Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Раз при должности — воруешь, раз богатый — чего-то украл, раз посадили — с кем-то не поделился»

Откровения тюменского бизнесмена-психиатра о людях, деньгах и политике

Этот человек в политике 20 лет, он работал с тремя губернаторами «тюменской матрешки», добился больших высот в стратегической для России нефтяной отрасли и стал политическим тяжеловесом, но довольствуется мандатом депутата Тюменской городской Думы. Говорят — и под этими разговорами есть прочные основания, его боится губернатор ХМАО Наталья Комарова, ее советники бдительно следят за планами и карьерными передвижениями потенциального конкурента на пост главы Югры — Олега Чемезова. Почему он называет хозяйку Югры Золотой Бабой, как ему пригодилась первая профессия психиатра и что он делает, когда становится страшно — в интервью «URA.Ru»

— Олег Леонидович, вы в следующий созыв Тюменской городской Думы пойдете?

— Пока собираюсь.

— Что значит пока?

— В жизни каждого человека могут происходить какие-то изменения. На данный момент я собираюсь. Планирую выдвинуться кандидатом в депутаты городской Думы от «Единой России», а избираться буду по одномандатному округу. В партию я вступил еще в Ханты-Мансийске в 2005 году.

— Ваши недоброжелатели утверждают, что вы то финансируете ЛДПР, то другие оппозиционные партии, где всплывают фамилии людей, которые с вами работают. Это так?

— Эти истории обычно звучат из Ханты-Мансийска. Действительно, мои партнеры ведут там активную политическую деятельность, связанную с ЛДПР. Но я финансово эту деятельность не поддерживаю. Все это выдумки. Это выдумки людей, которые ищут врага, с которым надо постоянно бороться, чтобы получать какие-то преференции — финансовые либо имиджевые, или им просто нечем заняться. Вместо того, чтобы уметь договариваться на каких-то уровнях, эти люди всякие сказки придумывают.

— У «партии власти» сегодня не очень хорошее положение в Тюмени. Имидж подпортили уголовные дела с фигурами известных единороссов Сергея Коробова, Андрея Линника. Вы не боитесь, что во время выборов ваши оппоненты вам, как члену партии, этих людей припомнят?

— Для разных людей страх — это разные действия. Кто-то, как страус, бьется головой о бетон, если клетка бетонная, а кто-то двигается. У меня принцип такой: иди туда, где страшно, и тогда будет интересно. На все же есть аргументы. Во-первых, уголовные дела не закрыты — решение суд еще не вынес. И какая там будет история — не понятно. Мы были свидетелями многих уголовных дел, которые возникали, медленно-медленно угасали, а потом еще люди выигрывали иски о защите своей чести. И такие истории бывают. Я живу по принципу: не суди, да не судим будешь. Поэтому, если у моих коллег есть проблемы с законом, то они должны быть решены в суде. А если говорить о партии и о влиянии такого рода событий на партию, то и в ЛДПР, и в КПРФ можно найти людей, которые имеют проблемы с законом.

— Утверждают, что вас боится Хозяйка Югры. За что?

— Я не знаю, что она меня боится, мы с ней ни разу не встречались. С момента, когда там... (тут Олег Леонидович сделал театральную паузу и хитро прищурился. — ред.) Мы с тобой об одном и том же говорим? Потому что для меня хозяйка Югры — это культовая фигура ханты и манси — Золотая Баба. А если ты говоришь о действующей власти, я не слышал, чтобы меня боялись. Для меня это информация новая. В Югре не может быть ни хозяина, ни хозяйки. Хозяин там один — народ. Люди, которые там у власти, должны слышать и слушать народ. А чтобы меня кто-то боялся? Значит, у них есть основания. А за что — я не знаю. Я предпочитаю, чтобы меня ценили, уважали, любили.

— В связи с последними изменениями в вашей компании очень часто стали говорить, что вы уволены, что вас лишили полномочий, а некоторые рассказывают, что вы в 2015 году примите участие в выборах губернатора Югры?

-Изменения только начались. В компании поменялся главный акционер. Сегодня идет процесс интеграции, обмена информацией. Сейчас у нас находится делегация порядка 40 человек. Такие группы сейчас работают во всех регионах присутствия нашей компании. Диалог идет очень комфортно, люди профессиональные. Они понимают, что мы делаем, рассказывают нам свое видение, и мы пытаемся две эти картинки сложить, чтобы эффективность дальнейшего процесса была высокая. Поскольку стоит задача создание крупнейшей, высокоуправляемой, высокорентабельной компании в России, плюс использующей передовые технологии, и в том числе кадровые. Я думаю, что этот процесс не будет быстрым.

