Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

На Южном Урале следователь по делу о резонансном ДТП сам рискует оказаться под уголовкой. Адвокат обвиняемого выступил в прессе с громкими обвинениями

Судебно-криминальный скандал на Южном Урале. Следователя Виталия Соловьева, который вел расследование обстоятельств ДТП, унесшего жизни трех человек, обвиняют в фальсификации материалов дела. Трагическое происшествие случилось в ноябре 2008 года на 87-м километре автодороги Челябинск – Троицк. Легковой автомобиль под управлением несовершеннолетнего Евгения Зяблина сбил трех молодых людей, для которых полученные травмы оказались смертельными. Судебное разбирательство по делу началось в городском суде Южноуральска, а потом было передано в суд в Троицке.
 
Со скандальными обвинениями выступил адвокат обвиняемого Денис Симачев. В интервью южноуральской газете «ВестиВО» он прямо заявил, что уголовное дело было сфальсифицировано следователем Соловьевым. «Причем сделано это не очень искусно, и местами даже грубо», - отметил адвокат. По его словам, к такому нелицеприятному для органов следствия решению он пришел, ознакомившись со всеми материалами самого дела и с протоколами тех судебных заседаний, которые уже состоялись до его вступления в процесс.
 
В первую очередь Симачева насторожило то обстоятельство, что сразу трое из пяти свидетелей-очевидцев трагического ДТП оказались засекреченными. В суде они выступают под псевдонимами, и кроме судьи и следователя их никто не видит. «Обычно свидетелей засекречивают, когда речь идет об организованных преступных сообществах, когда их жизни угрожает реальная опасность или же в случаях, когда хотят запутать суд, скрыть недостаточность улик», - считает адвокат.
 
Денис Симачев отмечает, что факт участия в деле сразу трех засекреченных свидетелей выглядит тем более странным, что на заседании 13 апреля один из свидетелей обвинения лично в суде отказался от данных им ранее показаний. Он сообщил суду, что не видел ДТП, а свои показания дал по просьбе своей близкой знакомой, которая также выступает засекреченным свидетелем.
 
«Соловьев, зная, что этот человек не очевидец, все равно убеждал его дать ложные показания и подтвердить это в суде. То есть, следователь, человек, который должен охранять закон, уговаривал его нарушить! Это сам по себе печальный факт», - отметил представитель защиты на суде. Он также выразил недоумение еще по одному поводу: со слов бывшего засекреченного свидетеля, сказанных в суде, выяснилось, что о даче ложных показаний следователь Соловьев просил его в присутствии государственного обвинителя - сотрудника прокуратуры Максима Фролова, который даже не отрицал этого факта. «Даже более того, подтвердил их, при прямом обращении к нему судьи», - отметил в интервью адвокат.
 
Он указал также на то, что с начала процесса в общей сложности три свидетеля обвинения отказались от данных на предварительном следствии показаний, объясняя свои более ранние действия давлением со стороны следователя Соловьева. В частности, напомнил Денис Симачев, до этого в качестве свидетеля был опрошен некто свидетель Нижегородов, который признался, что также не являлся очевидцем данного ДТП. По его словам, следователь Соловьёв его уговорил дать определенные показания, убеждая в том, что так было на самом деле. Еще один свидетель в судебном разбирательстве вообще заявил, что те показания, которые были изложены в протоколе на предварительном следствии, вообще не его.
 
Как отмечает Денис Симачев, все свидетели, о которых идет речь, на предварительном следствии заявили, что наезд на пешеходов произошел не на проезжей части. Это является существенным моментом в деле, и поэтому он считает, что отказ от этих показаний и вскрывшиеся признаки того, что материалы дела попросту сфальсифицированы следователем Соловьевым, должны получить правовую оценку со стороны его руководства и надзирающего органа в лице прокуратуры. Однако, как сообщил Симачев, прокурор Южноуральска сделал в местной прессе «совершенно неожиданное для законопослушных граждан» пояснение. После самоотвода свидетелей прокурор заявил, что основные доказательства по делу – это отнюдь не показания свидетелей, а результаты осмотра места происшествия.
 
Отметив, что не собирается заочно полемизировать с прокуратурой, Денис Симачев сообщил, что на месте ДТП не было обнаружено даже следов шин. Это говорит о том, что столкновение с пешеходами произошло для водителя настолько неожиданно, что он не успел применить экстренное торможение. Кроме того, из-за отсутствия следов оказалось невозможно установить скорость движения автомобиля в момент столкновения, а значит, утверждение следствия о значительно завышенной скорости является несостоятельным. Оно не подтверждается ни одним доказательством или экспертным заключением.
 
Наконец, из-за отсутствия следов не было установлено и место происшествия. Если верить обвинению, наезд произошел на обочине. Однако эксперт-автотехник в своем заключении, основываясь на совокупности вещественных доказательствах на месте ДТП, сделал однозначный вывод: наезд на пешеходов произошёл на проезжей части. Назначенная следователем Соловьевым дополнительная автотехническая экспертиза также не была в пользу его версии: новое заключение гласит, что ДТП могло произойти как на обочине, так и на проезжей части. Как напомнил Денис Симачев, закон гласит, что неустранимые сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого, но следствие поступило по-своему.
 
«Вот на таких-то «доказательствах» и построено все обвинение, практически все доказательства - это проявление странных желаний людей со стороны обвинения, нежели фактов», - пояснил свою позицию адвокат. По его словам, пока сторона защиты не представила в суд доказательства фальсификации следователем Соловьевым материалов уголовного дела, но собирается это сделать. Кроме того, защита будет обращаться в следственные органы с требованием привлечь следователя к уголовной ответственности.
 
Недоумение у Дениса Симачева вызывает и то, что суд отклонил оба ходатайства стороны потерпевших, которые просили прекратить уголовное дело по причине примирения сторон. Для того чтобы отказать в удовлетворении ходатайства, суд должен обязательно мотивировать, почему невозможно дело прекратить. Это может быть явно выраженное длительное противоправное поведение подсудимого, который неоднократно привлекался к уголовной ответственности, а также если подсудимый не раскаялся в том, что люди погибли. В данном случае ранее не судимый Евгений Зяблин раскаялся, что подтверждает своими ходатайствами и потерпевшая сторона, но в прекращении дела было отказано.
 
Добавим, что на очередном судебном заседании по этому делу в понедельник от своих показаний отказалась очередной засекреченный свидетель. Женщина открыто заявила, что не была очевидцем ДТП, а свои показания на предварительном следствии дала под давлением представителей следственных органов.
Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на челябинский telegram-канал «Челябинск, который смог»
Подписаться
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...