Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Селфи на фоне производства — лучшее доказательство вашей благонадежности»

ЦБ довел банкиров до паранойи. Война с «обнальщиками» на Урале приобретает всеобъемлющие масштабы

К активной борьбе с обналичиванием средств присоединяется все больше банков. Шутки со схемами, которые ЦБ РФ классифицирует как «сомнительные», давно перестали казаться кредитным организациям смешными. Вслед за крупнейшими банками к рекомендациям регулятора решили прислушаться игроки поменьше. Запрос на честный разговор растет, а у бизнеса назрело множество вопросов. Разбираемся — в материале «URA.Ru».

Минувшее лето принесло много нового во взаимоотношения банков и бизнес-заемщиков. Предприниматели жалуются на участившиеся отказы в проведении операций, снижение лимитов снятия средств, драконовские требования к документам. Екатеринбургские бизнесмены рассказывают о метаморфозах в клиентской политике целого ряда кредитных организаций.

«Сегодня завернули две платежки постоянным контрагентам с формулировкой „Отказано. В соответствии с Положением ЦБ РФ 383-П от 19.06.2013. В назначении платежа, пожалуйста, укажите за какие конкретно товары, работы, услуги вы платите“. Еще трясут сведения о бенефициарах, хотя и выписку им приносили, и список учредителей по форме банка при открытии счета», — делится один из клиентов СМП банка на екатеринбургском интернет-форуме. «В Судостроительном на прошлой неделе тоже завернули такую платежку, хотя за пару дней до этого платеж тому же контрагенту нормально прошёл», — рассказывает другой пользователь.


Шутить на больную тему банки еще могут

Сбербанк в очередной раз ограничил для клиентов объемы средств, доступных для снятия. В пресс-службе кредитной организации «URA.Ru» подтвердили недавние корректировки, отказавшись уточнить, какие еще «заградительные» меры реализуются для выдавливания «любителей наличить», а также размеры новых лимитов.

«В Сбербанке действует комплекс мер, направленных на снижение наличного оборота и противодействие отмыванию доходов, полученных нелегальным путем. Сведения об этих мерах являются конфиденциальными. Действительно, за последнее время в банке были несколько снижены лимиты по снятию наличных для юридических лиц. Это является общерыночным трендом и реализуется большинством ведущих банков страны», — рассказали в пресс-службе Уральского банка Сбербанка.

Если раньше бизнесмены искали выход в подборе более лояльных кредитных организаций, то новые реалии делать это уже не позволяют. На минувшей неделе председатель правления Банка24.ру Борис Дьяконов предупредил клиентов о том, что им придется привыкать к новым правилам. «Регулятор считает, что мы недостаточно сделали в плане борьбы с „обналичкой“ и „транзитом“. По всей видимости, Регулятор прав (ибо он всегда прав)», — пояснил топ-менеджер. Отныне, по его словам, «двадцатьчетверке» не по пути с теми, кто не осуществляет реальную деятельность и не платит налоги (не секрет, что реже всего обналичка связана с деятельностью террористических групп и наркобизнесменов, чаще — это банальная схема ухода от налогообложения). «Мы намерены, чтобы не подвергать риску добропорядочных клиентов, жестко следить за качеством клиентской базы. Такая позиция банка позволит спокойно жить тем, кто хочет честно работать и зарабатывать», — подчеркнул банкир.

Перед открытием выставки
Получение налички для предпринимателей превратилось в настоящий квест

Потребители услуг «точки» тут же заметили перемены. По словам одного из клиентов, лимиты снятия наличности снижены с 300 тыс. рублей до 100 тыс. рублей в месяц, другие пользователи услуг рассказывали о падении планки с 200 тыс. до 100 тыс. рублей в день. Ограничения устанавливаются индивидуально, если компанию заподозрили в не совсем «белой» деятельности, и могут быть пересмотрены, позже пояснили в финорганизации. «Для этого нужно доказать, что ведешь нормальную хозяйственную деятельность по тому адресу, по которому прописан, платишь все налоги», — рассказал директор по маркетингу Банка24.ру Денис Охримович. При этом он добавляет, что возможность для диалога есть. «Понятно, что предприниматель, который закупает у бабушки малину, а затем продает варенье ресторанам, не сможет нам предоставить чеки, потому что вряд ли бабушка ему их даст. Но если он честен с государством — значит, не будет испытывать проблем в проведении операций. Но он должен нам доказать свою честность», — приводят пример в «двадцатьчетверке».

