Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
1

«Мы воевали — и еще как!» Курганские энергетики поздравили тружеников тыла с Днем Победы

Труженица тыла Валентина Алаторцева написала книгу воспоминаний

Накануне Дня Победы сотрудники Курганской генерирующей компании заглянули в гости к труженице тыла Валентине Алаторцевой, которая работала на Курганской ТЭЦ с самого основания теплоцентрали.

Валентина Георгиевна подготовилась к приходу гостей — прическа, строгий костюм, медали на груди. Трудности, которые пришлось пережить в годы войны, она помнит, будто это было вчера.

Когда началась война, школьница Валентина проживала с семьей в Юрюзани. Она помнит, как всем городом провожали первый эшелон солдат под крики, рыдания и раскаты гармони. Десятки таких эшелонов отправит город на фронт, пока в тылу не останутся одни дети, женщины и старики. В мае 42-го года 14-летняя девочка пошла работать на завод по изготовлению патронов. Это был самый голодный и холодный год, вспоминает ветеран. «Работали по 16-20 часов голодные. А воровства не было», — говорит Валентина Георгиевна.

Она помнит, как выдавали скудный паек — 400 граммов на работника, который обязательно делили с членами семьи. «Продукты по карточкам были старые, затхлые. Дали как-то по баночке тушенки. Мама открыла баночку, там оказались черви. Это я, как сейчас, вижу. А работать надо было не меньше 16 часов каждый день и каждую ночь. Работали по семь дней — и пересменка, семь ночей — и пересменка. Ни выходных, ни праздников не было. Когда люди теряли карточки, то летом ели траву, а зимой не было и этого», — вспоминает Валентина Георгиевна.

Девчонок и мальчишек с завода отправляли осенью на уборку хлеба в деревню. «Женщины учили нас вязать снопы, ничего не получалось. К концу дня у нас текла кровь от кистей до локтей. На следующий день мы не могли уже ничего делать — только переносили эти снопы», — продолжает она. — А в декабре 44-го кому-то взбрело в голову прорубить просеку для высоковольтной ЛЭП. Детей отправили рубить и пилить деревья. Шли в гору, болели ноги, руки, спина, но продолжали пилить лес. На встречу шла бригада из Усть-Катава. Соединили ЛЭП западной части России с восточной».

Будущий муж Константин воевал на Курской дуге. Он прошел пешком от Челябинска до Рейхстага. А в послевоенные годы тоже работал на Курганской ТЭЦ.

Самым ярким днем в жизни труженицы тыла стал День Победы: «Работая в дневную смену, часов в 11 слышим, мальчишка бежит в наше отделение, в наш переход, и кричит: „Победа, война кончилась!“ Мы смотрим друг на друга и соображаем, что это он орет — не можем вникнуть. За мальчишкой бегут женщина и мужчина и кричат: „Победа!“ Наши в Берлине взяли Рейхстаг, о котором мы понятия не имели. Тогда только до нас стало доходить. Мы все соскочили с мест и рванули из цеха. Все бежали к проходной, кричали. Смели охрану, открыли ворота, бегут все, кричат, обнимаются. Все обезумели от этой вести, весь день не могли прийти в себя. Столько радости!» — рассказала Валентина Георгиевна.

Накануне Дня Победы сотрудники Курганской генерирующей компании заглянули в гости к труженице тыла Валентине Алаторцевой, которая работала на Курганской ТЭЦ с самого основания теплоцентрали. Валентина Георгиевна подготовилась к приходу гостей — прическа, строгий костюм, медали на груди. Трудности, которые пришлось пережить в годы войны, она помнит, будто это было вчера. Когда началась война, школьница Валентина проживала с семьей в Юрюзани. Она помнит, как всем городом провожали первый эшелон солдат под крики, рыдания и раскаты гармони. Десятки таких эшелонов отправит город на фронт, пока в тылу не останутся одни дети, женщины и старики. В мае 42-го года 14-летняя девочка пошла работать на завод по изготовлению патронов. Это был самый голодный и холодный год, вспоминает ветеран. «Работали по 16-20 часов голодные. А воровства не было», — говорит Валентина Георгиевна. Она помнит, как выдавали скудный паек — 400 граммов на работника, который обязательно делили с членами семьи. «Продукты по карточкам были старые, затхлые. Дали как-то по баночке тушенки. Мама открыла баночку, там оказались черви. Это я, как сейчас, вижу. А работать надо было не меньше 16 часов каждый день и каждую ночь. Работали по семь дней — и пересменка, семь ночей — и пересменка. Ни выходных, ни праздников не было. Когда люди теряли карточки, то летом ели траву, а зимой не было и этого», — вспоминает Валентина Георгиевна. Девчонок и мальчишек с завода отправляли осенью на уборку хлеба в деревню. «Женщины учили нас вязать снопы, ничего не получалось. К концу дня у нас текла кровь от кистей до локтей. На следующий день мы не могли уже ничего делать — только переносили эти снопы», — продолжает она. — А в декабре 44-го кому-то взбрело в голову прорубить просеку для высоковольтной ЛЭП. Детей отправили рубить и пилить деревья. Шли в гору, болели ноги, руки, спина, но продолжали пилить лес. На встречу шла бригада из Усть-Катава. Соединили ЛЭП западной части России с восточной». Будущий муж Константин воевал на Курской дуге. Он прошел пешком от Челябинска до Рейхстага. А в послевоенные годы тоже работал на Курганской ТЭЦ. Самым ярким днем в жизни труженицы тыла стал День Победы: «Работая в дневную смену, часов в 11 слышим, мальчишка бежит в наше отделение, в наш переход, и кричит: „Победа, война кончилась!“ Мы смотрим друг на друга и соображаем, что это он орет — не можем вникнуть. За мальчишкой бегут женщина и мужчина и кричат: „Победа!“ Наши в Берлине взяли Рейхстаг, о котором мы понятия не имели. Тогда только до нас стало доходить. Мы все соскочили с мест и рванули из цеха. Все бежали к проходной, кричали. Смели охрану, открыли ворота, бегут все, кричат, обнимаются. Все обезумели от этой вести, весь день не могли прийти в себя. Столько радости!» — рассказала Валентина Георгиевна.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...