Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Когда упал Инвестбанк, мы ждали волнений. Но обошлось»

Ровно год большие и маленькие банки трясутся от страха. Главный вопрос «Кто следующий?» не даст им спокойно спать еще как минимум столько же. Вспомним поименно тех, кто нас покинул

В июне 2013 года Эльвира Набиуллина стала председателем российского Центробанка. Бывший советник Владимира Путина не скрывала поставленных им задач: укрупнение рынка, жесткая борьба со схемами отмывания средств и выводом капитала из России. Госпожа Набиуллина подошла к выполнению миссии со всей ответственностью, методично отзывая в среднем по пять лицензий в месяц. В итоге за неполный год банковский рынок страны «очистился» от порядка 60 кредитных организаций, три из которых были прописаны в УрФО, 13 — в том или ином виде представлены на Урале. Как наши банкиры и их клиенты оправились от шока и чего ждут дальше — в материале «URA.Ru».

Первый крупнейший случай в России и УрФО прогремел в сентябре 2013 года, когда права осуществлять профессиональную деятельность утратил столичный банк «Пушкино». Кредитная организация, достаточно хорошо известная в Свердловской, Челябинской и Тюменской областях, Пермском крае, ХМАО и ЯНАО, имела на счетах 23 млрд рублей средств населения. Однако переломным моментом представители уральского банковского сообщества считают крах Инвестбанка, обязанного своим происхождением Екатеринбургу (создан на основе объединения четырех кредитных организаций, в том числе среднеуральского Гранкомбанка). Лицензия у него была отозвана 12 декабря, под Новый год — неудобнее момента выбрать было нельзя. Один из екатеринбургских читателей «URA.Ru» хранил на счете этой финоргнанизации деньги на покупку квартиры. «Думал, пусть пока полежат, после Нового года сниму. Полежали. Сейчас хоть вешайся», — делился он. Понятно, что «снять» наш собеседник смог лишь 700 тыс. рублей.

Большое разочарование принес Уралу отзыв лицензии столичного «Мастер-Банка». На его счетах лежали средства благотворительного фонда «Справедливая помощь», около одного млн рублей из которых была предназначена на развитие хосписа в Екатеринбурге. Идею его создания совместно с Елизаветой Глинкой, известной как Доктор Лиза, разрабатывал нынешний глава Екатеринбурга Евгений Ройзман. Позже региональные власти приняли решение об открытии областного хосписа, а про проект Ройзмана-Глинки все забыли. Схожим образом на счетах Инвестбанка оказались заморожены средства одного из старейших журналов Свердловской области — «Уральского следопыта». Все эти истории получили широкий резонанс, заставляя банковское сообщество и клиентов кредитных организаций вновь и вновь задаваться вопросом — кто следующий.

По мнению зампредседателя Уральского банковского союза Евгения Болотина, именно после отзыва лицензии у Инвестбанка на Урале могла начаться паника и, как следствие, резкий отток вкладов из других коммерческих банков. «Многие воспринимали Инвестбанк как наш, местный. Поэтому мы ждали каких-то волнений. Но, вопреки ожиданиям и опыту 2008 года, свердловские вкладчики повели себя крайне спокойно. А вот челябинские, напротив, на какое-то время поддались эмоциональному порыву», — отметил Болотин. Стоит отметить, что прежде банковская система Южного Урала потеряла «Ураллигу» — старейший в Челябинской области банк. Его пытались спасти с помощью первого заместителя гендиректора Корпорации развития Владимира Караманова, который якобы готов был вложить в финансовое оздоровление деньги, но банкротства кредитной организации избежать не удалось.

Одновременно, в конце 2013 года, уральских банкиров начали испытывать провокаторы, распространявшие информацию о проблемах у той или иной кредитной организации: под их прицел попали, например, Банк24.ру, ВУЗ-банк и Челиндбанк. Позже история благополучно разрешилась, а отдельные инициаторы атаки были изобличены «URA.Ru». К счастью, и эти события не смогли существенно расшатать нервы клиентов. «Были моменты, когда граждане снимали деньги со вкладов, но кто-то, чтобы раздробить на более мелкие суммы, кто-то перекладывал в валюту, а кто-то для того, чтобы, например, купить недвижимость или товары длительного пользования. Некоторые банки, напротив, ощущали приток средств. Движения денег были вызваны не эмоциональными, как в 2008-2009 годах, а рациональными соображениями», — констатировал Болотин.

Мой банк Челябинск, мой банк
Лицензию у «Моего банка» отозвали 31 января, а о проблемах с выдачей наличных бдительные челябинские вкладчики начали сообщать еще в декабре

Изменение поведенческой модели вкладчиков подтверждают и сами банкиры. «Многие начали более тщательно анализировать, куда они в принципе несут свои накопления. Часть, имея депозиты даже до 700 тыс. рублей, перевели их в более надежные (в большинстве случаев государственные) банки», — добавил директор департамента розничного бизнеса и управления региональной сетью Росгосстрах Банка Вилен Ли.

В январе 2014 года под антиотмывочную кампанию попал курганский банк «Надежность», контролируемый бывшим депутатом местной Облдумы Виктором Бердюгиным. И хоть его потеря ударила, скорее, по амбициям бизнесмена, чем по экономике (по данным на 1 декабря 2013 года, в кредитной структуре было вкладов лишь на 163 млн рублей), без того скромный курганский рынок стал еще компактнее. На данный момент действующими «местными» кредитными организациями в Зауралье считаются Банк Курган, принадлежащий семье известного предпринимателя Александра Махалова, и Кетовский коммерческий банк, который возглавляет депутат областной Думы Евгений Кафеев.

