Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Остается прыгнуть с высотки с надписью „Я после пожара“»

Погорельцы из Ноябрьска пишут письма в Москву, чтобы решить больной жилищный вопрос
Фото:

История жительницы Ноябрьска похожа на хождение по кругам ада. Год назад в пожаре она потеряла все: жилье и имущество. Опасаясь за здоровье ребенка, она отказалась жить в маневренном фонде, надеясь на скорый переезд в новое жилье. Но и новое жилье, за которое нужно отдать все деньги, сложно назвать удовлетворительным.

«Песков сказал, что с Ямала не поступило ни одного звонка на „прямую линию“ президента. Но я сама лично несколько раз оставляла заявку операторам, когда принимались вопросы Путину. Я называла и адрес, и контактные данные. Почему же мой вопрос не был учтен?», — с этих слов начинает свой рассказ жительница Ноябрьска Елена Школяренко.

Ноябрянка не только звонила президенту, но и была в его приемной в Москве. Вопрос Путину касался самого насущного — жилья. Ровно год назад в многоквартирном доме, где проживала семья Елены, случился пожар. Пламя охватило строение ночью, люди выбегали на улицу, взяв с собой только документы. Все имущество было уничтожено пламенем. После ЧП здание оказалось непригодным для дальнейшего проживания. Поэтому Елена, муж и ребенок переехали на съёмную квартиру. Маневренный фонд для этого просто не подходил: сантехника в нерабочем состоянии, полы проваливаются, на стенах плесень.

"Мы чудом остались живы, нас спас сосед, который случайно приехал в час ночи и весь наш подъезд разбудил. Дом был у нас очень хороший, все соседи порядочные. Пожарные приехали, у них не было воды, с нашего второго подъезда открыли бойлерную и стали краны крутить с водой«,- рассказывают погорельцы.

Особенность данной ситуации в том, что сгоревший дом должен был быть расселён еще в 2013 году, так как в 2011-м он был признан аварийным. Однако еще год после пожара Школяренко добивались квартиры от администрации: сначала погорельцам не предлагали вообще ничего.

«21 апреля 2014 года по халатности соседей сгорел наш 16-ти квартирный дом на улице Северной. Мы к этому времени уже четыре года стояли в очереди на переселение. Наша двухкомнатная квартира находилась в собственности — мы ее приобретали за свои средства в 2005 году. После пожара мы долго ходили по инстанциям, чтобы получить новое жилье. В конце прошлого года добились: нам предложили квартиру. Однокомнатную. Мы отказались: ведь покупали мы „двушку“. Власти готовы предоставить нам двухкомнатную. Но только с доплатой в миллион рублей», — описывает проблему Елена Школяренко. Противоречие возникает из-за того, что переселенцам предлагают новую недвижимость исходя из стоимости старой. Цена за квадратный метр в восьмом микрорайоне Ноябрьска, который строят для переселения, гораздо выше, чем на улице Северной в сгоревшем доме.

В связи с этим семья Школяренко решила вовсе отказалась от квартиры и написала заявление на выплату выкупной стоимости сгоревшей квартиры и земли под многоквартирником. Старая квартира на Северной оценена в 2,7 млн рублей. Земля под ней — в 955 тыс. рублей. От выплаты стоимости квартиры мэрия не отказывается. Только не указывает сроки, ссылаясь на кризис. А вот за землю ничего перечислять не собираются.

По мнению Елены Школяренко, власти города намеренно не указывают сроки выплаты за квартиру, так как стараются вынудить погорельцев взять ту недвижимость, что предлагают. «В мэрии объясняют: мы строим для вас квартиры. А эти квартиры никому не нужны, зимой снег у людей в квартирах стоял. Теперь судиться надо, но это полгода времени и нервов, и 60 тысяч адвокату. Скажите, что надо: прыгнуть с высотки с надписью на груди „я после пожара“. Как жить? Руки опускаются, сил нет никаких воевать с властями. Ямал — доноры России, как же так. Я хочу знать сроки, в какой месяц или год мне выделят деньги», — пишет женщина.

Погорельцы обращались к главе администрации города Жанне Белоцкой, к региональным властям, к Жириновскому, к депутатам. Вышестоящие инстанции отсылают ноябрян обратно в администрацию города. Школяренко не намерены останавливаться: они хотят написать жалобу в «Народный фронт».

«Большинство из наших соседей согласились на квартиры меньшей площади взамен сгоревших квадратных метров. Некоторые даже поменяли „трешки“ на „однушки“ в восьмом микрорайоне. Все дело в том, что с администрацией спорить боятся — многие работают в бюджетных организациях. У нас с мужем свой бизнес, мы тоже так или иначе зависимы от местных властей, но терпеть это больше не можем. Мы на свою квартиру денег ни у кого не просили — сами заработали. Пускай нам отдадут деньги за сгоревшее жилье, мы сами купим недвижимость в любом микрорайоне города. НГДИ оценивают двухкомнатную квартиру в 3 млн 700, а в центре города и еще с ремонтом мебелью и этаж какой хочешь можно взять за 2500-2700», — говорит женщина.

Как пояснили в администрации Ноябрьска, эта проблема им известна. Все погорельцы учтены. «В прошлом году в городе сгорело четыре многоквартирных дома, семьи расселяли в маневренный фонд. Со сдачей новых квартир и переселением семей в порядке очередности появлялась возможность предложить пострадавшим другое более удобное жилье в маневренном фонде. При возможности старались идти людям на встречу и по местоположению жилья и по комфортности», — говорят в администрации. Также муниципальные чиновники отметили, что проблему Школяренко знают и стараются ее решить. «От однокомнатной квартиры семья отказалась. Двухкомнатную в соответствии с Жилищным кодексом и региональным законодательством мы можем предоставить только с доплатой, учитывая разницу стоимости квартир. Разницу могла бы покрыть страховка, но жилье не было застраховано. Закон администрация нарушить не может. Поэтому единственная возможность получения равнозначной квартиры без доплаты — только по постановлению суда».

Другой вариант, как отметили в администрации города, — выплата выкупной стоимости сгоревшего жилья в порядке очередности. «Сейчас у нас 30 таких заявлений, все постараемся удовлетворить до конца года». Что касается выкупа участка земли, в городе пояснили, что это возможно только при условии если все собственники квартир в сгоревшем доме напишут заявление, что согласны продать землю муниципалитету под сгоревшим домом. Кусок земли, принадлежащий одной квартире, продать нельзя и собственникам нужно соорганизоваться. Вместе с тем в администрации заверяют, что постараюсь помочь всем погорельцам.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...