Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Хозяин повесился, не дождавшись переселения из ветхого жилья»

«URA.Ru» проверило, как работает разрекламированная реформа ЖКХ в УрФО. Полная разруха
Темпы реформы ЖКХ ощущаются вот в таких подъездах разваливающихся домов. Ежедневные ТВ-отчеты власти, не срабатывают. Наш корреспондент в первом ветхом доме нашел повесившегося от безысходности жильца…

Несмотря на кризис, отрасль ЖКХ остается приоритетной в России: премьер Владимир Путин на днях объявил о том, что соответствующий федеральный фонд получит 90 миллиардов рублей из бюджета. Эти деньги должны идти не на баснословные премии руководителям Фонда ЖКХ, а на ремонт конкретных домов и подъездов. Корреспондент «URA.Ru» в Кургане принялся выяснять, как работает система ЖКХ в этом городе, и выяснил: ситуация еще хуже, чем кажется на первый взгляд. Власти не просто не ведут ремонт домов – даже учет коммунальных платежей в полном хаосе.

Картина, которая открывается при въезде в микрорайон Восточный города Кургана, потрясает воображение. Да, здешняя так называемая «гостевая» улица Гагарина, ведущая из аэропорта в центр города, более или менее презентабельна. Но если свернуть с нее, можно увидеть куда менее приятную картину.

Мы приехали в микрорайон с депутатом гордумы Натальей Семиной. Накануне в руки к нам попали несколько любопытных квитанций на оплату жилищно-коммунальных услуг в этом районе. В квартирах как бы давно никто не проживает, а вот платежи начисляются с завидной регулярностью. Все они выданы местной управляющей компанией ООО «УО “Риск”», во всех указаны просто фантастические суммы к оплате.

Итак, улица Декабристов. Как раз в одном из домов, находящихся здесь, и проживал некто Иванов С.С., умерший еще в декабре 2005 года. О том, что он умер, написано и в квитанции на оплату коммунальных услуг. Указано и то, что в его квартире никто не проживает. В графе «Итого» обозначена сумма к оплате – 51 тыс. 393 рубля 94 копейки.

С Натальей Семиной заходим в квартиру, где когда-то проживал покойный. Дома оказываются две девушки, сестры. Никакого отношения к покойному Иванову они не имеют. Наталья Викторовна попросила девушек предъявить паспорта, однако обе в голос сказали, что документов у них нет: паспорта у мамы, а мама – на работе. На каких основаниях сестры и их мать (по некоторым данным, всего не менее 5 человек) заселились в эту квартиру, девушки пояснить не смогли. А на вопрос депутата, когда они собираются начинать рассчитываться за коммунальные услуги, сестры, испугавшись, пообещали, что «потихоньку будут выплачивать».

Это не Багдад, не убежище талибов, не Центральная Африка. Это административная столица крупного российского региона, 2009 год, разгар реформы ЖКХ…
 
На вопрос о том, не возникали ли у девушек сомнения по поводу единой квитанции, ежемесячно приходящей на имя незнакомого им мужчины, который уже давно умер, сестры ничего не ответили. Квитанции, судя по их молчаливому согласию, жильцы просто складируют.

Вероятно, то же самое происходит и в одной из квартир в соседнем доме, где хозяин тоже умер, а вот долг за коммунальные услуги достиг почти 45 тыс. рублей. Еще одна квитанция, пришедшая в один из домов здесь же, на улице Декабристов, свидетельствует о сумме долга более чем в 35,5 тыс. рублей. По словам соседей, хозяин квартиры некоторое время назад повесился, так и не добившись переселения из ветхого жилья.

