Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Кто провалил протестное движение?

Уроки Болотной: за пять лет лидеры оппозиции так и не смогли договориться
Пять лет назад на Болотной площади собрались по разным оценкам от 50 до 150 тысяч людей Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

После выборов в Госдуму 10 декабря 2011 года на Болотной площади в Москве прошел один из крупнейших митингов с начала 2000-х, и тогда казалось, что он положил начало новому протестному движению в России. Но уже через год митинги собирали не больше пяти тысяч участников, а пять лет спустя к очередным парламентским выборам лидеры протеста так и не смогли объединиться и предложить ту партию, за которую люди готовы голосовать.

Чуров в Челябинске., чуров владимир
Отставка главы ЦИК Владимира Чурова стала одним из первых требований протестующих после выборов в Госдуму в 2011 году
Фото: Олег Черных © URA.Ru

Митинг на Болотной площади по разным оценкам собрал от 50 до 150 тысяч человек. Среди требований митингующих были назначение перевыборов в Госдуму, освобождение политзаключенных и отставка главы ЦИК Владимира Чурова. Потом 24 декабря прошел еще один митинг на проспекте Академика Сахарова, на который пришли около 120 тысяч человек. Среди участников были замечены Михаил Прохоров, Андрей Макаревич, Евгений Ройзман. Со сцены среди прочих выступали Ксения Собчак и Алексей Кудрин.

Экс-сотрудник УВП Кремля, политолог Андрей Колядин, говорит, что тогда на улицы вышла элита: «И во главе была так называемая управляемая оппозиция. Оставшаяся без управления в период замены Владислава Суркова на Вячеслава Володина в Кремле». Напомним, бывший кремлевский куратор внутренней политики Владислав Сурков ушел из администрации президента в правительство в конце декабря.

К тому моменту самые крупные митинги — на Болотной площади и на проспекте Академика Сахарова — уже прошли. Колядин, в свою очередь, замечает, что это уже был стык эпох: «Решение по Суркову не было спонтанным. Владимир Путин вел консультации и принимал решение, кто будет ему заменой. Владислав Сурков не мог об этом не знать. Кроме того, и тогда, и после его уже прессовали конкуренты, пугающие президента, что Сурков сделал ставку на второй срок Медведева и теперь работает против него. Соответственно рос невроз, а любой невроз снижает управляемость системы». Собеседник «URA.Ru» считает, что все рассказы, что именно Сурков организовал акции протеста — глупость: «Он плоть от плоти системы. И его вина лишь в том, что под возрастающим давлением среды и роста недоверия к нему президента в тот момент он не принял каких-то шагов, которые бы все разъяснили и накал страстей сняли».

Митинг на проспекте Академика Сахарова в конце декабря 2011-го снова собрал больше ста тысяч участников
Максим Поляков/Коммерсантъ

В феврале и марте массовые протесты продолжаются: 26 февраля в Москве проходит акция «Большой белый круг», и ее участники приходят на Садовое кольцо без плакатов, с белыми шариками и белыми ленточками. После этого участников протестного движения стали называть «белоленточниками».

Политик, участник протестных митингов Владимир Рыжков вспоминает, что во время событий на Болотной консолидация была максимальной: «Участвовали тогда все: «Яблоко», Прохоров, эсеры, КПРФ, Борис Немцов, я, Михаил Касьянов, Алексей Навальный, Борис Акунин, Дмитрий Быков, Сергей Пархоменко, даже националисты». По мнению Рыжкова, тогда не удалось добиться отставки Чурова и привлечения к ответственности «фальсификаторов выборов», потому что на улицу вышло недостаточно много людей: «Максимум, что было — 120 тысяч человек, которые вышли 24 декабря. Если бы вышло полмиллиона, то тогда бы, я думаю, все требования были выполнены. На этом фоне Кремль организовывал митинги в поддержку действующей власти на Поклонной горе, куда свозили до 300 тысяч человек. Они показали, что у них поддержка более массовая. Цифры в данном случае имеют решающее значение».

Политолог Аббас Галлямов также считает, что поражение на Болотной не стоит ставить в вину лидерам оппозиции: «Причина поражения не в них, а в эффективных действиях Кремля. Он не испугался и вывел на улицу толпы своих сторонников.

