Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Убить будет дешевле

В Тюменской области кризис приведет к кровопролитию. Последняя надежда - на чиновников и Новую Зеландию
Треть молочных хозяйств Тюменской области балансирует на грани закрытия Фото: Анна Майорова © URA.Ru

Тюменской области не удается остановить тенденцию по сокращению молочного скота. Животноводство для многих сельхозпредприятий становится убыточным. Часть поголовья может уйти под нож.

О том, что в Тюменской области может сократиться производство молока, власти говорят уже в открытую. Замгубернатора Владимир Чейметов, обычно предпочитающий не давать комментарии по «острым» вопросам, на агропромышленном комитете в Облдуме прямо заявил о том, что в хозяйствах готовы сокращать поголовье молочного скота вплоть до полного его исключения.

«Себестоимость производства молока за 2014 год по отчетам товаропроизводителей в зависимости от хозяйства увеличилась на 28-30%, — пояснил Чейметов. — Цена реализации за минувший год год увеличилась только на 11%. Это приводит к тому, что рентабельность производства молока сокращается». Проблему усугубляет резкий рост цены на говядину — крестьянину выгоднее сдать корову на мясо, чем тратиться на ее содержание. С декабря стоимость мяса в убойном весе выросла в 1,5-2 раза.

Учредитель ООО «Сельхозинтеграция» (Казанский район) Сергей Торопов пришел к решению в текущем году избавиться от молодняка и в перспективе — от дойного стада. Чейметов сам уговаривал Торопова передумать. Хлопотать департаменту есть о чем — в хозяйстве Торопова около 400 голов КРС.

Заседание комитета по аграрным вопросам облдумы.Тюмень, чейметов владимир

В департаменте АПК уверяют, что от забоя скота фермера отговорили. Как говорит замдиректора департамента АПК Рустем Бетляев, «на время»: «„Сельхозинтеграция“ — достаточно хорошее предприятие, оно давало хорошие показатели, но на молоке оно работает либо в ноль, либо имеет минимальную прибыль. Аргументация Торопова вполне понятна. Мы приостановили, но что будет дальше — не знаю».

Таких, как Торопов, среди мелких и средних хозяйств Тюменской области — 1/3. За прошлый год полностью прекратили работу четыре хозяйства, еще 25-30 предприятий находятся на грани закрытия. Как признается Бетляев, департамент удерживает их «только дотациями и уговорами».

Причина — в низкой цене на сырое молоко. Если крупные хозяйства, с объемом от 20 тыс. тонн, в прошлом году сдавали переработчикам литр молока по 21,9 руб., то малые — по 16,4 рубля. Эта цена близка себестоимости производства молока, и, получается, что фермеры работают в ноль. Ситуацию спасают только субсидии регионального правительства, которые составляют 4 рубля за литр сданного молока.

При этом, субсидий на молоко в первые три месяца 2015 года не было. Более того, ее размер в этом году снизится до 2 рублей за литр молока для крупных предприятий, для фермерских хозяйств сумма останется прежней: 4 рубля за литр.

Куйвашев в СПК Килачевский, коровы, ферма

Между тем бюджетные инвестиции в АПК Тюменской области ежегодно равны 6 млрд рублей. Кроме того, в эту сферу направлены и частные инвестиции, над которыми так тщательно работает департамент инвестиционной политики региона. В данный момент французский инвестор «Данон» ведет работы по модернизации производства на базе молочного комбината «Ялуторовский».

Производственные мощности завода после реконструкции, которая должна завершиться в 2016 году, увеличатся более чем на 40% и составят до 1000 тонн переработки молока в сутки. При этом количества молока, которое на сегодняшний день производят аграрии области, явно не хватит под новые запросы французов. Более того, согласно данным Тюменьстата, регион испытывает резкую нехватку молока уже сейчас. Потребление молока в регионе 190 кг на человека в год, при медицинской норме — 340 кг.

Депутат от КПРФ Тамара Казанцева считает, что ситуацию спасет только господдержка. «Мы не способствуем развитию своего товаропроизводителя, — говорит она. — 50% молока в Тюменской области поступает на молокозаводы из личных подсобных хозяйств. И, что бы мы ни говорили, у них фактически нет поддержки. Предприятие в Крепиково разорено, „Сельхозинтеграция“ на грани выживания, ИП Кизеров в Ишимском районе тоже. И это ведь не мелкие сельхозпредприятия», — перечисляет она.

Предложения по решению проблемы есть не только у тюменских депутатов. К сибирской земле уже давно приглядываются специалисты из Новой Зеландии. «Зеленый» остров — мировой лидер по производству молока, фермеры которого придерживаются пастбищной технологии. В рекомендациях, которые писали специалисты компании «Пастораль» (компания учреждена в России представителями Новой Зеландии) для Тюменской области, указано, что в регионе есть доминантный ресурс — это земля и климат, подходящий для ведения животноводства. «Но пока он используется неэффективно, — уверены в компании „Пастораль“ (Москва). — Вместе с тем растет такой показатель, как производство мяса, потому что идет забой животных. Складывается парадоксальная ситуация, когда при нехватке сырого молока не увеличивается предложение».

Коровы Курганская область, молоко

Новозеландцев в Тюмень привлек Центр развития экспорта и инвестиций — структурное подразделение департамента инвестиционной политики и поддержки предпринимательства. Специалисты из «Пасторали» готовы создать пилотную ферму под управлением своих экспертов и продемонстрировать возможности пастбищного формата в регионе. Чиновники полагают, что такой «пилот» может существовать как новая площадка под патронажем областной администрации или местного бизнеса, так и площадка, встроенная в действующий хозяйствующий субъект области. В любом случае, это будет альтернатива мегафермам, которые получили распространение в регионе. В центре экспорта уверены, что такие площадки — шанс для молочного животноводства.

«Но мегафермы себя оправдывают полностью. Высокая продуктивность, решение социальных проблем, хорошие кадры, — перечисляет преимущества Бетляев. — Мы увеличили производство молока на 4% за 2014 год, потому что недостатки мелких хозяйств компенсируем крупными. Что же касается пастбищного животноводства, то я знаком с этим предложением. Но весь мир идет по пути идентификации производства, по пути промышленного производства и без выгульного содержания скота. Вопрос только в качестве кормов по нормальной себестоимости. Уйти сейчас на пастбищное животноводство, нет, — собеседник качает головой, — хотя у нас и так эта форма используется мелкими и средними фермерами, просто крупные хозяйства ей не увлекаются».

Одновременно он соглашается с тем, что центр принятия финансовых решений при этой модели находится за рубежом, у продавцов технологий, добавок и оборудования: «В этом мы привязаны к зарубежным партнерам, — констатирует замдиректора департамента АПК.

В то же время он уверен, что решение проблемы в департаменте найдут обязательно. «Мы предполагаем изменение формы поддержки, возможно, это будет субсидия на голову КРС, возможно, перераспределение имеющегося бюджета. Мы в поиске, пока нет решения, но у нас предложений много», — оптимистично резюмирует Бетляев.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...