской  д.9-233 в г.Москве для правительства Свердловской области. Далее идет другая история, больше известная мне со слов моего брата и юристов, связанная с возвратом этой квартиры в 1999-2000 г. снова на Карпову Н.И. и последующая продажа этой квартиры третьим лицам для того, чтобы погасить мои денежные обязательства перед ООО «Расчетно-вексельный центр» для возврата денежных средств, перечисленных на мой бизнес-счет в 1997 г. и израсходованных на приобретение этой квартиры, купленной для правительства области Но к этому времени уже было ликвидировано ООО «Расчетно-вексельный центр» и его правопреемник ЗАО «Расчетно-клиринговый центр». Затем в 2001 г. началась война с ОПС «Уралмаш» из-за ОАО «Салдинский металлургический завод». Затем было предательство моих юристов, которым я поручил решать вопросы по возврату денежных средств, перечисленных на мой бизнес-счет в 1997 г. для приобретения указанной квартиры и урегулирования всех вопросов моих  денежных обязательств по обеспечительному договору займа от 1997 г. Затем господин Почивалов выкупил у моих юристов эти документы по взаимозачету и использовал их для написания клеветнической анонимки в 2001 г. вместе со своим приятелем и сообщником - сотрудником милиции Тимофеевым О.А Затем в 2003-2004 г. было ликвидировано и ГУП «Свердловская железная дорога». Так что мне не было известно, кому надо возвращать эти деньги. Денежные средства были уже возвращены мною полностью весной 2005 г. Свердловскому филиалу ОАО «Российские железные дороги», хотя и они не имеют, видимо, никакого отношения к взаимозачету 1997 г. А сейчас меня обвиняют чудовищным образом! Меня обвиняют в том, что я конце 1996 г. - начале 1997 г. вступил в неустановленном следствием месте в сговор со своим братом Сергеем с целью хищения денежных средств в крупном размере, принадлежащих ГУП «Свердловская железная дорога».  Это звучит, конечно, грозно, но только нелепость подобного обвинения стала очевидной уже в ходе судебного следствия. Ни 1996 г., ни в начале 1997 г. я вообще не имел понятия ни о каком взаимозачете, ни о приобретении квартиры для правительства Свердловской области в г. Москве. В связи с этим мои адвокаты в ходатайстве о прекращении  уголовного преследования в отношении меня  указали на то, что подобное обвинение органов предварительного расследования является заведомо ложным и надуманным, содержащим признаки клеветы, а действия лиц, которым поручено расследование, допустившие распространение подобных заведомо ложных утверждений, являются незаконными. К сожалению, бывший заместитель прокурора области госп. Ежов попустительствовал этим незаконным действиям следователей- авторов подобной клеветы. Именно госп. Ежов был причастен к моему аресту 18 октября 2005 г. О причинах подобного неожиданного ареста сразу же после государственной регистрации известного договора аренды земельного участка и о заинтересованных в этом аресте лицах было достаточно много и правильно сказано в СМИ. Никакого хищения денежных средств ни я, ни мой брат не совершали. Да нам бы и в голову не пришло позорить себя и свою семью подобной глупостью. У меня уже в 1997 г.  был свой достаточно стабильный бизнес, а у брата была успешная карьера госчиновника и политика. Только люди с больной и  порочной фантазией, вроде  авторов клеветнической анонимки Тимофеева О.А. и его друга господина Почивалова О.В. могли додуматься до того, что бы обвинить нас в хищении этих денег, либо в их присвоении. Мне было поручено руководством Свердловской железной дороги оказать помощь в проведении взаимозачета с правительством Свердловской области,  по которому Свердловская железная дорога оказывает помощь правительству Свердловской области в приобретении трехкомнатной квартиры в г. Москве для Свердловской области за счет погашения налогов. Поскольку квартиру в г. Москве можно было купить только за «живые» деньги, по просьбе руководства Свердловской железной дороги и по согласованию с господином Туруновским мне было поручено обналичить деньги через свой бизнес-счет в АКБ «Балтийский Транзитный Банк» на приобретение трехкомнатной квартиры у гр. Кудина по ул.Оршанской д.9 кв.233. в г. Москве. Как мне было известно от моего брата Сергея, эту квартиру лично осматривал сам управляющий делами губернатора Свердловской области С.В. Туруновский, и эта квартира ему понравилась. Это поручение руководства Свердловской железной дороги я выполнил. Денежные средства в сумме 2 млрд.недоминированных рублей были получены через мой бизнес-счет и израсходованы Сергеем на приобретение этой трехкомнатной квартиры в г.Москве. Как мне стало известно позднее, поскольку ФГУП «Свердловская железная дорога» в то время было государственным унитарным предприятием и имущество находилось на праве хозяйственного ведения, являлось федеральной собственностью и не могло быть передано в собственность правительства Свердловской области без разрешения Правительства РФ, то по согласованному решению руководства Свердловской железной дороги и управляющего делами губернатора Свердловской области С.В. Туруновского эта трехкомнатная квартира по ул. Оршанской д.9-233 первоначально была куплена и оформлена на физическое лицо-Карпову Н.