Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Пермские телевизионщики вели прямой эфир с концерта в оперном театре. Почтенная публика в бешенстве. ВИДЕО

Зрителям вместо концерта-энигмы пришлось слушать прямой эфир программы «Вести-Пермь» Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Пермская телекомпания «Т7» испортила любителям музыки концерт-энигму, который состоялся в театре оперы и балета. Репортер во время исполнения концерта для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова, находясь в зрительном зале, вышел в прямой эфир, комментируя происходящее.

Зрители, пришедшие на концерт-энигму (от др.-греч.— «загадка») узнают, какие произведения прозвучат, непосредственно в зале. «Это выражение особого доверия, которое сложилось за предыдущие годы между театром и публикой», — считают в пермском оперном.

Один из отзывов о работе телевизионщиков во время концерта в Пермском театре оперы и балета

Корреспондент программы «Вести-Пермь» Лариса Стрельникова и ее коллеги решили оперативно сообщить тем, кто не попал в зал и не смог услышать оркестр musicAeterna под управлением Теодора Курентзиса и пианистку Полину Осетинскую, что происходит на сцене. При этом, прямую трансляцию концерта можно было увидеть на сайте театра. Пытаясь перекричать фортепиано и оркестр, журналистка рассказала о небывалом зрительском интересе к концерту и о любви пермяков к Теодору Курентзису.

Реакция зрителей во время концерта была довольно сдержанной. Пришедшая слушать классическую музыку публика лишь недовольно поглядывала на членов съемочной группы. Но высказанное в адрес телевизионщиков после концерта из-за закона, запрещающего использовать нецензурные выражения в СМИ, процитировать невозможно.

Надежда Маркова, и. о.шеф-редактора новостей екатеринбургского телеканала «41 Домашний», считает, что подобное поведение неприемлемо. «Во-первых, это неудобно для журналиста — вести репортаж из зала, где громко звучит музыка. Во-вторых, всегда можно найти вариант, при котором работа репортера не будет доставлять неудобства зрителю».

«Подобное недопустимо, — считает Екатерина Ружьева, представитель екатеринбургского театра оперы и балета. — Наши зрители часто высказывают недовольство даже по поводу щелчков фотокамер или помех, которые создают операторы, которых мы размещаем в центральном проходе и на бельэтаже (театр строился сто лет назад, и в нем не предусмотрено места для прессы). Чтобы журналисты могли рассказать о премьерах, мы специально для прессы устраиваем прогоны: репортеры пишут синхроны на фоне сцены, за кулисами и даже на сцене. Но выход в прямой эфир во время спектакля мы бы никогда не разрешили, чтобы не мешать публике».

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...