Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Сели и поехали»: к победе на выборах-2014 везти «Единую Россию» предлагают регионам

ЦИК партии не уполномочен, или как работает принцип «единого кремлевского окна»

«Единая Россия» начала подготовку к выборам 2014 года. Секретарь Генсовета Сергей Неверов предупредил, что битва за места в Заксобраниях регионов будет жесткой. Между тем лидеры партии в регионах с тревогой констатируют: ее руководство отстранилось от кампании и теряет авторитет среди губернаторов. «URA.Ru» попыталось разобраться в том, что происходит с «партией власти» сегодня и стоит ли ждать от нее чего-то завтра.

В следующем году в 12 регионах России пройдут выборы в Законодательные собрания, главная их особенность в том, что партиям снова придется столкнуться с одномандатниками. «„Единая Россия“ при этом должна будет решать задачу об обновлении партийных рядов, чтобы удовлетворить запрос электората на новые лица. И не совсем понятно, на каком уровне будут согласовываться эти моменты. По сути, отбор потенциальных кандидатов нужно начинать уже сейчас», — рассказывает о ситуации партийный чиновник в одном из регионов. Между тем, по его словам, центральный офис «Единой России» фактически не ведет работы с региональными отделениями. Трехдневный семинар, который «Единая Россия» провела накануне для региональных активистов, напоминал, по своей сути, больше мастер-класс по избирательным технологиям: обсуждались процедура праймериз, сценарии предвыборных кампаний, первый зам руководителя администрации президента Вячеслав Володин дал вводные о новой конкурентной борьбе, но то, как взаимодействовать с Москвой в рамках реального политического процесса, осталось непонятным.

Близкий к партии политтехнолог также отмечает, что в последнее время контакты с политическими элитами в регионах у «Единой России» идут в основном в рамках публичных мероприятий: «Медиафорум, куда были приглашены секретари первичных организаций, сам съезд, партийный семинар — это скорее сцена, чем площадка для внутриполитической работы. Но, думаю, что такая задача сейчас и не стоит перед партийным аппаратом. Центр принятия решений целиком и полностью переместился в Кремль», — полагает собеседник «URA.Ru».

По словам руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, на сегодняшний день роль ЦИК «Единой России» действительно изменилась: налицо тренд на расширение прав и полномочий региональных избирательных штабов «Единой России»: «В рамках партии идет децентрализация, и это, естественно, влечет за собой перенос ответственности на уровень регионов. На сегодняшний день партия, например, отказалась от практики рассмотрения региональных избирательных стратегий в Москве, они защищаются в регионе с выездом куратора ЦИК. Подбор кадров тоже в значительной степени перенесен на места. В Москве остаются контрольные функции: мониторинг ситуации в субъектах по ходу избирательной кампании, социологическое сопровождение, консультации — все это, естественно, сохраняется. Но центр тяжести работы переносится в регионы. Это большой плюс», — считает эксперт.

Другие наши собеседники, бывшие работники ЦИК «Единой России» поясняют, что с приходом Вячеслава Володина в администрацию президента все аппаратные функции по управлению партией также перешли в Кремль.

«Речь идет не только об идеологическом кураторстве, но и о кадровой политике. Понятно, что «Единая Россия курировалась из АП всегда, но раньше там были люди, которые формировали внутреннюю партийную бюрократию: перетасовывали людей, кого-то отправляли в исполнительные органы власти, других — вверх по партийной лестнице. Тот же Андрей Воробьев, будучи руководителем исполкома, мог лоббировать эти вопросы, его зам Валерий Гальченко также имел такие полномочия», — рассказывает наш собеседник. По его словам, назначение никому не известного ранее Дмитрия Травкина руководителем ЦИК фактически обнулило аппаратное значение исполнительного органа и превратило его в канцелярию «Единой России».