Другой способ ограничить операции с наличностью, которые применяют сегодня некоторые кредитные организации — рост вознаграждения за снятие средств. Как и прогнозировало «URA.Ru» в конце 2013 года, на сегодняшний день в ряде банков процентная ставка за обналичивание превысила 10%. В частности, такая планка установлена в Российском национальном коммерческом банке, сообщают его клиенты. «Иного выхода не остается, как устанавливать процент за снятие выше морально приемлемой цифры. Драконовские комиссии — для нас один из выходов», — говорит уральский банкир, пожелавший остаться неназванным.

Более пристальное внимание представители банковского сообщества обращают на новых потребителей своих услуг. К стандартному пакету документов требуются все новые доказательства того, что предпринимателем ведется реальный прозрачный бизнес. В Банке24.ру, например, просят не удивляться предложениям собственнику компании сфотографироваться на фоне офиса или производственных площадок и складов. «Фото таблички на офисе, принтскрин сайта — все это может служить доказательством. Наши менеджеры могут выехать на место, чтобы проверить, что компания находится по месту прописки», — говорит Охримович.

Мегион, сбербанк
Сбербанк в очередной раз снизил лимиты снятия средств. Остальные методы борьбы с «обналичниками» его топ-менеджеры предпочитают держать в тайне

Теперь потребитель финансовых услуг должен быть готов предоставить любому банку максимум возможных документов: подтверждающих место регистрации (договор аренды или справку БТИ), наличие реального товарооборота с контрагентами, оплаты всех налогов на последний отчетный период и десятки других справок. Если раньше чрезмерной формализованностью страдали только крупные кредитные организации, то сейчас это всеобщая черта.

Процесс идентификации клиента перестал быть формальным, объясняет председатель правления ВУЗ-банка Андрей Золотухин. «Анкеты, которые заполняют клиенты при открытии расчетных счетов, и мероприятия банка по анализу деятельности предприятия должны ответить на главный вопрос: является ли бизнес компании реальным? Далее операции клиента банк анализирует на предмет выявления сомнительных, непонятных, не имеющих, по мнению банка, экономический смысл. Особо хочу отметить, что выявление и предотвращение сомнительных операций, отказ в обслуживании и отказ в проведении операций превратились из права в обязанность банка, установленную законом», — подчеркивает Золотухин.

На минувшей неделе ходили слухи, что в ряд банков ЦБ спустил предостережения, которыми и вызваны очередные корректировки в корпоративной политике кредитных организаций. Глава Уральского банковского союза Валентина Муранова уверена, что ни о каких специальных предписаниях речи не идет. «Есть 134-ФЗ и 115-ФЗ, на которые должны ориентироваться абсолютно все. 134-ый закон, который появился относительно недавно, дает банкам право закрывать или не открывать счета, не проводить операции, если они вызывают сомнения. При этом у каждого банка существует свой внутренний порядок. Те же самые тарифы и лимиты банкиры устанавливают сами. Но подчеркну: высокие тарифы не должны быть платой за сомнительные операции, поскольку в таких операциях должно быть отказано в принципе», — отметила Муранова.

Административные здания Москвы. Иллюстрации. Антон Белицкий , центробанк, банк россии, центральный банк РФ
Борьба банков с «обнальщиками» проводится в рамках курса ЦБ на ликвидацию теневой экономики и вывода средств за рубеж. «Это не наша война, но мы вынуждены в ней участвовать», — говорят банкиры

Весьма ощутимые ограничения — больная тема для бизнес-сообщества, говорит исполнительный директор Свердловского союза малого и среднего бизнеса Людмила Варакина. «Об этом говорят между собой, но писать жалобы из-за не всегда обоснованных отказов уполномоченным органам боятся. Никто не хочет отрезать себе пути к кредитным ресурсам», — отмечает она. Защитники бизнеса напоминают, что «в тень» предпринимателей заставляют уходить экономические реалии и драконовские налоги. «Проще заплатить 10% комиссии за обналичивание, чем 13%, а по факту 18% налогов», — честно говорит один из бизнесменов.

Жаловаться на закрытость банков бизнес-сообщество не должно, считает Муранова. «Мы неоднократно проводили встречи, в том числе в Торгово-промышленной палате — в начале и в середине года. И я, и представители кредитных организаций объясняли предпринимателям, что с законом нужно считаться. Прямо говорили: „Не удивляйтесь, если банки вам не будут проводить операции, если банки вам закроют счета“. Такое право у банкиров есть», — добавила глава УБС.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...