Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

В катастрофе Боинга-737 погибли знакомые одного из пермских VIP. «На встречу мне шел бледный и растрепанный Олег Чиркунов… »

В катастрофе самолета Боинг-737 авиакомпании «Аэрофлот-Норд», произошедшей сегодня, 14 сентября, в Перми, погибли знакомые лидера СПС Никиты Белых. В своем блогге политик рассказал, как он узнал о трагедии и как ездил на место ЧП.

 

Приводим рассказ Никиты Белых без купюр: «Сегодня утром собирался рано выехать в Екатеринбург для того, чтобы встретиться с оргкомитетом региональной конференции, с Антоном Баковым и другими товарищами, однако в 8 утра мне позвонил Серега Щерчков с вопросом, был ли кто знакомый на самолете. Именно от него я узнал о крушении Боинга 737, выполнявшего рейс 821 Москва-Пермь. Поскольку сам очень часто (по моим прикидкам, от 4 до 8 раз в месяц) летаю в Пермь, как минимум 1 раз – именно этой авиакомпанией и этим рейсом, и у меня много знакомых, которые работают в таком режиме, как и я, я понимал, что знакомые на этом рейсе точно есть. Я позвонил своему брату, который уже с 6 утра был на месте происшествия. Он сказал мне, что списки пассажиров есть в аэропорту. Поэтому вместо Екатеринбурга я с утра поехал в аэропорт (это в другую сторону).

 

В аэропорту Большое Савино на 2 этаже я встретил много людей с остекленевшими глазами, с которыми работали врачи и психотерапевты.

 

Я прожил в Перми 30 лет, поэтому - увы и ах - я обнаружил в списке пассажиров людей, с которыми я был знаком. Врач, лечивший меня, мама и отчим моего приятеля, дочь моих хороших друзей, некоторые еще. После этого я поехал на место происшествия.

 

Несмотря на оцепление, кордоны ОМОНа и курсантов военных институтов, я, пользуясь депутатскими корочками и узнаванием охранявших, проехал практически до места катастрофы. Вышел и пошел дальше. Не дай Бог никому хотя бы раз видеть то, что видел я. Обгоревшие фрагменты рук и ног, разбросанные в радиусе 200-300 м, запах горелого мяса, и серые лица знакомых, которые за день до трагедии я видел веселыми и жизнерадостными на экономическом форуме.

 

На встречу мне шел бледный и растрепанный Олег Чиркунов (губернатор Пермского края, - прим. ред), который тихо сказал: «Пойдем отсюда». Он уже с утра провел несколько часов на месте катастрофы, сделал облет на вертолете, работал со следственными органами, и мы поехали в аэропорт. Его машина еще не подошла, поэтому мы сели ко мне, и вернулись в «Большое Савино».

 

По дороге слушали радио «Эхо Москвы», где обсуждалось, почему не пускали журналистов на место происшествия и почему самолет заходит на посадку над городом. Позиция по недопуску журналистов у меня такая: идут следственные действия. Очень важно описать и проанализировать каждую деталь, которая поможет ответить на вопрос, почему самолет взорвался в воздухе, что все-таки произошло в 5 утра над Индустриальным районом города Перми. И лишние люди, в том числе, к сожалению, журналисты, могут этой работе помешать. Что касается полетов над городом, то этот вопрос неоднократно обсуждался на разных уровнях края. Проблема в том, что и аэропорт, и взлетно-посадочная полоса, и навигационная система, спроектированные таким образом, что посадка осуществляется только через город, находятся в федеральной собственности. При всем желании и финансовых возможностях края, вмешиваться в этот процесс крайне сложно и практически невозможно.

 

После аэропорта я поехал в Екатеринбург, где провел совещание по подготовке региональной конференции демократических сил. После этого, впервые за последние полгода, выпил водки. За людей, которых я знал и которые погибли в этой авиакатастрофе. Упокой, Господи, их души».

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на пермский telegram-канал «Большая П»
Подписаться
В катастрофе самолета Боинг-737 авиакомпании «Аэрофлот-Норд», произошедшей сегодня, 14 сентября, в Перми, погибли знакомые лидера СПС Никиты Белых. В своем блогге политик рассказал, как он узнал о трагедии и как ездил на место ЧП.   Приводим рассказ Никиты Белых без купюр: «Сегодня утром собирался рано выехать в Екатеринбург для того, чтобы встретиться с оргкомитетом региональной конференции, с Антоном Баковым и другими товарищами, однако в 8 утра мне позвонил Серега Щерчков с вопросом, был ли кто знакомый на самолете. Именно от него я узнал о крушении Боинга 737, выполнявшего рейс 821 Москва-Пермь. Поскольку сам очень часто (по моим прикидкам, от 4 до 8 раз в месяц) летаю в Пермь, как минимум 1 раз – именно этой авиакомпанией и этим рейсом, и у меня много знакомых, которые работают в таком режиме, как и я, я понимал, что знакомые на этом рейсе точно есть. Я позвонил своему брату, который уже с 6 утра был на месте происшествия. Он сказал мне, что списки пассажиров есть в аэропорту. Поэтому вместо Екатеринбурга я с утра поехал в аэропорт (это в другую сторону).   В аэропорту Большое Савино на 2 этаже я встретил много людей с остекленевшими глазами, с которыми работали врачи и психотерапевты.   Я прожил в Перми 30 лет, поэтому - увы и ах - я обнаружил в списке пассажиров людей, с которыми я был знаком. Врач, лечивший меня, мама и отчим моего приятеля, дочь моих хороших друзей, некоторые еще. После этого я поехал на место происшествия.   Несмотря на оцепление, кордоны ОМОНа и курсантов военных институтов, я, пользуясь депутатскими корочками и узнаванием охранявших, проехал практически до места катастрофы. Вышел и пошел дальше. Не дай Бог никому хотя бы раз видеть то, что видел я. Обгоревшие фрагменты рук и ног, разбросанные в радиусе 200-300 м, запах горелого мяса, и серые лица знакомых, которые за день до трагедии я видел веселыми и жизнерадостными на экономическом форуме.   На встречу мне шел бледный и растрепанный Олег Чиркунов (губернатор Пермского края, - прим. ред), который тихо сказал: «Пойдем отсюда». Он уже с утра провел несколько часов на месте катастрофы, сделал облет на вертолете, работал со следственными органами, и мы поехали в аэропорт. Его машина еще не подошла, поэтому мы сели ко мне, и вернулись в «Большое Савино».   По дороге слушали радио «Эхо Москвы», где обсуждалось, почему не пускали журналистов на место происшествия и почему самолет заходит на посадку над городом. Позиция по недопуску журналистов у меня такая: идут следственные действия. Очень важно описать и проанализировать каждую деталь, которая поможет ответить на вопрос, почему самолет взорвался в воздухе, что все-таки произошло в 5 утра над Индустриальным районом города Перми. И лишние люди, в том числе, к сожалению, журналисты, могут этой работе помешать. Что касается полетов над городом, то этот вопрос неоднократно обсуждался на разных уровнях края. Проблема в том, что и аэропорт, и взлетно-посадочная полоса, и навигационная система, спроектированные таким образом, что посадка осуществляется только через город, находятся в федеральной собственности. При всем желании и финансовых возможностях края, вмешиваться в этот процесс крайне сложно и практически невозможно.   После аэропорта я поехал в Екатеринбург, где провел совещание по подготовке региональной конференции демократических сил. После этого, впервые за последние полгода, выпил водки. За людей, которых я знал и которые погибли в этой авиакатастрофе. Упокой, Господи, их души».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...