Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Все отрезанное для меня — словно кандалы». Бывшему спортивному обозревателю из Екатеринбурга теперь ничего не мешает стать настоящей женщиной

Бывшему спортивному обозревателю Юрию Оводову сделали долгожданную операцию по смене пола. Теперь, когда у Юлии Соловьевой есть справка, в которой указан пол — женский, — ей предстоит пройти последний этап превращения в полноценную женщину: замена документов.

В интервью «Уральскому рабочему» Юлия Соловьева рассказала о том, что она пережила перед операцией и как теперь начинает жизнь в новом качестве. «Когда все подходило к завершению, хирург Кирилл Андреевич с улыбкой поинтересовался: „Юль, на хранение-то возьмете?“. Говорил он, естественно, о том, что только что отрезал. В ответ я лишь саркастически хмыкнула и вежливо попросила такие глупости мне больше не предлагать». Отказ принять такой подарок, который традиционно предлагают транссексуальным пациентам, Юлия объяснила так: «Все „отрезанное“ для меня словно кандалы, которые сбрасывает каторжник, отпущенный на волю или сбежавший из-под стражи; горькое и грустное напоминание о прошлом, от которого я, наконец, навсегда избавилась».

День операции, которая называется «двусторонняя орхиэктомия» стал для бывшего Юрия Оводова вторым днем рождения. И даже более праздничным, чем первый. В том числе и потому, что этому предшествовали многочисленные испытания. «Три с половиной года гормонотерапии, многочисленные и далеко не всегда плодотворные посещения разнообразных врачей в Екатеринбурге, Омске, Москве и Санкт-Петербурге, почти два месяца нахождения в филиале нашей психиатрической больницы „Сосновый бор“ (что и по сей день считаю пустой тратой времени и денег), опять же не слишком плодотворное общение с чиновниками в суде, загсе и областном минздраве».

Хэппи-энд наступил в Санкт-Петербурге, где Юлия прошла «легитимную комиссию у доктора Исаева, сделала все необходимые предоперационные анализы с кучей противопоказаний. Ну и, наконец, роман с петербургской девушкой по имени Таня и ее, а теперь и моим Пушистым Хвостиком». Так героиня называет собаку достаточно редкой породы — помесь русского черного терьера и венгерского пули. «Это моя нынешняя семья, она тоже перебралась со мной в Екатеринбург, — говорит Юлия. — Пока я лежу дома на диване, смотрю телевизор, читаю и жду, когда перестанет литься кровь, а швы окончательно растворятся и появится прочный рубец. Таня и Пушистик за мной ухаживают, помогают, как и чем могут. Настоящая семья!».

Кратко описав операцию стоимостью около 30 тысяч рублей, которая проходила под местным наркозом в течение часа, Юлия Соловьева рассуждает о проблемах секс-меньшинств. К которым, кстати, себя не относит: «Мне порой смешно, когда в „секс-меньшинства“ записывают и транссексуалов. Хотя бы потому, что с сексом мы связаны куда меньше, чем прочие граждане, свои проблемы получаем гормональным, эндокринным путем от собственных родителей. И операции делаем не для того, чтобы очаровать соседку Машу или соседа Петю, не для красоты и игры, а чтобы спасти себе жизнь, стать собой хотя бы на ее финише. Чтобы жить».

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...