В марте темпы отзыва лицензий достигли необычайных масштабов — сразу девять «банковских голов» полетело в первый месяц весны. Среди них был свердловский Сберинвестбанк, входивший в структуру AVS-Group Валерия Савельева. По данным регулятора, он проводил высокорискованную кредитную политику и сомнительные операции. Их общий объем за 2013 год составил около 4,6 млрд рублей. В самом банке, для продажи которого инвестхолдинг ждал удобного момента, с этим до сих пор не согласны. «Большинство причин для отзыва высосаны из пальца. А вопрос нарушения инструкций дискуссионный. Они для того и были разработаны, чтобы подвести любого под ликвидацию», — подчеркивает собеседник агентства.

Объезд проблемных объектов строительства. Куйвашев и Хинштейн. Екатеринбург, инвестбанк
Жители Екатеринбурга стоят у закрытых дверей Инвестбанка. 13 декабря они узнали, что вместе с кредитной организацией «похоронены» деньги на капремонт их дома

На счетах свердловской кредитной организации было 1,6 млрд рублей средств физических лиц, свои вклады там держали около 200 местных предпринимателей. Сегодня принято решение о ликвидации структуры, что, по версии представителей инвестиционного холдинга, означает, что собственники вели бизнес по-честному. «Вот если бы ввели банкротство — другое дело. Но из банка не выведено ни копейки средств. Активов на расчеты должно хватить, хотя есть риск, что долги будут проданы с дисконтом, и тогда с этим возникнут трудности», — признают в группе.

Большинство участников уральского банковского рынка положительно оценивают работу Эльвиры Набиуллиной, напоминая, что предупреждений и возможностей скорректировать политику было масса. «Банк России в свое время четко озвучивал курс — ужесточения требований по нормативным документам, политике кредитных организаций и выдержке элементарных нормативов. Если все это выполняется — вопросов нет. Лицензии у банков отобрали не потому, что захотели зачистить рынок, а потому что там действительно были жесткие нарушения», — заявил «URA.Ru» управляющий Уральским филиалом ВТБ24 Сергей Кульпин.

ВТБ24, кстати, зачастую выступает агентом АСВ по выплате вкладчикам страховых возмещений. Банк принимал участие в расчетах с клиентами «Надежности», банка «Монолит», «Моего Банка», «Мастер-Банка» и банка «Стройкредит». Выполнять эту функцию не просто почетно, но и выгодно: по признанию Кульпина, половина выплаченных ими возмещений осталась на счетах ВТБ24.

Челябинский филиал Мастер банка, мастер банк
Крах Мастер-Банка стал вторым крупнейшим страховым случаем в России после отзыва лицензии у «Пушкино». Объем его обязательств перед вкладчиками, в том числе уральскими, превышал 30 млрд рублей

По мнению господина Ли, широкомасштабная кампания по отзыву лицензий, в том числе входящих в первую сотню российских банков, — это «мощный сигнал для кредитных организаций и вкладчиков, подтверждающий курс регулятора на укрепление финансовой системы, повышения надежности и ответственности участников денежного рынка». В то же время он призывает найти правильный баланс между жесткой политикой и задачами обеспечения экономического развития.

Между тем деятельность Набиуллиной на посту ЦБ не стоит оценивать только по «антиотмывочной кампании», результативность которой, по мнению Евгения Болотина, пока не очевидна. Финансовый аналитик Константин Селянин указывает, что при новом председателе Центробанк наконец стал кредитором последней инстанции. «Если посмотреть пассивы российских банков, то видно, что доля кредитов от ЦБ существенно возросла у всех банков, в том числе региональных. Доступ к финансированию от ЦБ расширен максимально, что помогло стабилизировать российскую банковскую систему. Это было очень правильным антикризисным решением», — отметил Селянин.

Заседание законодательного собрания Свердловской области. Екатеринбург, савельев валерий
Отзыв лицензии у свердловского Сберинвестбанка сорвал планы депутата-единоросса Валерия Савельева по продаже актива

По прогнозам опрошенных экспертов, темпы сокращения банковского рынка во второй половине 2014 года могут ускориться: кредитные организации будут уходить с рынка не только в принудительном, но и в добровольном порядке. Во-первых, с 1 января 2015 года минимальное требование к размеру капитала вырастет до 300 млн рублей, и не все захотят или смогут довести его до этого уровня. Во-вторых, небольшие и средние кредитные организации по-прежнему вынуждены будут довольствоваться высокорисковыми секторами кредитования.

«Финансирование крупных компаний и большей части среднего бизнеса — прерогатива крупных банков, прежде всего с госучастием. Другой сектор — МСБ, на который три-пять лет назад делали ставки региональные банки, к сожалению, очень сильно истончился, таких предприятий стало заметно меньше. Региональным банкам приходится концентрироваться на самом опасном — потребительском кредитовании, дефолтность по которому самая высокая. Многие банки, у которых уже отозваны лицензии или есть предпосылки для этого, попадаются именно на этом», — добавляет Константин Селянин.

По понятным причинам уходить — сдавая лицензию или объединяясь с конкурентами — будут преимущественно небольшие игроки, в том числе региональные структуры. Однако это не окажет существенного влияния на рынок, уверен Вилен Ли: «Сегодня в России насчитывается до 200 банков, которые можно отнести к системообразующим, при этом есть еще 550 банков с капиталом менее одного млрд рублей. Их доля на рынке не превышает 2,5%».

Отзывы лицензий у банков
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...