Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Страх и ужас Прикамья

Главные события завершившегося политического сезона закончились для пермских чиновников набором комплексов

Пермских чиновников впору отправлять на психологическую реабилитацию и водолечение. Причина — в политическом сезоне, который в Прикамье выдался на редкость бурным и нервным, и все никак не может закончиться. Ряд громких событий, так или иначе вписанных в политическую канву, привел к душевным травмам и потрясениям ее участников. В попытке проанализировать происходящее, экспертам и наблюдателям удалось установить причинно-следственные связи и поставить несколько необычных диагнозов. Что из этого получилось — в материале «URA.Ru».

Фобия политических карнавалов

Безусловно, к политическим событиям необходимо отнести скандал на фестивале «Белые ночи». После антиолимпийской выставки картин художника Василия Слонова только ленивый не обвинил пермских чиновников в поощрении антигосударственных выходок. Защищаясь, экс-директор музея современного искусства Марат Гельман заявил, что «наезд» носит политический характер: «Это выпад в сторону губернатора Виктора Басаргина». После этого выставку поспешили закрыть.

Скандал был короткий, но громкий. После чего у пермских чиновников сформировалась вполне четкая фобия к современному искусству, фестивалям и прочим околокультурным мероприятиям, которым славилось Прикамье. Именно «благодаря» этой фобии был отменен форум «Пилорама». Повод был простой — отсутствие денег.

«На фоне 250-миллионного бюджета „Белых ночей“, сумма в 2,5 млн рублей миллиона на „диссидентское“ мероприятие выглядит смешно. Столь же смешно выглядит аргумент: кончились деньги, — говорят наблюдатели. — А как же бюджетное планирование, что является процессом долгим, а финансы рассчитываются загодя? Выводы, таким образом, однозначны: отмена форума это логичное продолжение скандала с „Белыми ночами“, то, что „Пилорамы“ не будет, заслуга не адептов одержимого Кургиняна (а они уже приписывают для отчетности), а скорей — Гельмана. Галерист сформировал у пермских властей неприязнь к таким мероприятиям».

Травма парламентскими качелями

Самый страшный ночной кошмар, какой только может присниться противоборствующим сторонам в Заксобрании будет про то, как оппоненты берут в парламенте верх. Расстановку сил здесь уже долгое время определяет кворум или его отсутствие. Чтобы добиться нужного результата противникам приходится буквально жонглировать нюансами регламента на манер бонапартистских качелей. Как правило, более замотивированными и дисциплинированными являлись сторонники губернатора, что закономерно: их «ломают» и запугивают, а у оппонентов, кроме идеологии здорового патриотизма, ничего нет. Но довыборы (а уход нынешнего премьера Геннадия Тушнолобова из парламента — еще один итог сезона) в соликамском избирательном округе № 13 могут изменить расстановку сил в краевом парламенте. И не только они.

Исторический максимум голосов (30) губернаторская команда получила по вопросу о налоговой льготе «Газпрому», однако по другим также значимым для варягов моментам повторить такой рекорд не представляется возможным. К примеру, тот же ярый сторонник предоставления льготы депутат Армен Гарслян задает крайне неудобные вопросы по процедуре конкурса выбора инвестора аэропорта Большое Савино. «Отжим» собственности у пермских предпринимателей уже начался (земля под ипподромом), но еще не так активно, как освоение госактивов Пермского края. Запуск этого процесса также внесет коррективы в расстановку сил. Собственно, жесткая конфронтация — главный политический тренд региона. На этом страхе будет строиться игра и нового политического сезона.

Ужас политического уродства

Накал страстей в противостоянии Пермской городской Думы с сити-менеджером Анатолием Маховиковым по степени напряжения, пожалуй, был даже выше, чем уже свершившийся в то же самое время вышеупомянутый раскол в Заксобрании. И в условиях политического уродства — двуглавой системы управления — был пострашнее. Тут и уголовное дело, возбужденное судебными приставами против Анатолия Маховикова, и резкие высказывание в его адрес влиятельнейшего депутата Владимира Плотникова, и озвучивание в СМИ даты (20 мая) ухода сити-менеджера.

Конфликт закончился весьма неожиданно — он просто сдулся, заставив его участников давать случившемуся самые разные объяснения. Так или иначе, но изменения наступили. Если раньше сити-менеджер едва не открытым текстом посылал и пермяков, и депутатов в пешее эротическое путешествие, то теперь каждый свой шаг обсуждает с парламентариями. Очевидно, что теперь городским хозяйством управляет не Маховиков, а его страх.

Фантомная боль имени Сергея Суханова

Буквально все эксперты сходятся в одном. Скандал с избиением связанного пациента врачом-реаниматологом Андреем Вотяковым в Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии имеет политическую подоплеку. Отец-основатель центра, «звездный» хирург Сергей Суханов до недавних пор являлся основным претендентом на пост регионального лидера «Народного фронта». За влияние в этом политическом новообразовании боролись местные и варяги.

