Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

В голове не укладывается. На Ямале в аэропорту женщине с ребенком-инвалидом пришлось идти пешком в мороз по взлетному полю. Службы аэродрома не смогли ей ничего предложить

Жительница Ноябрьска Оксана Слесарева, воспитывающая восьмилетнего мальчика Витю, больного ДЦП, вынуждена была пройти в двадцатиградусный мороз по взлетному полю городского аэропорта после приземления рейса «Ютэйра» из Москвы. Как стало известно «URA.Ru», инвалидная коляска мальчика не влезла в автобус, перевозящий пассажиров. Другого способа попасть в здание аэровокзала сотрудники служб аэропорта оперативно найти не смогли, и женщина вынуждена была добираться до него самостоятельно вместе с больным ребенком. Невероятно, но свидетелями этого случая, также отстранившимися от помощи, стали все пассажиры, прилетевшие вместе с семьей Слесаревых в Ноябрьск. Пассажиры бизнес-класса, вышедшие из самолета первыми, наблюдали за женщиной с ребенком из окна VIP-шаттла.
 
Случай, поражающей людской черствостью произошел в воскресение, 11 ноября. О нем Оксана Слесарева рассказала «URA.Ru» лишь сейчас – всю неделю она занималась лечением сына, который простыл и серьезно заболел после инцидента на взлетном поле. Каждые шесть месяцев Оксана Слесарева возит восьмилетнего Витю на лечение в московскую Академию НИИ педиатрии РАМН. Из очередной поездки семья вернулась в Ноябрьск рейсом авиакомпании «Ютэйр» 11 ноября в 15 часов 30 минут.
 
«В салоне самолета я взяла Витю, который спал под воздействием лекарств на руки. Дождалась, когда выйдут пассажиры бизнес-класса, потом мы пропустили вперед всех, кто летел с нами в «эконом». В итоге, по трапу с 30-килограммовым ребенком на руках я спустилась одной из последних», – рассказала Оксана Слесарева «URA.Ru». – Женщина-сотрудник аэропорта принесла из самолета инвалидную коляску, сложенную тростью и протянула ее мне. Освободив одну руку, я попыталась разложить коляску, но тут выяснилось, что во время полета ее погнули, выпало несколько болтов. За моими мучениями несколько минут молча наблюдали пассажиры, занявшие места в автобусе и VIP. Наконец, сотрудница службы все же предложила помощь, взяла Витю на руки. А из автобуса выбежал молодой парень, который помог справиться с коляской. Когда я посадила в нее сына, стало ясно, что в автобус мы не вместимся – люди стоят у самых дверей. Никто из них и пассажиров VIP-автобуса не уступил нам место. А сотрудница аэропорта вдруг сказала: «Может вы пешком пойдете? Тут недалеко». Психанув, я развернула коляску и покатила ее по взлетному полю до багажного отделения. В минус двадцать, в сильный ветер, который на открытом пространстве сносит с ног, по снегу. Ворота к зданию оказались закрыты. Оглянувшись, я поняла, что никто из службы САП со мной не пошел. К багажному отделению мы поднимались по ступеням. Ни одного пандуса в аэропорту Ноябрьска нет.
 
Как будто в нашем городе нет таких людей – инвалидов». Оксана Слесарева говорит, что и раньше, часто летая с Витей, выслушивала грубости на просьбы помочь или получала места в самолет для себя и ребенка в разных концах салона. «Я долго терпела мелкое хамство, хоть это и страшно обидно. Но случай 11 ноября стал последней каплей. Мы часто летаем в больницы. Ни в одном городе – Москве, Тюмени, Екатеринбурге – с нами никто не позволял себе подобного поведения. В Москве я чувствую себя чуть ли не матерью маленького президента – нас сопровождают как минимум два человека САП, расчищая нам дорогу от потоков пассажиров, все с вниманием, со словами «мама, не волнуйтесь, мы все сделаем для вас сами», коляску поднимают в салон первой, в обход всех пассажиров по электротрапу. А возвращаясь домой в Ноябрьск я каждый раз сталкиваюсь с унижением. Я не бомж, я не скандалист, я просто не заслуживаю такого отношения», – с горечью говорит Оксана Слесарева.
 
«URA.Ru» связалось с начальником службы организации перевозок аэропорта Ноябрьска Ириной Миняйло. Руководитель подразделения объяснила, что узнала об инциденте с семьей Слесаревых из прессы. Ни сама женщина, ни сотрудники аэропорта не обращались к руководству с заявлением. «Со сменой, которая дежурила в воскресение 11 ноября, будет проведен разбор этой ситуации. После разговора с сотрудниками, мне пояснили, что маме с ребенком предлагали проехать автобусом, но она отказалась. К слову, от самолета до здания вокзала не очень большое расстояние – метров пять-шесть. Я понимаю, что это не играет роли в принципиальном вопросе – ей должны были помочь. Почему этого не произошло, будем разбираться, и делать выводы. В свою очередь, я хочу извиниться перед Оксаной Владимировной, у меня нет повода не доверять ей, наш пассажир всегда прав», – пояснила Ирина Миняйло.
 
В сентябре власти ЯНАО завили о строительстве нескольких новых и модернизации ряда действующих аэропортов округа. В частности, в Надыме, Салехарде и Новом Уренгое. Аэропорт самого крупного города Ямала – Ноябрьска – в этот список не вошел. По словам сотрудников аэропорта, в части приспособлений для инвалидов в здании вокзала в следующем году планируется лишь установка специальной туалетной комнаты. Интересно и то, что 2011 года на Ямале проходил под девизом года равных возможностей.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...