Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Они ждут, что нас завалит насмерть»

История одного тюменского дома грозит стать криминальной. И тогда чиновников ждут уголовные дела

Тюменская область переходит в режим ручного управления, и довели ее до этого муниципальные чиновники. Губернатору придется решать каждую проблему отдельно, поскольку вроде бы правильные региональные программы по какой-то причине работают в минус, а если проблемы не решить, то дело может принять уголовный оттенок. Слова Владимира Якушева о том, что «Тобольск привели в порядок — очередь за Тюменью», горожане восприняли буквально, и, измученные странным поведением городских властей, прокуратуры, Госжилинспекции и десятка других структур и ведомств, решили просить помощи напрямую у губернатора. Почему в Тюмени чиновники разъединяют семьи, на чем власти делают большие деньги и где главу региона ждут в строительной каске — в материале «URA.Ru».

Тюменка Марина Никогосян отправила губернатору Владимиру Якушеву приглашение на чай. Говорит, с удовольствием угостит первое лицо области, если он рискнет перешагнуть порог ее дома. Обычного, как говорят чиновники, дома, предназначенного под расселение. «У нас таких десятки», — заверил корреспондента «URA.Ru» источник в городской администрации. После визита в двухэтажку на Гастелло, 55, появляется мысль: если таких в Тюмени и вправду десятки, то работу местных властей впору оценивать по Уголовному кодексу. Судите сами: деревянный дом был построен в 1959 году, листами железа обшит в 1981-м. Новую лестницу и деревянную межкомнатную дверь вместо входной (видимо, так было дешевле?) поставили в качестве ремонта после криминального поджога в 2006 году. Больше никакого ремонта дом не видел.

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Вот сюда позвала тюменка губернатора Владимира Якушева на чашку чая. Придете, Владимир Владимирович?

По полу ходить страшно — он прогибается и пружинит, как знаменитые тюменские болота. «Мы каждый год кладем поверх старого новый пол, — говорит Марина Никогосян. — Снимать старый бесполезно, снизу вода, все прогнило». Обои отходят от стен вместе со штукатуркой и обнажают черное гнилое дерево. Стекол в окнах тоже нет — дом садится, стекла лопаются и падают на пол. На первом этаже потолок провисает угрожающими пузырями. Своим весом он уже раздавил шкаф и разрушил кирпичную печку в квартире № 1. Такая же картина в каждой квартире, не только у Никогосянов.

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Вот так в «Универсал ТВН» отремонтировали крышу. Распорка должна спасти хозяйку от падающего потолка

Сверху над ними живет «баба Нина» — ее так зовут все соседи. Их потолок — это ее пол. А ее потолок подперт бревном, чтоб не рухнул на голову. «Это так наша управляющая компания „Универсал-ТВН“ сделала ремонт крыши, она уже падала в квартиру», — рассказывает Марина. У бабы Нины нет ни канализации, ни воды. Воду ей носят ведрами сердобольные соседи. Канализации, кстати, во всем доме нет: есть некая яма, полузаваленная мусором и бревнами, которую в УК считают приспособлением для водоотведения и исправно взимают плату.

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
А это канализация, плату за которую начисляют исправно

С бабы Нины тоже берут плату за мифическое водоснабжение — по справедливости УК, пожалуй, должна перечислять деньги соседям за заботу о пожилом человеке. Отопление в доме печное, но печки в таком состоянии, что топить их нельзя: где-то, как в квартире № 1, они разрушены напрочь, где-то просто пожароопасны. А впереди зима и жить людям негде: это их единственные метры. «Я обращалась в УК, спрашивала, как быть с печкой, — рассказала Марина. — Хотела ее переложить, чтобы можно было топить, ведь без отопления жить нельзя, но мне сказали, что если я начну перекладывать печку, подвергну опасности жизнь соседей: потолок просто может рухнуть». Рухнуть, кстати, в любой момент в этом доме может что угодно. Находиться в нем просто страшно — не то, что жить. «Может, они все и ждут, что нас тут завалит насмерть, — говорят люди. — Тогда у них разом все проблемы решатся».

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Стену подперли куском фанеры — она рассыпается на глазах

При этом УК исправно взимает плату за все: за водоотведение, водоснабжение, отопление, газоснабжение, причем информация эта значится в общем доступе на сайте «Универсал ТВН». Газ в доме на Гастелло, действительно, есть. Баллонный. Но не у всех: некоторые просто боятся — не дай бог, что случится. Ведь пол и под баллоном проломиться может, или крыса шланг перегрызет. Крыс тут полно, к счастью, только на первом этаже. Второй оккупировали мыши.

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55

Кошек в доме много, но крысы все же имеют численный перевес

«Роспотребнадзор этой зимой приезжал, — вздыхают жильцы. — Целая комиссия. Мы в тот день впервые дворника увидели, управляющая компания прислала, они ведь у нас по документам и снег убирают. Комиссия прошла везде, все сфотографировала, а потом нам ответ прислали, что никаких нарушений у нас нет, жить можно».

