Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

История о светлом прошлом. В Екатеринбурге стартуют «Дни конструктивизма на Урале». ФОТО

В Екатеринбурге стартуют «Дни конструктивизма на Урале»
За день до открытия выставки конструктивизма в музее Архитектуры и дизайна . Екатеринбург
Фото:

«Дни конструктивизма на Урале» в полдень стартуют в музее архитекторы и дизайна на Плотинке в Екатеринбурге. «Мы ни в коем случае не забываем о других памятниках и стилях, но вместе с тем именно объекты конструктивизма — это наша уникальная особенность, наше конкурентное преимущество и, по сути, архитектурный бренд», — так объяснил глава МУГИСО Алексей Пьянков необходимость хранить памятники архитектуры и дух эпохи конструктивизма.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

О том, что такое конструктивизм, нагляднее всего говорят сами здания, созданные в 20-30 годах прошлого века в Москве, Ленинграде, Новосибирске, Самаре, Ростове-на-Дону и, конечно, в Екатеринбурге. Все то, что уцелело, и то, что сохранилось лишь в эскизах и проектах великих советских архитекторов, можно увидеть на двух выставках. Одна из них — «Памятникам авангарда быть!» — является выставочным проектом музея архитектуры им. Щусева. В Екатеринбурге ее представит Ирина Коробьина, директор музея. Вторая — «От Екатеринбурга к Свердловску. Эволюция города» — «местного производства» и рассказывает о трех главных свердловских площадях в стиле конструктивизма: Парижской Коммуны, Труда и 1905 года.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Но деление выставок можно считать условным. Они расположены в одном зале музея архитектуры и дизайна. Первым объектом можно считать дом Константина Мельникова. Наконец-то наследники архитектора и музейщики перестали спорить и договорились о том, в каком формате должно существовать здание. Цилиндрический дом, похожий на улей космических пчел, стал музеем, в котором сохранена мемориальная часть — дом, который великий архитектор создал для себя и своей семьи.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Посмотрев в шестиугольные окна дома Мельникова и заметив среди них единственное 8-угольное, можно двигаться дальше — к фабрике-кухне завода имени Масленникова. Ей повезло больше, чем свердловскому сооружению на Уралмаше, которое никак не могут привести в порядок. Самарское здание, спроектированное как серп и молот, стало Средневолжским филиалом государственного центра современного искусства. Хотя интересно было бы представить, как в наши дни из молота-кухни по трем конвейерам готовая пища доставляется на раздачу в серп-столовые.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru
Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Пофантазировав о судьбе фабрики-кухни, стоит вновь обратиться к творчеству Константина Мельникова. Выставка «Памятникам авангарда быть!» представляет еще один проект архитектора, реализованный в конце 20-х годов и получивший в наше время возможность для реинкарнации. Гигантская подкова гаража для грузовых машин на Новорязанской улице в Мосвке эффективно эксплуатировала треугольный участок: схема парковки машин обеспечивала размещение максимально возможного количества грузовиков, удобный въезд и выезд из гаража. Только в 2005 году правительство Москвы приняло решение «переселить» Мосгортранс из центра столицы. А в 2013-м здание было передано Центру советского архитектурного авангарда.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Следующее здание, которому в последние годы удалось привлечь внимание и средства для реставрации, — драматический театр им. Горького в Ростове-на-Дону. За 80 лет оно не меняло своего предназначения. «Гусеничный трактор», где центральная часть — кабина, а боковые корпуса — гусеницы, верно служит искусству, доказывая зрителям масштабность и незыблемость театра.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Пятый объект, доказывающий, что «Памятникам архитектуры быть!», представлен в экспозиции дважды. Потому что это Белая башня, которую не смогли обойти вниманием ни специалисты музея архитектуры им. Щусева, ни их екатеринбургские коллеги. Тем более, что «Водонапорная башня УЗТМ» также получила право на жизнь, реконструкцию и новое существование. Надо признать, что макет башни, созданный в Екатеринбурге, гораздо точнее отражает ее особенности, бережнее передает детали и вообще больше похож на оригинал. Для москвичей же творение Моисея Рейшера стало возможностью продемонстрировать основные черты конструктивизма — нестандартное сочетание объемов (цилиндров, прямоугольников) или первичность формы, подчиняющейся функционалу.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Но знакомство с возможными решениями проблем наследия конструктивизма на примере пяти разных зданий — это лишь часть выставочного пространства.