Насколько известно, Сергей Суханов, которому пост был нужен лишь для того, чтобы беспрепятственно получать помощь для дела всей своей жизни, пытался дистанцироваться от обеих группировок. В результате он так и не стал своим ни для кого. Однозначно говорить о том, что «прилетело» точно от местных или точно от варягов, — значит, рассуждать, не зная этой подоплеки. Заказать раскрутку могли и те, и другие. И даже обе стороны сразу. Достаточно напомнить, что видео с избиением пациента появилось неделю назад, а до этого (еще в середине июня) вышел фильм пермской журналистки Оксаны Асуленки «Конвейер смерти» о сухановском центре. Судя по хронометражу (час с лишним) и объему проделанной работы производство фильма заняло не менее месяца. А, скорей всего, даже больше. А в апреле-мае Сергей Суханов еще был политически дружен с местными.

Впрочем, главное не в том, кто заказал раскрутку видео. Не в том, что Сергей Суханов не станет лидером регионального отделения «Народного фронта». Даже, наверное, не столько в том, что в результате скандала он вынужден покинуть пост руководителя ФЦССХ. А в том, что он намерен покинуть Пермь. Фантомную боль по утерянному специалисту Пермский край будет ощущать еще десятилетия. Варягам этого не понять.

Страх конкурентной борьбы

В январе глава регионального отделения УФАС Дмитрий Махонин ушел в Москву на повышение, его место с приставкой «и.о.» занял Антон Удальев. От приставки он должен был избавиться еще в марте этого года, однако его кандидатуру не утверждают в полпредстве. Г-н Удальев объясняет задержку с назначением своей принципиальной позицией по конкурсам на управление аэропортом Большое Савино и застройке квартала № 179.

Действительно, в противостоянии краевого парламента с командой губернатора эти вопросы используются чуть не на каждой пленарке. Роль УФАС в политической жизни региона стала куда более существенной, чем при Дмитрии Махонине времен Олега Чиркунова. Дело, впрочем, не в том, что Махонин более слабый руководитель УФАС, чем Удальев (скорей наоборот), а в том, что губернатор Басаргин по степени влиятельности и мастерству политической игры не дотягивает до своего предшественника. И своими решениями всякий раз дает работу ведомству Удальева, что дестабилизирует обстановку. Задержка с назначением антимонопольщика — четкий индикатор: власти боятся очага нестабильности.

Симптом Андрея Головина

Уголовное преследование руководителя «Бюро городских проектов» Андрея Головина, как утверждают наши эксперты, тоже имеет политическую подоплеку. Дело в том, что он один из немногих, кто может как эксперт, наделенный всеми необходимыми полномочиями, эффективно блокировать любые изменения в мастер-план Перми.

Краевым властям в свете подписанных соглашений о застройке микрорайона Бахаревка, квартала № 179 и других проектов такое препятствие не нужно. Они заранее его устраняют, чтобы было проще утверждать на Гордуме градостроительную документацию. Эту тему сейчас будут разыгрывать сенатор Игорь Шубин, а также депутат ЗС Лилия Ширяева. Думать, что, убрав Головина, проблема решается — страшное заблуждение. «Пермяки в некоторых ситуациях ведут себя как герои сказок или ночных кошмаров — вместо одной срубленной головы вырастают две новые», — резюмирует наблюдатель.

Синдром накопленных испугов

Есть масса политических событий второго ряда, о которых писать подробно не имеет смысла, но и пройти мимо них нельзя. Перечислим их коротко. Провал реформы местного самоуправления — объединения районов с городами — скоро забудется, и команда губернатора ничего не имеет против такого развития событий. Депутаты вряд ли будут винить в этом варягов.

В прокуратуре Свердловского района Перми были выявлены массовые фальсификации в статистике раскрываемости дел. Это ударило по карьере главного пермского прокурора Александра Белых — ему не присвоили очередное звание. Хотя начальники Следственного комитета и УВД (Заббарова и Валяев) звания получили. Между тем стоит отметить, что позиция прокурора подозрительно близка по многим вопросам (даже по предоставлению льготы «Газпрому») той, что озвучивают оппоненты губернатора.

Формирование прогубернаторского медиахолдинга не говорит о том, что команда Басаргина здесь всерьез и надолго. Дело в том, что по результатам пленарных заседаний ЗС, правительство и губернатор стабильно не получают в СМИ ни одной положительной публикации. О том, что в Прикамье политический кризис, хорошо осведомлены в Москве. Во многом благодаря сообщениям в прессе. К началу нового политического сезона губернатором поставлена задача «разбавить» поток негатива. «Ломать» будут все пермские СМИ. Хотя большинство из них и сами будут рады «сломаться».