Что касается, уволен я или нет. Я продолжаю работать в прежнем статусе и ранге. У нас отозваны доверенности. Дело в том, что доверенность, которая была мне выдана прежним руководством, сейчас считается недействительной по закону. Идет процесс подготовки новых доверенностей.

— А если представим, что что-то не сложится. Чем займетесь?

— (смеется) Есть чем.

— Ну да, 2015 год впереди....

— Тема очень интересная. Югра в моей жизни сыграла важную роль. Я там прожил существенную часть своей жизни. Сформировался. У меня там появился первый управленческий опыт. Кто знает, как сложится судьба. Но сейчас таких целей у меня нет. Я пока все связываю с нынешней работой. Если мне не будет сделано предложение работать в компании, тогда я начну задумываться, чем заниматься.

Люди думают, что командовать регионом — это легкая работа. Пришел — командуй, управляй, распределяй. Это сумасшедшая ответственность. И перед людьми и перед законом. Это не самая сладкая жизнь. И одно дело тебя назначили или выбрали, другое — собрать дееспособную команду. А очень мало умных, дееспособных людей, готовых идти на государственную службу. Потому что идет деградация имиджа государственной службы за счет уголовных дел, за счет постоянной критики, в том числе и журналистами. Где-то это справедливо, где-то нет.

Газету откроешь: тут взорвалось, там украли, здесь посадили. Телевизор включаешь — то же самое. А где достижения? Их не видно. Потребность у народа такая — хотят грязь, они ее видят. И уже стереотип сформировался: раз чиновник — значит, дерьмо, раз при должности — значит, воруешь, раз богатый — значит чего-то украл, раз посадили — с кем-то не поделился. Уже мало кто себе представляет, что есть люди, которые реально хотят что-то сделать.

— В своем депутатском округе вы пытаетесь переломить людские стереотипы по отношению к чиновникам?

— Как я могу это сделать? Люди же очень хорошо разбираются, где ты лукавишь, а где нет. На своем округе я просто делаю то, что могу. Где-то применяю свои возможности взаимодействия с управой, с муниципалитетом, с органами власти. Где-то личные деньги трачу, когда понимаю, что не все можно решить за счет бюджета и административных методов. Могу помочь — помогаю, не могу — очень грущу по этому поводу.

— Каковы ваши прогнозы относительно состава будущей Гордумы. Он сильно изменится?

— Я со своими коллегами-депутатами разговаривал — не у всех есть желание идти на очередной срок. Это иллюзия, что все хотят пойти. Многие, и я в том числе, идем туда для того, чтобы доделать то, что не сделано. Есть некие обязательства, когда ты живешь в постоянном диалоге со своими избирателями. С другой стороны, начинаешь задумываться, если ты не пойдешь, то кто пойдет? Мы же не должны вернуться в 90-е годы, когда алкоголики, горлопаны и психопатизированные личности лезли в органы власти. Я же был доктором, когда участвовал в первых выборах в городскую Думу Ханты-Мансийска. В этот период мы не должны вернуться. Депутатами должны стать люди, которые понимают для чего они идут в Думу, и что будут делать. И конечно хочется, чтобы они не имели личной заинтересованности в получении бюджетных средств.

А состав Думы, конечно, изменится. Там появятся другие партии, другие фракции — вероятность этого очень высокая. И это придаст определенный шарм Думе нового созыва. И мы сами меняемся, сейчас мы не такие, как 5 лет назад. Поэтому хотя бы на 20% менталитет тех, кто придет в Думу, изменится точно.

— Ваш медицинский опыт и образование помогает вам в нынешней работе? (С 1988 по 1993 годы Олег Чемезов работал участковым врачом-психиатром, заведующим отделением Ханты-Мансийского окружного психонаркологического диспансера — ред.)

— Очень. Базовое образование помогает в сегодняшнем общении с людьми.

— Расскажите какую-нибудь интересную историю без фамилий.

— Не могу — это медицинская тайна.

— Часто ли вы используете навыки базового образования в ведении бизнеса?