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Стекла выдавлены оседающими бревнами дома. Действительно, жить можно — потолок же еще не рухнул

Злоключения жильцов длятся давно. В 2006-ом, говорят они, появилась некая фирма, пожелавшая людей расселить и построить на участке девятиэтажку. Фирму эту — «ПСК «Фирма Новикъ» — обанкротившуюся в кризисный 2008-ой, жильцы даже вспоминать не хотят. Однажды ночью в деревянном доме вспыхнул пожар. Люди спали. На окнах первого этажа были решетки, а входная дверь в подъезд оказалась заботливо подперта снаружи палкой. «Я детей схватила, успела набросить на головы одеяло и выкинула их наружу. Обгорели, но хорошо, что живы остались, — вспоминает Марина. — Помню, кричала страшно, билась об решетку раскаленную, кусок языка на ней оставила». Из окон второго этажа жильцы прыгали без всяких лестниц. В поджоге до сих подозревают фирму, которой нужен был этот кусок земли.

Следом за «Новиком» в доме на Гастелло появилась фирма «Южная». Жильцы говорят, что именно ее работники сбили всех с пути истинного: пообещали выкупить квартиры, если они будут приватизированы. «Ну, мы и кинулись все приватизировать, одна семья только не стала, — говорят люди. — Четыре семьи они и вправду расселили, а потом пропали. Мы и в прокуратуру ходили, и в администрацию города — везде говорят, что нет такой фирмы и никогда не было». Можно, конечно, пойти дальше — и предположить, что целью «Южной» было уговорить жильцов взять жилье в собственность, а вместе с ним — и полное бремя управления уже тогда ветхим домом. Но дальше предположений идти не стоит, а то так можно и до уголовного дела допредполагаться. Будь квартиры муниципальными, люди получили бы новое жилье и даже большее по квадратам. Теперь же им «светит» компенсация от города в размере 41 тысяча рублей за квадрат, и все. Квартира Марины — 38 кв.м, нетрудно подсчитать, что получит она 1 558 000 рублей. Впрочем, в этом доме даже на такую компенсацию согласны. Но ее никто не предлагал.

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Дом уже хотели снести. Но жильцам не повезло: их злоключения в 2006 году только начинались

Жильцы предполагают, что дом был признан ветхим еще в 2006 году. Однако фирма, готовая его снести, лопнула, и в 2010-ом от городских властей пришло письмо о том, что дом сносу уже не подлежит. Аварийным его признали в 2012-м и тогда же поставили в очередь на расселение. «В самый конец поставили, конечно, — вздыхает Марина. — Если бы с 2006 очередь шла, может, уже был бы виден свет в конце тоннеля». Пока же срок расселения поставлен до 1 января 2023 года. А теперь посмотрите еще раз на фотографии: как вы думаете, простоит этот дом до 2023 года? И можно ли в нем пережить еще хотя бы одну зиму?

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Проводку заменили после пожара. Видимо, в таком виде по всем нормативам положено оставлять стены после работ

Правда, источник в городской администрации заверил, что дом может быть расселен и раньше, 2023 год — крайний срок. «Если найдется застройщик, которого заинтересует этот участок, люди смогут переехать быстрее. Кроме того, дома по программе сносят, очередь движется, хотя, может быть, и не так быстро, как хотелось бы», — пояснил он.

Марина с беременной дочерью и ее годовалым малышом живут по родственникам, переезжая от одних к другим. Ее муж — в вагончике-бытовке на работе. В их квартиру страшно войти, не то, что жить. Остальные пять семей пытаются существовать в этом доме, им идти некуда.

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Щели в разваливающемся полу каждый закрывает, как может

В УК «Универсал ТВН» по телефону нам сообщили, что информацию по дому на Гастелло может дать только генеральный директор. Разумеется, на месте его не оказалось. Жильцы же коллекционируют ответы из разных структур и ведомств: писали они и городским властям, и в прокуратуру города, и в Госжилинспекцию, и в приемную полпреда, и самому президенту России. Но все жалобы один ответ: «Проверили. Оснований нет».

На недавней комиссии в городской Думе депутат Мурат Тулебаев поднял вопрос о доме на Гастелло. «Ко мне люди обращаются, так как они вынуждены жить в строительных вагончиках», — возмутился и потребовал полную информацию о переселении горожан из ветхого жилья. Елена Уляшева, директор департамента имущественных отношений администрации города, пообещала ее предоставить.

Тюмень. Аварийный дом Гастелло 55, аварийный дом Гастелло 55
Опасна в этом доме не только крыша

На региональной программе переселения кто-то отмывает огромные деньги, уверены оппозиционные депутаты городских Дум Тюмени, Ишима и Тобольска. Помощник депутата Госдумы Константин Шевченко составил обращение в прокуратуру, с просьбой проверить работу ишимских чиновников. Он дважды запрашивал у местной власти данные по программе переселения — первый вариант проверил лично. Оказалось, что несколько домов, на переселение которых выделены деньги, вообще не существует. Зато другим горожанам, которых в списке на переселение нет, чиновники прислали уведомления о скором переезде. Второй вариант, полученный Шевченко в администрации, по его словам, адресами домов на треть отличался от первого. «Такой бардак во всех городах. Списки на расселение найти невозможно, в жилищных комиссиях сплошь заседают работники администраций, хотя предполагается, что за ними есть общественный контроль. Да и комиссии дают только рекомендации, по факту последнее слово за главой. А деньги там немалые — в Тюмени по нескольким жилищным программам на этот год идет финансирование почти 800 миллионов рублей».

Депутаты трех Дум уже решили объединиться, чтобы попробовать добиться прозрачности жилищных программ. Впрочем, если масштабы нарушений и вправду такие, как предполагают народные избранники, без прокуратуры явно не разобраться.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...