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на пермский telegram-канал «Большая П»
Подписаться
Пермских чиновников впору отправлять на психологическую реабилитацию и водолечение. Причина — в политическом сезоне, который в Прикамье выдался на редкость бурным и нервным, и все никак не может закончиться. Ряд громких событий, так или иначе вписанных в политическую канву, привел к душевным травмам и потрясениям ее участников. В попытке проанализировать происходящее, экспертам и наблюдателям удалось установить причинно-следственные связи и поставить несколько необычных диагнозов. Что из этого получилось — в материале «URA.Ru». Фобия политических карнавалов Безусловно, к политическим событиям необходимо отнести скандал на фестивале «Белые ночи». После антиолимпийской выставки картин художника Василия Слонова только ленивый не обвинил пермских чиновников в поощрении антигосударственных выходок. Защищаясь, экс-директор музея современного искусства Марат Гельман заявил, что «наезд» носит политический характер: «Это выпад в сторону губернатора Виктора Басаргина». После этого выставку поспешили закрыть. Скандал был короткий, но громкий. После чего у пермских чиновников сформировалась вполне четкая фобия к современному искусству, фестивалям и прочим околокультурным мероприятиям, которым славилось Прикамье. Именно «благодаря» этой фобии был отменен форум «Пилорама». Повод был простой — отсутствие денег. «На фоне 250-миллионного бюджета „Белых ночей“, сумма в 2,5 млн рублей миллиона на „диссидентское“ мероприятие выглядит смешно. Столь же смешно выглядит аргумент: кончились деньги, — говорят наблюдатели. — А как же бюджетное планирование, что является процессом долгим, а финансы рассчитываются загодя? Выводы, таким образом, однозначны: отмена форума это логичное продолжение скандала с „Белыми ночами“, то, что „Пилорамы“ не будет, заслуга не адептов одержимого Кургиняна (а они уже приписывают для отчетности), а скорей — Гельмана. Галерист сформировал у пермских властей неприязнь к таким мероприятиям». Травма парламентскими качелями Самый страшный ночной кошмар, какой только может присниться противоборствующим сторонам в Заксобрании будет про то, как оппоненты берут в парламенте верх. Расстановку сил здесь уже долгое время определяет кворум или его отсутствие. Чтобы добиться нужного результата противникам приходится буквально жонглировать нюансами регламента на манер бонапартистских качелей. Как правило, более замотивированными и дисциплинированными являлись сторонники губернатора, что закономерно: их «ломают» и запугивают, а у оппонентов, кроме идеологии здорового патриотизма, ничего нет. Но довыборы (а уход нынешнего премьера Геннадия Тушнолобова из парламента — еще один итог сезона) в соликамском избирательном округе № 13 могут изменить расстановку сил в краевом парламенте. И не только они. Исторический максимум голосов (30) губернаторская команда получила по вопросу о налоговой льготе «Газпрому», однако по другим также значимым для варягов моментам повторить такой рекорд не представляется возможным. К примеру, тот же ярый сторонник предоставления льготы депутат Армен Гарслян задает крайне неудобные вопросы по процедуре конкурса выбора инвестора аэропорта Большое Савино. «Отжим» собственности у пермских предпринимателей уже начался (земля под ипподромом), но еще не так активно, как освоение госактивов Пермского края. Запуск этого процесса также внесет коррективы в расстановку сил. Собственно, жесткая конфронтация — главный политический тренд региона. На этом страхе будет строиться игра и нового политического сезона. Ужас политического уродства Накал страстей в противостоянии Пермской городской Думы с сити-менеджером Анатолием Маховиковым по степени напряжения, пожалуй, был даже выше, чем уже свершившийся в то же самое время вышеупомянутый раскол в Заксобрании. И в условиях политического уродства — двуглавой системы управления — был пострашнее. Тут и уголовное дело, возбужденное судебными приставами против Анатолия Маховикова, и резкие высказывание в его адрес влиятельнейшего депутата Владимира Плотникова, и озвучивание в СМИ даты (20 мая) ухода сити-менеджера. Конфликт закончился весьма неожиданно — он просто сдулся, заставив его участников давать случившемуся самые разные объяснения. Так или иначе, но изменения наступили. Если раньше сити-менеджер едва не открытым текстом посылал и пермяков, и депутатов в пешее эротическое путешествие, то теперь каждый свой шаг обсуждает с парламентариями. Очевидно, что теперь городским хозяйством управляет не Маховиков, а его страх. Фантомная боль имени Сергея Суханова Буквально все эксперты сходятся в одном. Скандал с избиением связанного пациента врачом-реаниматологом Андреем Вотяковым в Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии имеет политическую подоплеку. Отец-основатель центра, «звездный» хирург Сергей Суханов до