Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«За кредиты можно не платить, договоры не исполнять – и ничего за это не будет!»

В 1998 году были люди, которые обернули кризис себе на пользу…
Известный юрист Анатолий Кучерена (в центре) согласен, что законодатели не дали четкого определения «непреодолимой силе», которая характеризует форс-мажор

Есть возможность не возвращать взятые кредиты, отказаться перечислять партнерам деньги и вообще проявить полную несознательность без особых последствий. Для этого нужно всего лишь воспользоваться кризисом и доказать в суде, что «финансовая турбулентность» (как ее называет Владимир Путин) является форс-мажором, а значит позволяет снять с себя все обязательства. Эксперты прогнозируют, что в судах скоро появятся желающие воспользоваться кризисом как поводом не платить по долгам. А известные юристы просят у законодателей уточнить понятия «форс-мажора» и «непреодолимой силы».

Член ассоциации юристов России Андрей Бельянский вспоминает, как в 1998 году, когда за пару недель курс доллара к рублю вырос в четыре раза, большая часть бизнесменов схватилась за голову. И лишь некоторые отправились к юристам с вопросом, можно ли как-то минимизировать потери. В результате в судах состоялись уникальные процессы: предприниматели доказывали, что имели место быть форс-мажорные обстоятельства, а значит – оплата по договорам должна пройти в соответствии со старым курсом доллара. Некоторые выиграли – и производили оплату по старому курсу 6 рублей за доллар, тогда как в реальности американская валюта стоила уже не меньше 24 рублей.

Повторение тех событий возможно и в 2008 году. При этом доказывать форс-мажорность могут в массовом порядке уже не только бизнесмены, но и простые граждане: это позволило бы, например, отказаться от выплаты кредитов. Действительно, если некоторые банки со ссылкой на форс-мажор требуют досрочного возврата ипотечных кредитов, то почему бы не отказаться вообще платить банку, также посетовав на мировой финансовый кризис? Проблемы из-за него ведь не только у банкиров. Простые люди тоже теряют работу и доходы. Андрей Бельянский считает, что шанс доказать форс-мажорность финансового кризиса есть, однако делать это придется в каждом конкретном случае.

Известный российский юрист, член Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена согласен, что законодатели не дали четкого определения «непреодолимой силе», которая характеризует форс-мажорные обстоятельства. Однако, рассказал Кучерена в интервью «URA.Ru», мировой финансовый кризис вряд ли можно отнести к таковым. «Я полагаю, к форс-мажору, скорее, стоит относить стихийные бедствия, какие-то природные явления. Мировой кризис же под это определение походит мало». Он напомнил, что банкротство отдельных компаний не признается судом как непреодолимые обстоятельства, значит, вряд ли и коллапс всей системы может считаться таковыми.

В сложный 1998-й год юрист адвокатского бюро «Крикунов и партнеры» господин Гутников опубликовал статью «Форс-мажорные обстоятельства в условиях кризиса», в которой утверждал, что «в сегодняшних условиях, особенно если речь идет о долгосрочных контрактах на значительные суммы, применение оговорки об изменившихся обстоятельствах позволит расторгнуть или изменить ранее заключенные договоры и сэкономить таким образом значительные денежные средства, освободив себя от обязанности дальнейшего исполнения ставшего невыгодным контракта».

Собеседник «URA.Ru», близкий к правительству РФ, согласен, что сегодня государство могло бы дать какие-то разъяснения по поводу того, является ли мировой кризис форс-мажорными обстоятельствами. «Есть мнение, что Торгово-промышленная палата могла бы выступить с соответствующим разъяснением. Или какой-либо другой орган – правительство, Государственная дума», - полагает он.

Есть возможность не возвращать взятые кредиты, отказаться перечислять партнерам деньги и вообще проявить полную несознательность без особых последствий. Для этого нужно всего лишь воспользоваться кризисом и доказать в суде, что «финансовая турбулентность» (как ее называет Владимир Путин) является форс-мажором, а значит позволяет снять с себя все обязательства. Эксперты прогнозируют, что в судах скоро появятся желающие воспользоваться кризисом как поводом не платить по долгам. А известные юристы просят у законодателей уточнить понятия «форс-мажора» и «непреодолимой силы». Член ассоциации юристов России Андрей Бельянский вспоминает, как в 1998 году, когда за пару недель курс доллара к рублю вырос в четыре раза, большая часть бизнесменов схватилась за голову. И лишь некоторые отправились к юристам с вопросом, можно ли как-то минимизировать потери. В результате в судах состоялись уникальные процессы: предприниматели доказывали, что имели место быть форс-мажорные обстоятельства, а значит – оплата по договорам должна пройти в соответствии со старым курсом доллара. Некоторые выиграли – и производили оплату по старому курсу 6 рублей за доллар, тогда как в реальности американская валюта стоила уже не меньше 24 рублей. Повторение тех событий возможно и в 2008 году. При этом доказывать форс-мажорность могут в массовом порядке уже не только бизнесмены, но и простые граждане: это позволило бы, например, отказаться от выплаты кредитов. Действительно, если некоторые банки со ссылкой на форс-мажор требуют досрочного возврата ипотечных кредитов, то почему бы не отказаться вообще платить банку, также посетовав на мировой финансовый кризис? Проблемы из-за него ведь не только у банкиров. Простые люди тоже теряют работу и доходы. Андрей Бельянский считает, что шанс доказать форс-мажорность финансового кризиса есть, однако делать это придется в каждом конкретном случае. Известный российский юрист, член Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена согласен, что законодатели не дали четкого определения «непреодолимой силе», которая характеризует форс-мажорные обстоятельства. Однако, рассказал Кучерена в интервью «URA.Ru», мировой финансовый кризис вряд ли можно отнести к таковым. «Я полагаю, к форс-мажору, скорее, стоит относить стихийные бедствия, какие-то природные явления. Мировой кризис же под это определение походит мало». Он напомнил, что банкротство отдельных компаний не признается судом как непреодолимые обстоятельства, значит, вряд ли и коллапс всей системы может считаться таковыми. В сложный 1998-й год юрист адвокатского бюро «Крикунов и партнеры» господин Гутников опубликовал статью «Форс-мажорные обстоятельства в условиях кризиса», в которой утверждал, что «в сегодняшних условиях, особенно если речь идет о долгосрочных контрактах на значительные суммы, применение оговорки об изменившихся обстоятельствах позволит расторгнуть или изменить ранее заключенные договоры и сэкономить таким образом значительные денежные средства, освободив себя от обязанности дальнейшего исполнения ставшего невыгодным контракта». Собеседник «URA.Ru», близкий к правительству РФ, согласен, что сегодня государство могло бы дать какие-то разъяснения по поводу того, является ли мировой кризис форс-мажорными обстоятельствами. «Есть мнение, что Торгово-промышленная палата могла бы выступить с соответствующим разъяснением. Или какой-либо другой орган – правительство, Государственная дума», - полагает он.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...