Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Как мы будем с ними сотрудничать, если они нам не подчиняются?»

Заместитель главреда «Эксперт-Урала» Сергей Ермак препарирует новый план создания «Большого Екатеринбурга»
При реализации "Большого Екатеринбурга" мэрия города может стать структурой, управляющей всей агломерацией, а может - только частью нового Фото:

Свердловские политики вернулись к обсуждению агломерации. Никто уже не спорит: при внутренней конкуренции городов, Екатеринбургу нужно быстро вырасти. Как? Есть несколько рецептов. Журналист Сергей Ермак внимательно следил за тем, как сначала Аркадий Чернецкий, потом Минрегион РФ, а затем и Александр Мишарин пытались применить то один, то другой. Чтобы власть снова не наступила на любимые грабли, он составил дорожную карту. Если следовать ей, то и горожане поверят в реальность обещанного.

Во вторник в эфире «Областного телевидения» губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев реинкарнировал идею создания «Большого Екатеринбурга». Разговоры по этому поводу идут уже более десяти лет. Все началось в 2003-м, тогда о возможности объединения городов заикнулся экс-мэр столицы Среднего Урала Аркадий Чернецкий, но всерьез его никто не воспринял.

Вторая волна интереса к теме нахлынула в 2007-м, году, когда ныне распущенный Минрегионразвития РФ озвучил планы создания 14 агломераций. Третья итерация — 2010 год. На этот раз инициатором обсуждения стал экс-глава Свердловской области Александр Мишарин. Правда, он фактически предложил муниципалитетам только один вариант — административное слияние. Категорически против такой схемы ожидаемо выступили города-спутники Екатеринбурга. И вот оно — четвертое пришествие.

Форум Сочи -2014. Круглые столы, мишарин александр

Во всем этом тягомотном процессе меня радует лишь два аспекта. Во-первых, региональная власть осознала, что ни о каком административном слиянии городов речи быть не может (восемь лет активного обсуждения вопроса все-таки даром не прошли). Во-вторых, областные чиновники начали говорить о необходимости формировании единой градостроительной политики «ядра» и городов-спутников. Хотя моя радость была бы куда полнее, если бы эти взгляды разделяла администрация Екатеринбурга. Но ее, похоже, до сих пор терзает комплекс бога и желание «засосать» близлежащие муниципалитеты.

Несмотря на позитивные изменения во взглядах, чиновники и политтехнологи (у которых почему-то принято брать комментарии) транслируют исключительно ограниченный взгляд на формирование екатеринбургской агломерации.

Я вижу пять системных ошибок. Во-первых, дискуссия, как и пять лет назад разворачивается преимущественно в плоскости «административное / инфраструктурное объединение». Во-вторых, как и пять лет назад, чиновники говорят только о взаимодействии Екатеринбурга с Арамилем, Верхней Пышмой, Березовским и Среднеуральском. В-третьих, «знающие» комментаторы зациклены на координации градостроительной политики. В-четвертых, во главу угла ставится политика. Наконец, в-пятых, никто так до сих пор и не сформулировал цель екатеринбургской агломерации.

Попробую обрисовать свои взгляды на проект «Большой Екатеринбург». Это необъятная тема, сосредоточусь только на некоторых мыслях. И скажу сразу — эта

агломерация нужна. Точнее, она уже существует. И главная задача — способствовать ее развитию.

Зачем? На этот счет есть два суждения. Во-первых, роль городов в мире за последние двадцать лет резко возросла. Они становятся ключевым элементом глобальной конкурентопособности. Они (а не страны и не регионы в российском их понимании) в обозримой перспективе будут бороться за финансовые и человеческий ресурсы.

Во-вторых, агломерационный эффект неплохо изучен: издержки промпредприятий и инфраструктурные ограничения снижаются, спектр возможностей на рынках труда и сбыта продукции расширяется. Следствие данного эффекта, судя по разнообразным исследованиям, — прирост производительности труда на 3 — 8%.

В пределах городских агломераций даже коровы доятся лучше, и это не шутка.

Во всем мире агломерации имеют исключительно экономическую природу. Политика является лишь поддерживающим фактором. В России, к сожалению, пока все наоборот. Межмуниципальное сотрудничество используется как способ выбить деньги из федерального бюджета или установить контроль над большей территорией. В этой связи вспоминается байка урбаниста Вячеслава Глазычева. Он участвовал в разработке модели управления одной из российских агломераций. И на пике дискуссии глава центрального города в сердцах воскликнул: «Да как же мы будем с ними сотрудничать, если они нам не подчиняются?!»