недавних пор являлся основным претендентом на пост регионального лидера «Народного фронта». За влияние в этом политическом новообразовании боролись местные и варяги. Насколько известно, Сергей Суханов, которому пост был нужен лишь для того, чтобы беспрепятственно получать помощь для дела всей своей жизни, пытался дистанцироваться от обеих группировок. В результате он так и не стал своим ни для кого. Однозначно говорить о том, что «прилетело» точно от местных или точно от варягов, — значит, рассуждать, не зная этой подоплеки. Заказать раскрутку могли и те, и другие. И даже обе стороны сразу. Достаточно напомнить, что видео с избиением пациента появилось неделю назад, а до этого (еще в середине июня) вышел фильм пермской журналистки Оксаны Асуленки «Конвейер смерти» о сухановском центре. Судя по хронометражу (час с лишним) и объему проделанной работы производство фильма заняло не менее месяца. А, скорей всего, даже больше. А в апреле-мае Сергей Суханов еще был политически дружен с местными. Впрочем, главное не в том, кто заказал раскрутку видео. Не в том, что Сергей Суханов не станет лидером регионального отделения «Народного фронта». Даже, наверное, не столько в том, что в результате скандала он вынужден покинуть пост руководителя ФЦССХ. А в том, что он намерен покинуть Пермь. Фантомную боль по утерянному специалисту Пермский край будет ощущать еще десятилетия. Варягам этого не понять. Страх конкурентной борьбы В январе глава регионального отделения УФАС Дмитрий Махонин ушел в Москву на повышение, его место с приставкой «и.о.» занял Антон Удальев. От приставки он должен был избавиться еще в марте этого года, однако его кандидатуру не утверждают в полпредстве. Г-н Удальев объясняет задержку с назначением своей принципиальной позицией по конкурсам на управление аэропортом Большое Савино и застройке квартала № 179. Действительно, в противостоянии краевого парламента с командой губернатора эти вопросы используются чуть не на каждой пленарке. Роль УФАС в политической жизни региона стала куда более существенной, чем при Дмитрии Махонине времен Олега Чиркунова. Дело, впрочем, не в том, что Махонин более слабый руководитель УФАС, чем Удальев (скорей наоборот), а в том, что губернатор Басаргин по степени влиятельности и мастерству политической игры не дотягивает до своего предшественника. И своими решениями всякий раз дает работу ведомству Удальева, что дестабилизирует обстановку. Задержка с назначением антимонопольщика — четкий индикатор: власти боятся очага нестабильности. Симптом Андрея Головина Уголовное преследование руководителя «Бюро городских проектов» Андрея Головина, как утверждают наши эксперты, тоже имеет политическую подоплеку. Дело в том, что он один из немногих, кто может как эксперт, наделенный всеми необходимыми полномочиями, эффективно блокировать любые изменения в мастер-план Перми. Краевым властям в свете подписанных соглашений о застройке микрорайона Бахаревка, квартала № 179 и других проектов такое препятствие не нужно. Они заранее его устраняют, чтобы было проще утверждать на Гордуме градостроительную документацию. Эту тему сейчас будут разыгрывать сенатор Игорь Шубин, а также депутат ЗС Лилия Ширяева. Думать, что, убрав Головина, проблема решается — страшное заблуждение. «Пермяки в некоторых ситуациях ведут себя как герои сказок или ночных кошмаров — вместо одной срубленной головы вырастают две новые», — резюмирует наблюдатель. Синдром накопленных испугов Есть масса политических событий второго ряда, о которых писать подробно не имеет смысла, но и пройти мимо них нельзя. Перечислим их коротко. Провал реформы местного самоуправления — объединения районов с городами — скоро забудется, и команда губернатора ничего не имеет против такого развития событий. Депутаты вряд ли будут винить в этом варягов. В прокуратуре Свердловского района Перми были выявлены массовые фальсификации в статистике раскрываемости дел. Это ударило по карьере главного пермского прокурора Александра Белых — ему не присвоили очередное звание. Хотя начальники Следственного комитета и УВД (Заббарова и Валяев) звания получили. Между тем стоит отметить, что позиция прокурора подозрительно близка по многим вопросам (даже по предоставлению льготы «Газпрому») той, что озвучивают оппоненты губернатора. Формирование прогубернаторского медиахолдинга не говорит о том, что команда Басаргина здесь всерьез и надолго. Дело в том, что по результатам пленарных заседаний ЗС, правительство и губернатор стабильно не получают в СМИ ни одной положительной публикации. О том, что в Прикамье политический кризис, хорошо осведомлены в Москве. Во многом благодаря сообщениям в прессе. К началу нового политического сезона губернатором поставлена задача «разбавить» поток негатива. «Ломать» будут все пермские СМИ. Хотя большинство из них и сами будут рады «сломаться».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...