Политический обозреватель «Финам Фм» Владимир Семаго, который был депутатом Госдумы четвертого созыва и входил во фракцию «Единая Россия», напротив, вспоминает, что при Воробьеве ЦИК «Единой России» точно так же мало что значил: обычный аппарат людей, пишущих какие-то бумажки. «Иерархия выстраивалась следующим образом: над всеми был первый заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков, потом Вячеслав Володин начал захватывать некоторые позиции в партии. Воробьеву при этом отводилась небольшая ниша: финансовые и организационные вопросы. По словам Владимира Семаго, в то время Вячеслав Володин партийную кадровую политику пытался забрать под себя, и частично у него это получалось: «Он любил назначать и снимать людей, предлагать свои кандидатуры», — рассказывает собеседник «URA.Ru». При этом принцип «одного кремлевского окна» сохранялся еще с тех пор: «Приходили люди из АП — их было 4-5 человек, которые приносили листочки, на которых были изложены так называемые депутатские инициативы от фракции „Единой России“. Если Кремль в результате видел отрицательную реакцию на эти законопроекты со стороны населения — он мог и свернуть знамена, а депутаты, которые заявляли эти инициативы, оказывались в дураках. Никого не интересовала при этом репутация депутатского корпуса», — рассказывает бывший депутат Госдумы о практике работы АП и партийной фракции.

Один из руководителей регионального отделения «Единой России» при этом замечает, что никто не ставит по сомнение право АП влиять на партийную политику: «ЕР создавалась как партия президента. Но для того, чтобы она работала, в центральном аппарате должны сидеть влиятельные люди, авторитетные для региональной элиты», — поясняет он. По словам партийца, кризис в партии начал ощущаться с тех пор, как Владимир Путин перестал быть ее лидером.

«Главная скрепа рухнула. Исаев, Плигин, Яровая, позже Баталина, сейчас Железняк пытаются, конечно, идеологизировать политику партии, выстроить ее вокруг указов президента. Но получается плохо», — считает наш собеседник.

Директор Института избирательных технологий Евгений Сучков указывает на то, что «Единая Россия» изначально была создана действующей властью как инструмент реализации собственных интересов в публичной политике: «Никаких драматических изменений ни в структуре „Единой России“, ни в механизме принятия решения в партии власти с тех пор не произошло. Решения тактического характера: кто пойдет кандидатом в местные органы власти, в депутаты областных и республиканских Законодательных собраний в основном принимают в регионах. Да, все это согласовывается в аппарате партии, с кураторами УВП в АП. Такой механизм всегда был и, пока существует действующая власть, ситуация будет сохраняться. ЦИК — это штаб для тактических вопросов. Все решения стратегического характера принимаются в администрации Кремля, в УВП», — поясняет эксперт.

Константин Калачев, сравнивая разные команды «Единой России», признает, что Гальченко и Воробьев имели колоссальный авторитет среди региональных политиков: «С точки зрения лоббистских возможностей, с точки зрения политического веса они могли разговаривать с губернаторами как минимум на равных. Что касается сегодняшней ситуации, я думаю нынешний руководитель ЦИК не настолько авторитетен для региональных управленцев, как предыдущий. Но это не минус. Это эволюционный процесс. Еще при Владиславе Суркове говорили о том, что партии нужно учиться ходить самостоятельно, без административных подпорок. На сегодняшний день, кампании „Единой России“ становятся все более конкурентными. Сейчас перевес должен быть у одномандатников, а не у партийных списков. И если раньше партию можно было пристегнуть к электоральному паровозу в лице Владимира Владимировича Путина по принципу „сели и поехали“, то сейчас нужны такие люди, которые способны о себе позаботиться сами. Где, как ни на местах, лучше знают, кто может провести кампанию в округе, а кто не может», — считает эксперт.

До действующих идеологов «Единой России» достучаться сегодня сложно, но наши собеседники в партии на условиях анонимности рассказывают, что главная актуальная проблема — дефицит креативных функционеров и спикеров, которых можно «продавать СМИ».

Именно поэтому насущной для «Единой России» остается идея взаимодействия с ОНФ: в организации достаточно харизматичных общественных деятелей, которые смогут поддерживать партию и одномандатников на выборах 2014 года.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...