— Еще папа учил меня: никогда не используй свои профессиональные навыки в сфере медицины для достижения своих целей. Они должны использоваться для того, для чего они получались. У некоторых, конечно, возникает ощущение, что если я берусь за дело, то оно чудесным образом решается. Просто я внимательно рассматриваю аргументационную сторону. Это как хороший адвокат, который берется только за те дела, в которых он уверен, что победит. Я стараюсь браться только за то, что реально можно выполнить.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на тюменский telegram-канал «Темы Тюмени»
Подписаться
Этот человек в политике 20 лет, он работал с тремя губернаторами «тюменской матрешки», добился больших высот в стратегической для России нефтяной отрасли и стал политическим тяжеловесом, но довольствуется мандатом депутата Тюменской городской Думы. Говорят — и под этими разговорами есть прочные основания, его боится губернатор ХМАО Наталья Комарова, ее советники бдительно следят за планами и карьерными передвижениями потенциального конкурента на пост главы Югры — Олега Чемезова. Почему он называет хозяйку Югры Золотой Бабой, как ему пригодилась первая профессия психиатра и что он делает, когда становится страшно — в интервью «URA.Ru» — Олег Леонидович, вы в следующий созыв Тюменской городской Думы пойдете? — Пока собираюсь. — Что значит пока? — В жизни каждого человека могут происходить какие-то изменения. На данный момент я собираюсь. Планирую выдвинуться кандидатом в депутаты городской Думы от «Единой России», а избираться буду по одномандатному округу. В партию я вступил еще в Ханты-Мансийске в 2005 году. — Ваши недоброжелатели утверждают, что вы то финансируете ЛДПР, то другие оппозиционные партии, где всплывают фамилии людей, которые с вами работают. Это так? — Эти истории обычно звучат из Ханты-Мансийска. Действительно, мои партнеры ведут там активную политическую деятельность, связанную с ЛДПР. Но я финансово эту деятельность не поддерживаю. Все это выдумки. Это выдумки людей, которые ищут врага, с которым надо постоянно бороться, чтобы получать какие-то преференции — финансовые либо имиджевые, или им просто нечем заняться. Вместо того, чтобы уметь договариваться на каких-то уровнях, эти люди всякие сказки придумывают. — У «партии власти» сегодня не очень хорошее положение в Тюмени. Имидж подпортили уголовные дела с фигурами известных единороссов Сергея Коробова, Андрея Линника. Вы не боитесь, что во время выборов ваши оппоненты вам, как члену партии, этих людей припомнят? — Для разных людей страх — это разные действия. Кто-то, как страус, бьется головой о бетон, если клетка бетонная, а кто-то двигается. У меня принцип такой: иди туда, где страшно, и тогда будет интересно. На все же есть аргументы. Во-первых, уголовные дела не закрыты — решение суд еще не вынес. И какая там будет история — не понятно. Мы были свидетелями многих уголовных дел, которые возникали, медленно-медленно угасали, а потом еще люди выигрывали иски о защите своей чести. И такие истории бывают. Я живу по принципу: не суди, да не судим будешь. Поэтому, если у моих коллег есть проблемы с законом, то они должны быть решены в суде. А если говорить о партии и о влиянии такого рода событий на партию, то и в ЛДПР, и в КПРФ можно найти людей, которые имеют проблемы с законом. — Утверждают, что вас боится Хозяйка Югры. За что? — Я не знаю, что она меня боится, мы с ней ни разу не встречались. С момента, когда там... (тут Олег Леонидович сделал театральную паузу и хитро прищурился. — ред.) Мы с тобой об одном и том же говорим? Потому что для меня хозяйка Югры — это культовая фигура ханты и манси — Золотая Баба. А если ты говоришь о действующей власти, я не слышал, чтобы меня боялись. Для меня это информация новая. В Югре не может быть ни хозяина, ни хозяйки. Хозяин там один — народ. Люди, которые там у власти, должны слышать и слушать народ. А чтобы меня кто-то боялся? Значит, у них есть основания. А за что — я не знаю. Я предпочитаю, чтобы меня ценили, уважали, любили. — В связи с последними изменениями в вашей компании очень часто стали говорить, что вы уволены, что вас лишили полномочий, а некоторые рассказывают, что вы в 2015 году примите участие в выборах губернатора Югры? -Изменения только начались. В компании поменялся главный акционер. Сегодня идет процесс интеграции, обмена информацией. Сейчас у нас находится делегация порядка 40 человек. Такие группы сейчас работают во всех регионах присутствия нашей компании. Диалог идет очень комфортно, люди профессиональные. Они понимают, что мы делаем, рассказывают нам свое видение, и мы пытаемся две эти картинки сложить, чтобы эффективность дальнейшего процесса была