Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Уничтожают только 10 %». Бизнесмены заработают на перепродаже санкционных продуктов

Фото:

Пока политики набирают очки, пиарясь на уничтожении санкцонных продуктов, предприниматели делают на «санкционке» и конфискате настоящий бизнес. За уничтожение компании получают копейки, а за перепродажу — огромный доход.

В России давно уже существует практика уничтожения конфискованных товаров — дисков, одежды, оргтехники, бытовой электроники, автомобилей, игрушек, посуды так далее. Росмущество на уничтожение конфискованных товаров объявляет тендер. В документах «ликвидационных» тендеров всегда указывается, что конфискат должен быть уничтожен «путем его дробления, измельчения, обезвреживания», пишут «Известия». Однако на самом деле, как рассказывают источники издания, уничтожается только 10 % конфискованного, остальное поступает в продажу. «Чтобы только „прикоснуться“ к арестованному имуществу, бизнес готов заплатить миллионы», — говорит источник, близкий к Росимуществу.

Председатель Национального антикоррупционного комитета (НАКа) Кирилл Кабанов эту информацию подтвердил. Он пояснил, что государственные цены на конфискат исчисляются «копейками» и частным компаниям выгодно такую дешевую продукцию перепродавать — на выходе цены увеличиваются в десятки раз.

Участники тендеров на уничтожение имеют очень разносторонние интересы. Одни готовят к продаже и покупают недвижимость, другие специализируются на торговле автодеталями, третьи имеют в своем распоряжении оптовый склад продуктов, четвертые занимаются торговлей непродовольственными потребительскими товарами.

Юристы отмечают, что порядок в этой сфере не будет наведен еще долгое время. На данный момент пока даже не существует понятия «уничтожитель конфискованного имущества».

По мнению Кабанова, судьбу санкционных продуктов ждет такая же участь, что и конфиската. Под бульдозер попадет тоже лишь малая часть зарубежного продовольствия. «„Санкционку“ могут также и просто переупаковывать на границе. К сожалению, работа таможенников имеет коррупционную составляющую, — считает Кирилл Кабанов. — Федеральная таможенная служба неэффективна: когда надо — товар изымут, а когда нет — пропустят и выдадут сертификат от любого производителя. Дело не в коммерсантах совсем».

Кроме того, «санкционка» уничтожается без сторонних наблюдателей. Чиновник из надзорного органа и предприниматель могут договориться. Уговорить приехать на полигон независимого наблюдателя становится весьма проблематично.

Марат Сабиров, глава одной из компаний, которая занимается уничтожением конфиската в Татарстане, признался, что «ликвидационное» предпринимательство интересно лишь владельцам малого и среднего бизнеса, так как доход от такой деятельности обещает только стабильную зарплату. «Реально прибыль мы получаем от дальнейшей продажи уже переработанных „конфискатов“, от продажи сырья», — рассказал он.

При этом Сабитов заметил, что денег «хватает на хлеб с маслом, но об икорке и речи нет. В лучшем случае мы немного откладываем денег на развитие компании». Он рассказал, что если будут тендеры в Татарстане, то готов «прессовать и сыры с мясом», так как это самое малозатратное мероприятие. При этом он заявил, что не позволит «отломить кусочек» от санкционных продуктов. «Машина сыра, сиюминутная прибыль не стоит человеческого здоровья! Ведь мы не знаем, что к нам везут без сертификатов, контрабандой», — сказал директор компании.

Больше новостей — в нашем телеграм-канале URA.RU
Подписаться
Пока политики набирают очки, пиарясь на уничтожении санкцонных продуктов, предприниматели делают на «санкционке» и конфискате настоящий бизнес. За уничтожение компании получают копейки, а за перепродажу — огромный доход. В России давно уже существует практика уничтожения конфискованных товаров — дисков, одежды, оргтехники, бытовой электроники, автомобилей, игрушек, посуды так далее. Росмущество на уничтожение конфискованных товаров объявляет тендер. В документах «ликвидационных» тендеров всегда указывается, что конфискат должен быть уничтожен «путем его дробления, измельчения, обезвреживания», пишут «Известия». Однако на самом деле, как рассказывают источники издания, уничтожается только 10 % конфискованного, остальное поступает в продажу. «Чтобы только „прикоснуться“ к арестованному имуществу, бизнес готов заплатить миллионы», — говорит источник, близкий к Росимуществу. Председатель Национального антикоррупционного комитета (НАКа) Кирилл Кабанов эту информацию подтвердил. Он пояснил, что государственные цены на конфискат исчисляются «копейками» и частным компаниям выгодно такую дешевую продукцию перепродавать — на выходе цены увеличиваются в десятки раз. Участники тендеров на уничтожение имеют очень разносторонние интересы. Одни готовят к продаже и покупают недвижимость, другие специализируются на торговле автодеталями, третьи имеют в своем распоряжении оптовый склад продуктов, четвертые занимаются торговлей непродовольственными потребительскими товарами. Юристы отмечают, что порядок в этой сфере не будет наведен еще долгое время. На данный момент пока даже не существует понятия «уничтожитель конфискованного имущества». По мнению Кабанова, судьбу санкционных продуктов ждет такая же участь, что и конфиската. Под бульдозер попадет тоже лишь малая часть зарубежного продовольствия. «„Санкционку“ могут также и просто переупаковывать на границе. К сожалению, работа таможенников имеет коррупционную составляющую, — считает Кирилл Кабанов. — Федеральная таможенная служба неэффективна: когда надо — товар изымут, а когда нет — пропустят и выдадут сертификат от любого производителя. Дело не в коммерсантах совсем». Кроме того, «санкционка» уничтожается без сторонних наблюдателей. Чиновник из надзорного органа и предприниматель могут договориться. Уговорить приехать на полигон независимого наблюдателя становится весьма проблематично. Марат Сабиров, глава одной из компаний, которая занимается уничтожением конфиската в Татарстане, признался, что «ликвидационное» предпринимательство интересно лишь владельцам малого и среднего бизнеса, так как доход от такой деятельности обещает только стабильную зарплату. «Реально прибыль мы получаем от дальнейшей продажи уже переработанных „конфискатов“, от продажи сырья», — рассказал он. При этом Сабитов заметил, что денег «хватает на хлеб с маслом, но об икорке и речи нет. В лучшем случае мы немного откладываем денег на развитие компании». Он рассказал, что если будут тендеры в Татарстане, то готов «прессовать и сыры с мясом», так как это самое малозатратное мероприятие. При этом он заявил, что не позволит «отломить кусочек» от санкционных продуктов. «Машина сыра, сиюминутная прибыль не стоит человеческого здоровья! Ведь мы не знаем, что к нам везут без сертификатов, контрабандой», — сказал директор компании.
Повышение цен на продукты после «аккуратных санкций» Путина
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...