Знакомство с остальными объектами погружает в эпоху, когда люди были, безусловно, счастливы, верили в светлое будущее и знали, что коллективное существование — основа для строительства коммунизма.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Клубы, жилые комплексы и стадионы… Говорящие названия — Клуб нового социалистического типа, Международный красный стадион, Первый жилой дом горсовета… Это было время, когда в городах должны были появиться дома, очень много домов. В Екатеринбурге многие из них сохранились — Дом печати (Ленина, 49), Дом промышленности (Мамина-Сибиряка, 145), Дом связи (Ленина, 39), Дом контор (Малышева, 33).

Пока еще живы целые кварталы: Горького — Ленина — Пушкина, 8 марта — Банковский — Володарского — Урицкого. К сожалению, состояние, в котором находятся архитектурные комплексы, вызывает печаль. И пока — никакой надежды на их благополучное спасение.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Но, когда смотришь на неосуществленные проекты в Москве, Баку или Ленинграде, становится понятно: Екатеринбургу повезло. Здесь смогли не только построить многое из запланированного, но и не снести здания, а лишь слегка изуродовать или предоставить возможность разрушаться.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Директор музея архитектуры и дизайна Елена Штубова признает: то, что не было реализовано в 20-30 годы прошлого века, уже никогда не найдет места в современных городах. «Функциональность, как один из главных признаков конструктивизма, не позволит создавать здания по старым проектам. Кроме того, они были ориентированы на технологии и материалы своего времени», — с сожалением говорит она. Потому что полет фантазии и вдохновение, которыми жили на заре коммунизма, были нещадно уничтожены иной эпохой, когда города поглотил сталинский ампир, а от всеобщей эйфории не осталось следа.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Задача «Дней конструктивизма на Урале» — не только напомнить о том, что конструктивизм был, но решить, как сохранить то, что от него осталось.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru
Публикации, размещенные на сайте www.ura.news и датированные до 19.02.2020 г., являются архивными и были выпущены другим средством массовой информации. Редакция и учредитель не несут ответственности за публикации других СМИ в соответствии с п. 6 ст. 57 Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации»
Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Главные новости Екатеринбурга и области уже в твоем телефоне — Telegram-канал «Екатское чтиво». Подпишитесь, нажмите на ссылку.