Почему платежи начисляются на умерших людей? Кто занимает их квартиры? Кто и с кого взыщет долги? Ответа на эти вопросы пока найти не удалось. Руководитель управляющей организации «Риск» Мунавир Ситдиков сначала заявил, что информация о том, что человек умер, «не легла на стол» его специалистам. Но когда ему было конкретно указано, что в квитанции написано слово «умер» и количество проживающих «0», Ситдиков удивился и решил позвонить в «контору», чтобы разобраться. Специалист «Риска», по словам Мунавира Миннигазеловича, пояснила, что управляющая компания «не имеет права закрывать лицевой счет». «Информация в жилотдел по этой квартире дана. Мы очень много даем такой информации – больше 100 квартир мы отдали администрации. Начисления идут, отопление никто не отключил. Квартира муниципальная, значит, город и должен оплачивать за эту квартиру. Мне одному не охватить весь жилой фонд – некогда», - заявил Ситдиков.

Иначе говоря, не исключено, что подобных квитанций, адресованных «мертвым душам», в управляющей организации «Риск» ежемесячно готовится не менее 100 штук.

В жилищном отделе, в который обратилась депутат Наталья Семина, никаких официальных документов, подтверждающих факт извещения администрации города об освобождении муниципальной квартиры, не оказалось – по всей видимости, их просто никто туда не подавал. Как в таком случае квартира оказалась заселена – вопрос.

Другой разговор, что квартиру, о которой идет речь, как, собственно, и многие другие подобные, назвать квартирой можно с большой натяжкой. Двухэтажные шлакоблочные дома разрушаются на глазах. Однако, уверена депутат Наталья Семина, если бы у этих домов появился настоящий хозяин, ветхие строения можно привести в порядок.

Не удивляйтесь, что стены разваливаются: коммунальщики не могут даже понять, кто из жильцов уже умер, а кто все еще жив
 
Буквально в каждом из домов, находящихся в этом квадрате, стены рушатся, подъездных путей нет, нечистоты выходят наружу, блохи кусают детей, сырость и плесень в подъездах и т.д. Ко всему прочему посередине двора, если, конечно, это можно назвать двором, стоит старый деревянный туалет – один на 100 квартир. По словам жильцов окрестных домов, никакие обращения в управляющую компанию не дали результата: один раз приехали, начали было чистить, но на полпути бросили – рабочее время вышло. А чтобы добраться до этого туалета, тоже нужно постараться – во дворе нет даже малейшего асфальтированного клочка земли. Люди говорят, что обращались и к главе города Анатолию Ельчанинову – безрезультатно, и к депутату областной Думы Михаилу Котюсову, но тот лишь ответил, что в таких домах еще жить да жить.

Мунавир Ситдиков в определенной степени прав: жилой фонд поселка Восточный, которым управляет его компания, состоит из «ремков», как он сам выразился. Более того, ООО «УО “Риск”» имеет миллионные долги из-за неплатежей населения, что, в конце концов, может привести к банкротству коммунального предприятия. Но ведь «виртуальные деньги», ежемесячно начисляемые «мертвым душам», наверняка могли бы хоть как-то исправить положение, да и сами люди, на законных основаниях проживающие в этих, пусть и ветхих, домах, готовы приложить свои усилия для благоустройства и зданий, и прилегающей территории. «Люди готовы улучшить свои жилищные условия. Пусть даже это будет аварийное жилье, они готовы взять его в собственность и вложить в него деньги, сделать из него что-то приличное. Взаимопонимания с управкомпанией нет. Люди платят, а за что?» - задается вопросом Наталья Семина.

По мнению депутата, в Восточный поселок, конечно, нужны серьезные финансовые вложения. Чтобы ситуация менялась, необходимо активизировать работу надзорных органов. «Мертвые души» только усугубляют ситуацию. По словам Натальи Семиной, «пока не будет контроля и пока не будет проведена ревизия жилого фонда, не будет никакого порядка». «Да, в квартире нет ни одного прописанного, но там живут по 5-6 человек, которые пользуются всеми коммунальными услугами. Они живут безнаказанно, при полном коммунизме. В этих условиях мы не добьемся ни порядка, ни чистоты, ни того, чтобы в нормальных условиях жили другие люди», - считает Семина.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...