Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

В Зауралье люди объединились, чтобы вызволить из-за решетки двух бывших полицейских

«Иное – предательство», говорят они
Суд поверил насильнику Макееву, а любящего отца Алексея Лукина отправил в колонию
На фоне многочисленных историй о «полицейском беспределе» эта выглядит неожиданно, неоднозначно. В октябре прошлого года Притобольный районный суд Курганской области вынес обвинительный приговор в отношении двух бывших сотрудников местной ГИБДД Николая Сысокина и Алексея Лукина. ДПСники признаны виновными в избиении остановленного ими водителя, находившегося в состоянии алкогольного опьянения. (Кстати, позже выяснилось, что мужчина был неоднократно судим, в том числе за изнасилование маленькой девочки). С приговором согласились только органы предварительного следствия и гособвинение, а коллеги Николая и Алексея, их родители и друзья, как и сами молодые люди, считают приговор незаконным. И объединились в общей борьбе. Подробности – в материале «URA.Ru».
 
16 октября 2010 года Николай Сысокин и Алексей Лукин несли службу на автодороге «Курган-Звериноголовское». Около 14 часов они получили информацию об автомобиле, которым, возможно, управлял нетрезвый водитель. Заметив подозрительную машину, сотрудники ДПС начали преследовать нарушителя, который на требования инспекторов остановиться никак не реагировал.
 
59-летний Александр Макеев, именно он и находился за рулем, остановился только у ограды собственного дома в селе Глядянском (ДПСники преследовали нарушителя примерно 5 км). Как оказалось, в машине он был не один – вместе с Макеевым находился его старший сын. Оба мужчины были пьяны.
 
Требование сотрудников ГИБДД выйти из машины Макеев проигнорировал. Николай и Алексей попытались вытащить нарушителя из автомобиля. Макеев оказывал сопротивление. Когда инспекторам удалось достать нарушителя и поставить на ноги, он не устоял и упал на колени. Сысокин и Лукин довели Александра Макеева до своего служебного автомобиля, после чего Николай отвез нарушителя в ОВД, а Алексей остался, чтобы транспортировать автомобиль Макеева на штрафстоянку.
 
Показания Александра Макеева сводятся к тому, что после того как его извлекли из машины, сначала Алексей Лукин, а затем и Николай Сысокин стали его пинать. Макеев утверждает, что «закрывал голову руками и перекатывался с бока на бок, пытаясь увернуться от ударов», поэтому не видел, кто из инспекторов сколько ударов ему нанес.
 
 
Шестилетнего Павлика, сына Николая Сысокина, еле успокоили тем, что "папа уехал на заработки"
 
Когда Макеев уже находился в камере для административно задержанных, фельдшер скорой помощи провел медицинское освидетельствование. В справке, имеющейся в материалах уголовного дела, указано, что со стороны задержанного никаких жалоб на состояние здоровья нет, признаков избиения – тоже. Единственное, на теле Макеева была обнаружена небольшая припухлость. Детальной экспертизы ее никто не проводил, но на последствия побоев она похожа не была. Фельдшер рекомендовал Макееву обратиться к фтизиатру для проведения рентгеновского обследования легких. И Макеева свозили в Курган, где ему сделали флюорограмму, по которой вполне можно было определить наличие перелома ребра. Однако впоследствии на запрос судьи в городскую больницу №5 о предоставлении электронного варианта снимка грудной клетки Александра Макеева был получен отказ. Причина - поломка винчестера и невозможность восстановления данных как раз на октябрь 2010 года. А ходатайство адвоката Виктора Буракова о назначении повторной экспертизы было отклонено.
 
Вместе с тем в приговоре суда есть ссылка еще на одну справку, выданную фельдшером скорой помощи: судя по справке, фельдшер был вызван в ОВД «для оказания медицинской помощи потерпевшему, который жаловался на боли в грудной клетке и пояснял, что его избили». Фельдшер поставил диагноз «ушиб грудной клетки справа» и рекомендовал обратиться к хирургу.
 
По словам матери Николая Сысокина Татьяны Николаевны, Александр Макеев находился в камере для административно задержанных 5 дней. Никаких жалоб на состояние здоровья от него не поступало. Однако спустя примерно десять дней Макеев обратился к хирургу со снимком грудной клетки, по которому якобы было видно, что у мужчины сломано одно ребро. После этого в следственных органах и появилось заявление об избиении Макеева при задержании сотрудниками ГИБДД. У родителей Николая Сысокина, как и у адвоката Виктора Буракова, большие сомнения в подлинности снимка, представленного Александром Макеевым.
 