Все главные новости России и мира - коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
«Дни конструктивизма на Урале» в полдень стартуют в музее архитекторы и дизайна на Плотинке в Екатеринбурге. «Мы ни в коем случае не забываем о других памятниках и стилях, но вместе с тем именно объекты конструктивизма — это наша уникальная особенность, наше конкурентное преимущество и, по сути, архитектурный бренд», — так объяснил глава МУГИСО Алексей Пьянков необходимость хранить памятники архитектуры и дух эпохи конструктивизма. О том, что такое конструктивизм, нагляднее всего говорят сами здания, созданные в 20-30 годах прошлого века в Москве, Ленинграде, Новосибирске, Самаре, Ростове-на-Дону и, конечно, в Екатеринбурге. Все то, что уцелело, и то, что сохранилось лишь в эскизах и проектах великих советских архитекторов, можно увидеть на двух выставках. Одна из них — «Памятникам авангарда быть!» — является выставочным проектом музея архитектуры им. Щусева. В Екатеринбурге ее представит Ирина Коробьина, директор музея. Вторая — «От Екатеринбурга к Свердловску. Эволюция города» — «местного производства» и рассказывает о трех главных свердловских площадях в стиле конструктивизма: Парижской Коммуны, Труда и 1905 года. Но деление выставок можно считать условным. Они расположены в одном зале музея архитектуры и дизайна. Первым объектом можно считать дом Константина Мельникова. Наконец-то наследники архитектора и музейщики перестали спорить и договорились о том, в каком формате должно существовать здание. Цилиндрический дом, похожий на улей космических пчел, стал музеем, в котором сохранена мемориальная часть — дом, который великий архитектор создал для себя и своей семьи. Посмотрев в шестиугольные окна дома Мельникова и заметив среди них единственное 8-угольное, можно двигаться дальше — к фабрике-кухне завода имени Масленникова. Ей повезло больше, чем свердловскому сооружению на Уралмаше, которое никак не могут привести в порядок. Самарское здание, спроектированное как серп и молот, стало Средневолжским филиалом государственного центра современного искусства. Хотя интересно было бы представить, как в наши дни из молота-кухни по трем конвейерам готовая пища доставляется на раздачу в серп-столовые. Пофантазировав о судьбе фабрики-кухни, стоит вновь обратиться к творчеству Константина Мельникова. Выставка «Памятникам авангарда быть!» представляет еще один проект архитектора, реализованный в конце 20-х годов и получивший в наше время возможность для реинкарнации. Гигантская подкова гаража для грузовых машин на Новорязанской улице в Мосвке эффективно эксплуатировала треугольный участок: схема парковки машин обеспечивала размещение максимально возможного количества грузовиков, удобный въезд и выезд из гаража. Только в 2005 году правительство Москвы приняло решение «переселить» Мосгортранс из центра столицы. А в 2013-м здание было передано Центру советского архитектурного авангарда. Следующее здание, которому в последние годы удалось привлечь внимание и средства для реставрации, — драматический театр им. Горького в Ростове-на-Дону. За 80 лет оно не меняло своего предназначения. «Гусеничный трактор», где центральная часть — кабина, а боковые корпуса — гусеницы, верно служит искусству, доказывая зрителям масштабность и незыблемость театра. Пятый объект, доказывающий, что «Памятникам архитектуры быть!», представлен в экспозиции дважды. Потому что это Белая башня, которую не смогли обойти вниманием ни специалисты музея архитектуры им. Щусева, ни их екатеринбургские коллеги. Тем более, что «Водонапорная башня УЗТМ» также получила право на жизнь, реконструкцию и новое существование. Надо признать, что макет башни, созданный в Екатеринбурге, гораздо точнее отражает ее особенности, бережнее передает детали и вообще больше похож на оригинал. Для москвичей же творение Моисея Рейшера стало возможностью продемонстрировать основные черты конструктивизма — нестандартное сочетание объемов (цилиндров, прямоугольников) или первичность формы, подчиняющейся функционалу. Но знакомство с возможными решениями проблем наследия конструктивизма на примере пяти разных зданий — это лишь часть выставочного пространства. Знакомство с остальными объектами погружает в эпоху, когда люди были, безусловно, счастливы, верили в светлое будущее и знали, что коллективное существование — основа для строительства коммунизма. Клубы, жилые комплексы и стадионы… Говорящие названия — Клуб нового социалистического типа, Международный красный стадион, Первый жилой дом горсовета… Это было время, когда в городах должны были появиться дома, очень много домов. В Екатеринбурге многие из них сохранились — Дом печати (Ленина, 49), Дом промышленности (Мамина-Сибиряка, 145), Дом связи (Ленина, 39), Дом контор (Малышева, 33). Пока еще живы целые кварталы: Горького — Ленина — Пушкина, 8 марта — Банковский — Володарского — Урицкого. К сожалению, состояние, в котором находятся архитектурные комплексы, вызывает печаль. И пока — никакой надежды на их благополучное спасение. Но, когда смотришь на неосуществленные проекты в Москве, Баку или Ленинграде, становится понятно: Екатеринбургу повезло. Здесь смогли не только построить многое из запланированного, но и не снести здания, а лишь слегка изуродовать или предоставить возможность разрушаться. Директор музея архитектуры и дизайна Елена Штубова признает: то, что не было реализовано в 20-30 годы прошлого века, уже никогда не найдет места в современных городах. «Функциональность, как один из главных признаков конструктивизма, не позволит создавать здания по старым проектам. Кроме того, они были ориентированы на технологии и материалы своего времени», — с сожалением говорит она. Потому что полет фантазии и вдохновение, которыми жили на заре коммунизма, были нещадно уничтожены иной эпохой, когда города поглотил сталинский ампир, а от всеобщей эйфории не осталось следа.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru Задача «Дней конструктивизма на Урале» — не только напомнить о том, что конструктивизм был, но решить, как сохранить то, что от него осталось. Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru Если вы хотите сообщить новость, напишите нам Задача «Дней конструктивизма на Урале» — не только напомнить о том, что конструктивизм был, но решить, как сохранить то, что от него осталось.

Фото: Александр Мамаев © URA.Ru Если вы хотите сообщить новость, напишите нам
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

{{item.img_lg_alt}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...