Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
8

Пять причин, почему власть не может справиться с избиением детей

Заявления в органы опеки не спасают. Что делать?
В России нет кризисных центров для психологической помощи не только детям, но и родителям Фото:

Домашнее насилие становится бытовой проблемой номер один в России. Дело сестер Хачатурян и жестокое избиение семилетней девочки в Ингушетии занимают центральное место в информационной повестке. Общественная дискуссия говорит о том, что система борьбы с домашним насилием требует пересмотра.

В минувший четверг в детскую республиканскую больницу Ингушетии доставили ребенка со следами жестоких побоев, множественными ушибами, гематомами и отеками. Позже стало известно, что девочка, воспитывавшаяся в семье тети по отцовской линии, стала жертвой домашнего насилия.

Рабочий визит губернатора ХМАО Натальи Комаровой в село Угут, Сургутский район.
Органы опеки не справляются с работой из-за недостатка возможностей
Фото:

В заявлении прокуратуры Ингушетии говорится, что ведомство даст оценку «длительному бездействию» органов опеки, которые, помимо прочего, отвечают за профилактику семейно-бытового насилия. О бездействии органов опеки ранее говорило руководство школы, в которой учились сестры Хачатурян. Девушки, по их словам, пошли на жестокое убийство отца из-за того, что долгие годы им приходилось терпеть физическое и моральное насилие.

Органы опеки не справляются со своими функциями из-за того, что у них недостаточно возможностей, считает член Совета по правам человека Ирина Киркора. «Недостаточно людей, недостаточно подготовки, иногда нет регламентов, как действовать в той или иной ситуации. Очень много моментов, когда нет критериев, как должны поступать органы опеки», — отметила она в разговоре с корреспондентом «URA.RU».

В то же время специалист по судам по опеке над детьми Мария Ярмуш обращает внимание на то, что уполномоченные лица не могут вмешиваться во внутрисемейные дела. «Органы опеки работают эффективно. Здесь дело в другом: когда один из родителей избивает ребенка, второй часто старается не вмешиваться, чтобы не испортить отношения. А органы опеки могут реагировать, только если есть заявления от соседей, родственников или самих родителей», — сказала «URA.RU» юрист.

В январе 2017 года Госдума приняла законопроект о декриминализации побоев в отношении близких лиц (в первую очередь речь идет о женщинах и детях). Теперь уголовную ответственность за избиение членов семьи люди несут ответственность только в том случае, если до этого они привлекались по аналогичной административной статье. В судебном департаменте Верховного суда отмечали, что после отмены уголовной статьи наказывать за побои стали чаще (51 тысяча штрафов за первое полугодие 2017 года), однако говорилось, что в целом количество эпизодов домашнего насилия возросло.

Член СПЧ Ирина Киркора также отмечает, что действующие штрафы за побои не решают проблемы: они приходят одному из членов семьи и оплачиваются из общего семейного бюджета. «А уголовная ответственность — это уже другой уровень и другой подход государства к сбору доказательной базы», — считает Киркора.

В связи с этим Совет по правам человека при президенте подготовил новый законопроект о профилактике домашнего насилия. В частности, в СПЧ предлагают ввести охранные ордера, запрещающие проявившему насилие приближаться к жертве. Также правозащитники считают нужным обязать психологов работать с членами семьи, допустившими агрессию.

Заседание комитета по правам человека, посвященный обсуждению НКО. Москва
Совет по правам человека предлагает ужесточить наказания за побои
Фото:

При этом, по оценке детского психолога Елены Морозовой, в России нет кризисных центров для психологической помощи не только детям, но и родителям. «Если они [центры] открываются, то тут же закрываются, специалистов квалифицированных не так много. В Ингушетии и вообще Закавказье таких центров нет, а помощь там, конечно, нужна», — подчеркнула она. По ее мнению, за домашним насилием стоит именно «разрыв отношений» и неспособность родителей понимать детей.

Последствия домашнего насилия усугубляет тот факт, что шансов на психологическую реабилитацию у детей в России немного, отмечает детский Морозова. «Теория о том, что ребенок ничего не понимает, что детская психика пластична, может быстро адаптироваться, утопична. Это абсурд, потому что любая детская травма влияет на ход его психического и эмоционального развития», — говорит она.

Бывший директор центра по проблемам опеки «Детство» Антонина Макарычева, признавая недостаточную эффективность работы органов опеки, все же видит причину домашнего насилия в другом. «Дело в том, что сейчас очень много людей испытывают определенные жизненные трудности, в целом падает благосостояние семей, и все это приводит к скандалам. Это главная причина», — заявила эксперт журналисту «URA.RU».

