Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Лебеди» из нашего озера доплыли до столицы. Строгий критик оценил екатеринбургскую премьеру. ФОТО

Фото:

Премьера «Лебединого озера», которой Екатеринбургский театр оперы и балета порадовал любителей балета, была отмечена федеральной прессой. Столичный критик Анна Галайда отметила: «Для Екатеринбурга его балетный лидер [Вячеслав Самодуров, худрук балета], вагановец по происхождению, выбрал версию Мариинского театра — ту самую, что, несмотря ни на что, считает себя легендарной первозданной хореографией Льва Иванова и Мариуса Петипа 1895 года».

Рецензия на постановку «Лебединого озера» начинается с перечня ранее вышедших премьер (Step Lightly одного из лучших современных хореографов Европы Пола Лайтфута, забавная «Тщетная предосторожность» Сергея Вихарева, одноактные балеты Вячеслава Самодурова). «В этом контексте обращение к „Лебединому озеру“ выглядит не рутиной, а радикальным жестом»", — считает Анна Галайда.

Далее она описывает для читателей «Ведомостей» кропотливую работу Андрея Войтенко (сценография) и Татьяны Ногиновой (костюмы). Мягкая форма балетных пачек объясняется не только попыткой «воспроизвести утраченную мягкую женственность», но «старомодно-невысоким строем уральских лебедей». Отмечена и работа Ирины Ивановой, хореографа-постановщика. «Кордебалетные лебеди — камень преткновения любой балетной труппы… Для Екатеринбурга проблема всегда ощущалась вдвойне острее: театр всегда пополнялся танцовщиками по принципу „с бору по сосенке“. И заслуга постановщиков и репетиторов в том, что кордебалет образовал единое тело спектакля. Ему не страшны даже port de bras — почти утраченная в российском балете культура постановки рук и головы», — отмечает Анна Галайда в «Ведомостях».

Именно с работы над «бесконечной пластикой рук» начала работу с кордебалетом Ирина Иванова. А Дмитрий Корнеев уделял серьезное внимание характерным танцам: «Как правило, характерные танцы — это то, что тяжелее всего дается во всех театрах России. Почему? Может быть, потому что артисты в школах в основном изучают классический танец, а характерный идет как дополнение». Однако, по мнению столичного критика, традицию «исполнения характерной сюиты» екатеринбургской труппе передать «оказалось сложнее».

 

Елена Воробьева Фото: Сергей Гутник, Елена Лехова

 

Зато безоговорочной похвалы удостоилась одна из трех исполнительниц главной партии. Выступление Елены Воробьевой стало «маленькой сенсацией» для Анны Галайды. «Воробьева не нуждалась ни в том, чтобы замедлять оригинальные темпы Чайковского, ни в том, чтобы их ускорять. О том, что идеальная петербургская балерина, балерина Петипа — это совсем не девушка модельных параметров, тоже напомнили в Екатеринбурге».

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на свердловский telegram-канал «Екатское Чтиво»
Подписаться
Премьера «Лебединого озера», которой Екатеринбургский театр оперы и балета порадовал любителей балета, была отмечена федеральной прессой. Столичный критик Анна Галайда отметила: «Для Екатеринбурга его балетный лидер [Вячеслав Самодуров, худрук балета], вагановец по происхождению, выбрал версию Мариинского театра — ту самую, что, несмотря ни на что, считает себя легендарной первозданной хореографией Льва Иванова и Мариуса Петипа 1895 года». Рецензия на постановку «Лебединого озера» начинается с перечня ранее вышедших премьер (Step Lightly одного из лучших современных хореографов Европы Пола Лайтфута, забавная «Тщетная предосторожность» Сергея Вихарева, одноактные балеты Вячеслава Самодурова). «В этом контексте обращение к „Лебединому озеру“ выглядит не рутиной, а радикальным жестом»", — считает Анна Галайда. Далее она описывает для читателей «Ведомостей» кропотливую работу Андрея Войтенко (сценография) и Татьяны Ногиновой (костюмы). Мягкая форма балетных пачек объясняется не только попыткой «воспроизвести утраченную мягкую женственность», но «старомодно-невысоким строем уральских лебедей». Отмечена и работа Ирины Ивановой, хореографа-постановщика. «Кордебалетные лебеди — камень преткновения любой балетной труппы… Для Екатеринбурга проблема всегда ощущалась вдвойне острее: театр всегда пополнялся танцовщиками по принципу „с бору по сосенке“. И заслуга постановщиков и репетиторов в том, что кордебалет образовал единое тело спектакля. Ему не страшны даже port de bras — почти утраченная в российском балете культура постановки рук и головы», — отмечает Анна Галайда в «Ведомостях». Именно с работы над «бесконечной пластикой рук» начала работу с кордебалетом Ирина Иванова. А Дмитрий Корнеев уделял серьезное внимание характерным танцам: «Как правило, характерные танцы — это то, что тяжелее всего дается во всех театрах России. Почему? Может быть, потому что артисты в школах в основном изучают классический танец, а характерный идет как дополнение». Однако, по мнению столичного критика, традицию «исполнения характерной сюиты» екатеринбургской труппе передать «оказалось сложнее».     Зато безоговорочной похвалы удостоилась одна из трех исполнительниц главной партии. Выступление Елены Воробьевой стало «маленькой сенсацией» для Анны Галайды. «Воробьева не нуждалась ни в том, чтобы замедлять оригинальные темпы Чайковского, ни в том, чтобы их ускорять. О том, что идеальная петербургская балерина, балерина Петипа — это совсем не девушка модельных параметров, тоже напомнили в Екатеринбурге».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...