Он противопоставил «норковые шубы» Уралвагонозаводу. Он грамотно закрутил гайки: не сразу, когда это могло подстегнуть протест, а позже — когда протест выдохся.

Во все времена победа протестующих была не столько следствием их грамотных действий, сколько результатом ошибок правительства. В случае с Болотной власть ошибок не совершила».

Политолог Андрей Колядин замечает, что изначально предпосылки к поддержке выступлений оппозиции народом были невелики: «Кризиса, по сути, не было. Люди жили сытно. Никаких бед и катаклизмов. Поэтому вся эта тусовка прошла в стиле восстания декабристов. Вышли. Пошумели. Напугали власть. И даже не удивили народ».

Социолог Алексей Фирсов считает, что тогда сама социальная структура не предполагала радикализации (в целом людям было что терять): не было харизматичных лидеров и мобилизующей программы. Эксперт также называет Болотную большим карнавальным шествием: «Это был задорный, веселый, злой, энергетически замечательный карнавал. Потом пришли будни, карнавал завершился, а Крым просто перевернул страницу истории».

Митинг «За честные выборы», который прошел на Болотной в феврале 2011 собрал около 50 тысяч человек, митинги в начале марта собирали уже около 15 тысяч человек.

Митинг в поддержку Вологжениновой. Екатеринбург, митинг, болотная площадь, 6мая
«Марш миллионов» 6 мая 2011 года закончился арестами и разгоном митинга
Фото: Анна Майорова © URA.Ru

Бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков, который был исключен из «Справедливой России» за участие в координационном совете оппозиции, называет главной причиной неудачи протестов в 2011—2012 гг. паузу между митингами: «Основные протесты прошли в декабре, а в следующем месяце была тишина. За это время власть успокоилась, собралась с силами. Если бы в январе мы продолжили давление, то, полагаю, был бы результат. Впрочем, похоже, и общество не было готово. Многие подумали, что надо два-три раза выйти на площадь и власть испугается, побежит. Но так не бывает, это иллюзия».

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков говорит, что одним из факторов, который не дал митингам зимы 2011—2012 годов стать реальной угрозой для властей, стали сами фигуры лидеров внесистемной оппозиции. «Основная масса участников протеста на данных политиков реагировала вяло и в этом смысле была дезориентирована. Оппозиционные лидеры не смогли предложить новую повестку для разочарованных во властях избирателей. В итоге Владимир Путин вернул симпатии многих таких граждан в ходе президентской кампании».

Еще одним важным моментом протестного движения стал «Марш миллионов» (6 мая 2012 года). Его главным организатором был Сергей Удальцов. К организации мероприятия уже не имели отношения Борис Акунин, Леонид Парфенов, Сергей Пархоменко. На фоне подготовки к шествию звучали сомнения в его численности и обвинения в угасании и «сливе» протеста. В результате «Марш миллионов» обернулся столкновением митингующих с правоохранительными органами и последующими задержаниями. Позже это было оформлено в «Болотное дело». Некоторые задержанные участники митинга получили реальные сроки.

На следующий день оппозиция устроила народные гуляния в знак протеста против разгона «Марша миллионов», а с 9 по 15 мая прошла акция »#ОккупайАбай», которая закончилась разгоном.

Телеведущую Ксению Собчак и оппозиционера Илью Яшина вызвали на допрос в СК после беспорядков на «Марше миллионов»
Андрей Стенин/РИА Новости

Политолог Олег Матвейчев уверен, что история протестов на Болотной площади прошла ровно так, как и планировали в Кремле: «Для того, чтобы уверенно избрать президента в 2012 году, стране нужно было показать, что у Владимира Путина есть альтернатива. Однако альтернатива эта — полнейший раздрай, хаос, нищета, разруха. В общем, все как в Ираке, Ливии или сегодня на Украине. Владимир Путин — это в первую очередь гарантия стабильности. Однако наш народ тогда категорически отказывался верить в возможность каких-либо переворотов, цветных революций. Все крупные политологи, эксперты настойчиво убеждали, что такой сценарий — это не для нас. То есть напугать людей протестами было просто невозможно. Чтобы поверить в настоящий хаос, народу нужно было увидеть сто тысяч человек, вышедших на улицу».