высокая. Поскольку стоит задача создание крупнейшей, высокоуправляемой, высокорентабельной компании в России, плюс использующей передовые технологии, и в том числе кадровые. Я думаю, что этот процесс не будет быстрым. Что касается, уволен я или нет. Я продолжаю работать в прежнем статусе и ранге. У нас отозваны доверенности. Дело в том, что доверенность, которая была мне выдана прежним руководством, сейчас считается недействительной по закону. Идет процесс подготовки новых доверенностей. — А если представим, что что-то не сложится. Чем займетесь? — (смеется) Есть чем. — Ну да, 2015 год впереди.... — Тема очень интересная. Югра в моей жизни сыграла важную роль. Я там прожил существенную часть своей жизни. Сформировался. У меня там появился первый управленческий опыт. Кто знает, как сложится судьба. Но сейчас таких целей у меня нет. Я пока все связываю с нынешней работой. Если мне не будет сделано предложение работать в компании, тогда я начну задумываться, чем заниматься. Люди думают, что командовать регионом — это легкая работа. Пришел — командуй, управляй, распределяй. Это сумасшедшая ответственность. И перед людьми и перед законом. Это не самая сладкая жизнь. И одно дело тебя назначили или выбрали, другое — собрать дееспособную команду. А очень мало умных, дееспособных людей, готовых идти на государственную службу. Потому что идет деградация имиджа государственной службы за счет уголовных дел, за счет постоянной критики, в том числе и журналистами. Где-то это справедливо, где-то нет. Газету откроешь: тут взорвалось, там украли, здесь посадили. Телевизор включаешь — то же самое. А где достижения? Их не видно. Потребность у народа такая — хотят грязь, они ее видят. И уже стереотип сформировался: раз чиновник — значит, дерьмо, раз при должности — значит, воруешь, раз богатый — значит чего-то украл, раз посадили — с кем-то не поделился. Уже мало кто себе представляет, что есть люди, которые реально хотят что-то сделать. — В своем депутатском округе вы пытаетесь переломить людские стереотипы по отношению к чиновникам? — Как я могу это сделать? Люди же очень хорошо разбираются, где ты лукавишь, а где нет. На своем округе я просто делаю то, что могу. Где-то применяю свои возможности взаимодействия с управой, с муниципалитетом, с органами власти. Где-то личные деньги трачу, когда понимаю, что не все можно решить за счет бюджета и административных методов. Могу помочь — помогаю, не могу — очень грущу по этому поводу. — Каковы ваши прогнозы относительно состава будущей Гордумы. Он сильно изменится? — Я со своими коллегами-депутатами разговаривал — не у всех есть желание идти на очередной срок. Это иллюзия, что все хотят пойти. Многие, и я в том числе, идем туда для того, чтобы доделать то, что не сделано. Есть некие обязательства, когда ты живешь в постоянном диалоге со своими избирателями. С другой стороны, начинаешь задумываться, если ты не пойдешь, то кто пойдет? Мы же не должны вернуться в 90-е годы, когда алкоголики, горлопаны и психопатизированные личности лезли в органы власти. Я же был доктором, когда участвовал в первых выборах в городскую Думу Ханты-Мансийска. В этот период мы не должны вернуться. Депутатами должны стать люди, которые понимают для чего они идут в Думу, и что будут делать. И конечно хочется, чтобы они не имели личной заинтересованности в получении бюджетных средств. А состав Думы, конечно, изменится. Там появятся другие партии, другие фракции — вероятность этого очень высокая. И это придаст определенный шарм Думе нового созыва. И мы сами меняемся, сейчас мы не такие, как 5 лет назад. Поэтому хотя бы на 20% менталитет тех, кто придет в Думу, изменится точно. — Ваш медицинский опыт и образование помогает вам в нынешней работе? (С 1988 по 1993 годы Олег Чемезов работал участковым врачом-психиатром, заведующим отделением Ханты-Мансийского окружного психонаркологического диспансера — ред.) — Очень. Базовое образование помогает в сегодняшнем общении с людьми. — Расскажите какую-нибудь интересную историю без фамилий. — Не могу — это медицинская тайна. — Часто ли вы используете навыки базового образования в ведении бизнеса? — Еще папа учил меня: никогда не используй свои профессиональные навыки в сфере медицины для достижения своих целей. Они должны использоваться для того, для чего они получались. У некоторых, конечно, возникает ощущение, что если я берусь за дело, то оно чудесным образом решается. Просто я внимательно рассматриваю аргументационную сторону. Это как хороший адвокат, который берется только за те дела, в которых он уверен, что победит. Я стараюсь браться только за то, что реально можно выполнить.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...