Родители и коллеги Николая и Алексея уверены в их невиновности и порядочности. Более того, сотрудники местного отдела полиции собрали деньги, чтобы семьи Сысокиных и Лукиных могли нанять хорошего адвоката, и обратились к председателю Курганского областного суда Сергею Уварову. В своем письме полицейские указали на ряд несоответствий. В частности, в марте 2011 года судмедэксперт проводил освидетельствование Александра Макеева и установил перелом 10 ребра справа, а почти через два месяца после этого была проведена еще одна экспертиза, и тот же самый эксперт установил перелом 11 ребра. Полицейские также обращают внимание на то, что судом первой инстанции были проигнорированы показания сотрудников полиции – Притобольный районный суд посчитал их недостоверными.
 
О том же  говорят и родители осужденных. В то же время, указывают они, показания 88-летней матери Александра Макеева, страдающей глоукомой, и старшего сына Макеева – Андрея, который в момент задержания нарушителя был пьян, судом признаны достоверными.
 
Кстати, и отец, и сын Макеевы – оба ранее были судимы, по 4 раза каждый. Макеев-старший дважды отбывал наказание за изнасилование, в том числе маленькой девочки. И это еще не все. Соседи Макеевых рассказывают, что Александр и Андрей Макеевы неоднократно избивали младшего сына (брата), заставляя его бежать в магазин за очередной бутылкой спиртного. По словам соседей, издевательства были вызваны тем, что младший сын не сидел в тюрьме и родственникам это сильно не нравится. В настоящее время Александр Макеев не работает. Жители Глядянки неоднократно жаловались в полицию, когда видели его пьяным за рулем. 
 
Николай Сысокин и Алексей Лукин были уверены, что в суде уголовное дело рассыплется за отсутствием состава преступления. Но доводы стороны защиты и непризнание подсудимыми своей вины роли не сыграли. В октябре прошлого года суд приговорил бывших сотрудников ГИБДД к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Кассационная коллегия Курганского областного суда оставила приговор в силе. В декабре прошлого года Николай Сысокин и Алексей Лукин были направлены для отбывания наказания в колонию в Нижний Тагил.
 
У обоих дома остались семьи и маленькие дети – у одного дочь, у другого - сын. Шестилетний сын Николая случайно узнал, что произошло с папой, но родным все-таки удалось «убедить» мальчика в том, что папа не в тюрьме, а уехал искать работу, чтобы заработать денег. Николай, рассказывает Татьяна Сысокина, очень обрадовался, когда получил вместе с письмом фотографию Павлика…    
 
Татьяна Сысокина и Татьяна Лукина готовы бороться за своих сыновей до конца. «Мы уже как родные стали, - признаются женщины. - Горе сближает».
 
Только как помочь сыновьям? Родители обратились за помощью в приемную Общественного совета при УМВД по Курганской области. Сегодня, 29 февраля, члены совета обсудили, чем можно помочь Николаю и Алексею. Кассационная и надзорная инстанции уже пройдены. Остается Верховный суд, далее – Страсбургский суд по правам человека. Однако Страсбург – это 2-3 года разбирательств, как раз срок наказания. Просить помилования – значит признать вину парней в совершении преступления.
 
По мнению члена совета Владимира Пугина, нужно обратиться к уполномоченному по правам человека. Другой член совета, Сергей Устюгов, предложил свой вариант: пересмотр приговора суда возможен при наличии вновь открывшихся обстоятельств дела. Если найдутся свидетели, которые подтвердят, что Сысокин и Лукин не избивали Макеева, то это может изменить положение молодых людей. Общественный совет при УМВД принял решение обратиться к начальнику ведомства полковнику Игорю Решетникову с просьбой привлечь к сбору доказательств по делу сотрудников собственной безопасности УМВД.
 
«Мы ни в коем случае не делаем преждевременных выводов о качестве следственных действий и справедливости судебного решения, - подчеркивает член Общественного совета при УМВД по Курганской области Юлия Васильева. - Но поскольку и то, и другое вызвало массу вопросов у общественности, родных, коллег осужденных, у средств массовой информации, то Общественный совет счел целесообразным вмешаться. Если ребята наказаны несправедливо, это не должно остаться без последствий. Я восхищаюсь выносливостью родителей, настроенных бороться за своих сыновей до победного конца. Сами они говорят: «Иное означало бы предательство наших детей». На защиту ребят как один встали и их коллеги из полиции. С моей точки зрения, это пример гражданского объединения, о необходимости которого мы так много сейчас говорим».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...