В октябре 2012 года создается координационный совет оппозиции. Уже после второго заседания КС в нем наметился раскол: радикалы во главе с политологом Андреем Пионтковским выступали за то, чтобы продолжать требовать проведения перевыборов в Госдуму, отставку президента, а умеренная группа во главе с Ксенией Собчак ратовала за то, чтобы убрать антипутинские лозунги и требовать проведения конкретных реформ. В результате в 2013 году КС фактически прекратил свое существование: последние заседанее в октябре не состоялось из-за того, что не набрало кворума.

Отдельные митинги, правда, уже с другой политической повесткой продолжались и в 2013 году (народные сходы против ареста Алексея Навального). Но пик протестов пришелся именно на 2011—2012 годы и захватил не только записных оппозиционеров, профессиональных политиков, но и писателей, журналистов, общественников, творческих деятелей, недавних госчиновников. И все-таки самой неожиданной частью протеста стали так называемые «рассерженные горожане» — средний класс, требующий политических перемен.

На голоса и поддержку этих людей стали претендовать все политические силы — от парламентской оппозиции, «Яблока», националистов до Михаила Прохорова, Сергея Удальцова, Алексея Навального, Михаила Касьянова. Интересно, что резолюции массовых митингов были поддержаны и частично включены в предвыборные программы кандидатов в президенты в 2012 году Сергея Миронова, Михаила Прохорова и Геннадия Зюганова.

Алексей Навальный на митинге. Москва. Сентябрь 2013, навальный алексей
В 2013 году отдельные политические митинги продолжались сначала против ареста Алексея Навального, потом — в его поддержку на выборах мэра Москвы
Фото: Илья Московец © URA.Ru

Но в 2016 году «Единая Россия» снова побеждает на парламентских выборах, причем на этот раз получает конституционное большинство, и уже никто не сомневается в легитимности этой победы. Партия «Яблоко» набирает — 1,99%, «ПАРНАС» — 0, 73% — показатели, недостаточные даже для получения госфинансирования. От широкой политической коалиции 2011 года не осталось и следа.

Николай Рыжков признает, что к минувшим выборам в Госдуму не удалось добиться консолидации оппозиции: «Но кто-то говорил, что надо голосовать за «Яблоко», некоторые призывали вообще бойкотировать выборы. То есть была демобилизация, в итоге на выборы пришло очень мало наших сторонников, и мы даже не получили фракцию в Госдуме. Видимо, надо анализировать мотивы каждого, кто призывал к бойкоту». Напомним, что к бойкоту парламентских выборов, призывал оппозиционер Алексей Навальный.

Политолог Аббас Галлямов считает, что в провале оппозиции на выборах все понемногу виноваты: » Отдельно хочу выделить Григория Явлинского. С одной стороны, он молодец — включил в списки Владимира Рыжкова, Льва Шлосберга, Дмитрия Гудкова. Тем самым он создал ощущение, что демократы объединились. Это и должно было стать главным месседжем кампании. Во всех агитматериалах «Яблока» должны были присутствовать все эти люди вместе. Вместо этого везде был один Явлинский — человек из прошлого. А за прошлое избиратели не голосуют. Явлинский сам обесценил то, что должно было привести его к победе, — факт объединения демократов.

Глава центра политической информации Алексей Мухин называет главные причины провала оппозиции: «Наша несистемная оппозиция стала исповедовать прозападные взгляды в пику патриотическим настроениям общества. Их осуждение возвращения Крыма в состав России, внешнеполитического курса руководства — все это отразилось на результатах выборов». По мнению эксперта, серьезную роль сыграло также и то, что лидеры несистемной оппозиции не смогли договориться друг с другом даже по мелким пунктам, «демонстрируя склонность к дрязгам и склокам»: «В результате эта группа поддержки превратилась в отдельные личные фан-клубы каждого из лидеров. Которые при этом стали атаковать друга друга в соцсетях».

По данным ВЦИОМ за ноябрь 2016 года, 68% россиян считают невозможными протестные акции в своем городе, и 71% населения не готов принимать в них участие, если они все-таки состоятся.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...