И. для последующей передачи в собственность Свердловской области. Что и было моим братом Сергеем сделано. Квартира была куплена в апреле 1997 г. у гр.Кудина, оформлена на доверенное лицо-Карпову, а затем в июне 1997 г. передана правительству Свердловской области и находилась на балансе правительства до 2000 г.   Однако, из-за  правовых ошибок юридических служб правительства Свердловской области и ГУП Свердловская железная дорога при заключении договора от 06 февраля 1997 г., а так же из-за  неправильного  оформления других документов, относящихся к приобретению квартиры и передаче ее в собственность правительства Свердловской области, завершение налогового взаимозачета, по которому была приобретена эта квартира, стало невозможным. Поэтому последующие действия  по возврату  взаимозачетной квартиры от правительства Свердловской области снова на Карпову и продажа этой  квартиры третьим лицам, были связаны с тем, чтобы возвратить денежные средства, перечисленные через мой бизнес-счет и использованные в 1997 г на приобретение   квартиры, поскольку у меня оставались определенные  договорные обязательства. Поэтому никаких денежных средств ни я, ни мой брат Сергей не присваивали. Уголовное дело в отношении нас с братом не просто юридическая ошибка органов предварительного расследования, а достаточно грамотно спланированная в 2001 г. акция, за которой стояли лидеры ОПС «Уралмаш» и их покровители в силовых структурах УВД области.   Здесь объединились интересы и политических оппонентов руководства Свердловской области и недругов моего брата Сергея, так же в этот период бывшего известным политиком, депутатом Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области, баллотировавшегося на пост Губернатора Курганской области, а так же интересы личных врагов Председателя Правительства Свердловской области и моего брата Сергея. Это было заказное, хорошо организованное уголовное преследование, с использованием проплаченных пиаровских кампаний в СМИ, с целью дискредитации и руководства Правительства Свердловской области и решения задач по нашему устранению из определенных сегментов бизнеса (В-Салдинский металлургический завод).  Насколько мне известно, что те, кто организовывал эту кампанию, инициировал написание клеветнических анонимок, имели влиятельных покровителей в УВД области, в том числе в лице подполковника милиции Тимофеева О.А, возглавляющего ныне отдел по борьбе с коррупцией в ГУВД области, закадычного друга одного из лидеров ОПС «Уралмаш». Наверное, далеко не бескорыстного покровителя.   Считаю, что определенное содействие в организации незаконного преследования в отношении меня и моего брата оказывали и некоторые лица в руководстве областной прокуратуры.  Это особенно проявилось тогда, когда по надуманным и сфальсифицированным основаниям меня арестовали 18.10.2005 г. для того, чтобы мой брат Сергей не смог вернуться домой после парламентских каникул. Сфальсифицировано  это потому, что следователю надо было обосновать свои утверждения о моем уклонении от участия в следственных действиях, хотя ни одной повестки, по которой бы я не явился на допрос без уважительных причин в деле нет ни за сентябрь 2005 г., ни за октябрь 2005 г. Поэтому следователь оформил, скорее всего, задним числом, своими рапортами. А Верх-Исетскому суду  были представлены   искаженные выводы судебно-медицинской экспертизы, из которых была выхвачена отдельная фраза о том, что я могу участвовать в следственных действиях.  Хотя в самой экспертизе было указано о том, что мое  участие в следственных действиях возможно  только в условиях стационарного медицинского учреждения по состоянию здоровья. Тем не менее, я был арестован и помещен в СИЗО-1, хотя никуда не собирался скрываться. Я уже говорил многократно о том, что в первую очередь мы с братом Сергеем сами заинтересованы в своей защите от клеветы и ошибочного незаконного обвинения. Мне было известно, что мой брат Сергей должен был к 20 октября 2005 г. приехать в г. Екатеринбург, так как на 20.10.2005 г. была назначено первое заседание после парламентских каникул, а Сергей был председателем бюджетного комитета. Однако этот неожиданный мой арест и заключение под стражу были способом оказания давления на моего брата, что бы лишить его возможности участвовать на предварительном следствии и защищаться от этого чудовищного и незаконного обвинения. Органам предварительного расследования и тем, кто за ними стоит выгодно, чтобы это уголовное дело было рассмотрено раздельно, выгодно, чтобы мой брат находился в розыске и заведомо числился как виновный в совершении преступления. Нас с братом считают протеже председателя правительства Свердловской области Алексея Воробьева. Об этом мифе я слышал в суде от свидетеля Костырева В.Г. Как пояснил в суде свидетель Костырев, подобный миф и послужил, якобы, основанием для написания Почиваловым О.В. совместно с Тимофеевым О.А. анонимки в 2001 г. с целью оклеветать председателя правительства Свердловской области, который, якобы, покровительствовал братьям Капчукам. Мне было известно только об уважительном и служебном отношении  Воробьева к моему брату.  
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...