Флайдубай, полет бизнес-классом на самолете Боинг-737-800 в Дубай, ОАЭ. 4-7 мая 2014, экспо-2020, дубай, оаэ

Теперь о цели. Пусть читатель назовет меня выдумщиком, но я уверен, что Екатеринбург должен стать глобальным городом, точнее встроиться в их сеть, став провайдером некоторых специализированных услуг (финансы, логистика, промышленность — выбор достаточно широк). Это не сказки: на громадной территории бывшего Союза глобальных городов практически нет (судя по рейтингу Globalization and World Cities), место свободно.

Но чтобы стать глобальным городом, центром притяжения ресурсов объединения с четырьмя мелкими муниципалитетами недостаточно. На мой взгляд, «Большой Екатеринбург» — это «ядро» и 11 городов (Арамиль, Верхняя Пышма, Березовский, Среднеуральск, Первоуральск, Сысерть, Полевской, Ревда, Заречный, Дегтярск, Белоярский, суммарно — 584,5 тыс. человек).

Масштаб велик. Но чиновники почему-то рассуждать о нем не жаждут. Хотя такая конструкция раз и навсегда пресекла бы размышления о возможности административного слияния муниципалитетов. Есть и другие аргументы против территориального объединения. Первый — противодействие со стороны администраций и жителей городов-спутников. Второй — катастрофическое расползание Екатеринбурга и чрезвычайное повышение нагрузки на инфраструктуру.

Третье — ухудшение качества обслуживания населения в сателлитах, которые превратятся в районы. Я могу еще долго перечислять минусы такой модели. Но мировой опыт дает ответ за меня:

в Европе, США, Японии и Китае подавляющее большинство агломераций — это ассоциация городов. Большой Париж, к примеру, состоит из нескольких сотен муниципальных образований.

Возможность формирования такой структуры порождает вопрос управления. И здесь ничего выдумывать не надо. В мире наиболее эффективными являются две модели (и у России нет никакого особого пути) — двухуровневая и договорная. Первая предполагает создание надмуниципального органа управления со своим бюджетом и полномочиями (по этому пути пошли Париж, Нью-Йорк, Каракас), вторая — создание ассоциации городов на равных (sic!) условиях (Барселона, Мехико, Буэнос-Айрес).

Встреча в Доме архитектора. Екатеринбург, пробка, транспорт

Многие сетуют, что агломерации в России невозможно создать из-за законодательных препонов. Глупость. Договорная модель реализуема даже в рамках 135-ФЗ, главное захотеть. Хотя с желанием в России явный недобор. В той же Франции еще год назад число межкоммунальных синдикатов достигло 18 тысяч, в нашей стране было 114 межмуниципальных хозяйственных обществ).

Пару слов о координации политики. Градопланирование, безусловно, важно. Нелепо строить две школы на границах муниципалитетов, глупо формировать два полигона ТБО, странно строить два крупных района в километре друг от друга. Но стройка — не единственный контур. Я вижу еще как минимум три: экологический, ГО и ЧС и транспортный.

Последний важен чертовски. Связанность муниципалитетов — ключевой фактор развития агломерации. Можно сколь угодно долго создавать общие хозяйствующие субъекты, координировать градостроительную политику, рассуждать о расселенческом каркасе, но, если из Заречного или Белоярского нельзя будет за час добраться до Екатеринбурга, все пойдет прахом. Скажу больше — для того, чтобы агломерация состоялась, транспортная инфраструктура должна быть избыточной. Житель города-спутника не может ждать по 40 минут электричку или автобус.

Сегодня пространственное развитие территорий идет так: на трассу насаживается максимально возможный объем жилья. Когда становится невмоготу, начинают думать о строительстве новых дорог, запуске электрички, скоростного трамвая и т.д. Подход должен быть обратным — сначала транспортный каркас, потом его насыщение.

Агломерация — многоуровневая, многокомпонентная система. Она не формируется по указке сверху и требует широты охвата, умения находить компромиссы и примата экономического мышления. Пока у большинства муниципальных чиновников я подобных качеств не наблюдаю. Потому при каждом упоминании «Большого Екатеринбурга» я вспоминаю бессмертные слова Станиславского — не верю.

«Большой Екатеринбург»
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...