«У нас же как в полиции: „Пока не убил, чего обращаетесь?“ Мне кажется, что количество трагедий, которые происходят в семьях, должны донести до государства мысль, что закон о профилактике семейно-бытового насилия крайне актуален, и если государство не будет обращать на это внимания, каждый раз будут новые жертвы», — предупреждает Ирина Киркора.

Домашнее насилие становится бытовой проблемой номер один в России. Дело сестер Хачатурян и жестокое избиение семилетней девочки в Ингушетии занимают центральное место в информационной повестке. Общественная дискуссия говорит о том, что система борьбы с домашним насилием требует пересмотра. В минувший четверг в детскую республиканскую больницу Ингушетии доставили ребенка со следами жестоких побоев, множественными ушибами, гематомами и отеками. Позже стало известно, что девочка, воспитывавшаяся в семье тети по отцовской линии, стала жертвой домашнего насилия. В заявлении прокуратуры Ингушетии говорится, что ведомство даст оценку «длительному бездействию» органов опеки, которые, помимо прочего, отвечают за профилактику семейно-бытового насилия. О бездействии органов опеки ранее говорило руководство школы, в которой учились сестры Хачатурян. Девушки, по их словам, пошли на жестокое убийство отца из-за того, что долгие годы им приходилось терпеть физическое и моральное насилие. Органы опеки не справляются со своими функциями из-за того, что у них недостаточно возможностей, считает член Совета по правам человека Ирина Киркора. «Недостаточно людей, недостаточно подготовки, иногда нет регламентов, как действовать в той или иной ситуации. Очень много моментов, когда нет критериев, как должны поступать органы опеки», — отметила она в разговоре с корреспондентом «URA.RU». В то же время специалист по судам по опеке над детьми Мария Ярмуш обращает внимание на то, что уполномоченные лица не могут вмешиваться во внутрисемейные дела. «Органы опеки работают эффективно. Здесь дело в другом: когда один из родителей избивает ребенка, второй часто старается не вмешиваться, чтобы не испортить отношения. А органы опеки могут реагировать, только если есть заявления от соседей, родственников или самих родителей», — сказала «URA.RU» юрист. В январе 2017 года Госдума приняла законопроект о декриминализации побоев в отношении близких лиц (в первую очередь речь идет о женщинах и детях). Теперь уголовную ответственность за избиение членов семьи люди несут ответственность только в том случае, если до этого они привлекались по аналогичной административной статье. В судебном департаменте Верховного суда отмечали, что после отмены уголовной статьи наказывать за побои стали чаще (51 тысяча штрафов за первое полугодие 2017 года), однако говорилось, что в целом количество эпизодов домашнего насилия возросло. Член СПЧ Ирина Киркора также отмечает, что действующие штрафы за побои не решают проблемы: они приходят одному из членов семьи и оплачиваются из общего семейного бюджета. «А уголовная ответственность — это уже другой уровень и другой подход государства к сбору доказательной базы», — считает Киркора. В связи с этим Совет по правам человека при президенте подготовил новый законопроект о профилактике домашнего насилия. В частности, в СПЧ предлагают ввести охранные ордера, запрещающие проявившему насилие приближаться к жертве. Также правозащитники считают нужным обязать психологов работать с членами семьи, допустившими агрессию. При этом, по оценке детского психолога Елены Морозовой, в России нет кризисных центров для психологической помощи не только детям, но и родителям. «Если они [центры] открываются, то тут же закрываются, специалистов квалифицированных не так много. В Ингушетии и вообще Закавказье таких центров нет, а помощь там, конечно, нужна», — подчеркнула она. По ее мнению, за домашним насилием стоит именно «разрыв отношений» и неспособность родителей понимать детей. Последствия домашнего насилия усугубляет тот факт, что шансов на психологическую реабилитацию у детей в России немного, отмечает детский Морозова. «Теория о том, что ребенок ничего не понимает, что детская психика пластична, может быстро адаптироваться, утопична. Это абсурд, потому что любая детская травма влияет на ход его психического и эмоционального развития», — говорит она. Бывший директор центра по проблемам опеки «Детство» Антонина Макарычева, признавая недостаточную эффективность работы органов опеки, все же видит причину домашнего насилия в другом. «Дело в том, что сейчас очень много людей испытывают определенные жизненные трудности, в целом падает благосостояние семей, и все это приводит к скандалам. Это главная причина», — заявила эксперт журналисту «URA.RU». «У нас же как в полиции: „Пока не убил, чего обращаетесь?“ Мне кажется, что количество трагедий, которые происходят в семьях, должны донести до государства мысль, что закон о профилактике семейно-бытового насилия крайне актуален, и если государство не будет обращать на это внимания, каждый раз будут новые жертвы», — предупреждает Ирина Киркора.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...