Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Трутнев едет в тыл к нефтяным генералам. И не один

Богданов, Алекперов, Хан, Богданчиков, Рязанов, Гуцериев прибираются в «шкафах со скелетами»
Трутнев (слева) не зря выбрал для совещания ХМАО. На территории, возглавляемой Филипенко (справа) работают более 40 нефтекомпаний и добывается 57% всей нефти страны

Югорские нефтяники гадают – кто следующий после ЛУКОЙЛа попадет в неприятную ситуацию, грозящую отзывом лицензий на месторождения. То, что этот «следующий» будет обязательно, - вне сомнений. А тут еще буквально через пять дней в ХМАО нагрянет глава Минприроды Юрий Трутнев вместе с заместителем генпрокурора России. И явно не в благостном расположении духа. Какие шесть вариантов атак попытается совершить на нефтяных генералов Москва и почему именно сейчас – в материале «URA.Ru».

 

24 октября в Нефтеюганск прибудет глава Министерства природных ресурсов Юрий Трутнев. Как сообщили «URA.Ru» в пресс-службе МПР, в совещании Трутнева примут участие первый заместитель генпрокурора РФ Александр Буксман, представители руководства крупнейших добывающих нефтегазовых компаний страны, а также органы власти, курирующие вопросы недропользования и экологии: Роснедра, Росприроднадзор, Ростехнадзор, природоохранная прокуратура. Совещание будет посвящено проблеме сохранения окружающей среды при недропользовании с учетом всех последних проверок, которые проводились подразделениями Минприроды.

 

Напомним, что на прошлой неделе Минприроды распространило информацию, согласно которой Росприроднадзор по итогам проведенных проверок выполнения требований закона «О недрах» пришел к выводу о необходимости отзыва ряда лицензий на разведку и добычу углеводородного сырья. В частности, речь идет о 21 участке на территории Республики Коми и Ханты-Мансийского автономного округа. Основанием для принятия такого решения стали нарушения условий лицензионных соглашений в части сроков проведения геологоразведочных и буровых работ, а также введения месторождений в эксплуатацию, допущенные компанией. Представители же компаний-недропользователей утверждают, что обидеть нефтяника может каждый. Поводов всегда было более чем достаточно. Один из них МПР уже использовала в случае с ЛУКОЙЛом.

 

Еще одна хорошо обкатанная Минприроды возможность «взять нефтяников за жабры» – придраться к нарушениям природоохранного законодательства. Специалисты знают, что в нефтегазовой отрасли практически каждая стадия геологоразведки месторождения и его эксплуатации может стать причиной для разного рода экологических неприятностей. Как все это выглядит на практике, на этой неделе на себе прочувствовали в компании «Роснефть-Сахалинморнефтегаз». В ходе первого этапа проверки месторождений, разрабатываемых этой компанией, Росприроднадзор зафиксировал факты нарушения природоохранного законодательства, среди которых загрязнение нефтепродуктами почв и государственного лесного фонда. Также заявлено, что трубопроводы компании не соответствуют современным техническим требованиям. Это, в свою очередь, – фактор дополнительного экологического риска.

 

В Югре, территории, где добывается более 56% российской нефти и где работают все крупнейшие вертикально-интегрированные нефтяные компании страны, не сомневаются, что следующий удар Росприроднадзора или любого другого контролирующего нефтяников ведомства придется по ним.

 

Справка «URA.Ru»:

За 2005 год на территории ХМАО было добыто 267,6 млн. тонн нефти, в том числе предприятиями автономного округа – 264,7 млн. тонн. Добыча газа за этот период составила 27,5 млрд. кубометров. Более половины объема газа, добытого на территории автономного округа, приходится на «Сургутнефтегаз» – 14,4 млрд. кубометров.

 

Наиболее высокие темпы роста добычи нефти отмечаются в «Славнефть-Мегионнефтегазгеологии» – 542,1%, «Обьнефтегеологии» – 208,2%, «Сибнефть-Югре» – 182,6%, «Хантымансийскнефтегазгеологии» – 171,2%, «Славнефть-Нижневартовске» – 154,7%, «Заполярнефти» – 144,9%, «ТНК-Нягани» – 118,9%, «Аганнефтегазгеологии» – 116,9%. Снизили добычу нефти в 2005 году по сравнению с 2004 годом предприятия: ЮКОСа (66,4%), «Томскнефть ВНК» (82,5%), «Ваньеганнефти» (88,6%), «Турсунта» (90,6%), «Черногорского» (93,2%), «Юганскнефтегаза (98,9%).

 

Среди специализированных вертикально интегрированных нефтяных компаний лидером по добыче нефти является «Сургутнефтегаз» – 63,6 млн. тонн. Далее следуют: ЛУКОЙЛ – 57,3 млн. тонн, «ТНК-ВР Менеджмент» – 51,7 млн. тонн, «Роснефть» – 51,2 млн. тонн, «Славнефть» – 24,1 млн. тонн, «Русснефть» – 6,1 млн. тонн, ЮКОС – 5,3 млн. тонн, «Сибнефть» – 4,5 млн. тонн, «Башнефть» – 0,8 млн. тонн.

 

Очень вероятно, что проверки затронут те нефтяные компании, которые для увеличения добычи углеводородов активно используют технологию гидроразрыва нефтегазоносных пластов. Чтобы понять, почему к ГРП могут придраться, придется немного вникнуть в технологическую составляющую гидроразрыва. Очень упрощенно эта технология выглядит так: в нефтеносный пласт под большим давлением закачивается специальный состав, который буквально рвет породу, содержащую углеводороды. Нефть начинает сочиться в образовавшиеся трещины, и ее легче добывать. Естественно, никто не в состоянии предсказать, куда пойдут расколы под землей и какого размера эти трещины будут. В последнее время из уст чиновников-контролеров все чаще стало звучать, что данная технология опасна тем, что она разрушает нефтеносный пласт и, вероятно, негативно отразится на всей системе нефтедобычи в будущем.

 

Если в Минприроды решат использовать для наезда на следующую «жертву» этот повод, то у них в Югре - большой выбор «клиентов». Практически каждая компания внедряет на своих месторождениях технологию ГРП. Например, на днях многие информагентства страны сообщили, что в ХМАО на месторождении «Роснефти» был произведен крупнейший в России гидроразрыв пласта. В одну из скважин Приобского месторождения «Юганскнефтегаза» закачали 536 тонн специального вещества. Это в пять раз больше стандартного ГРП. Никто не может дать гарантии, что в связи с этим событием Росприроднадзор не выставит «Роснефти» какие-либо претензии.

 

Специалисты не исключают, что в связи с частыми ГРП любая нефтекомпания в Югре может получить счета по «разубоживанию месторождений» и «созданию условий для прорыва пластовых вод». Заодно припишут и «разрушение скелета месторождения».

 

Следующий возможный повод для разборок – нарушение недропользователями лицензионных соглашений в той части, которая регламентирует количество добытой нефти за определенный период времени. Опять же, не вдаваясь в детали, поясним: государство, выдавая лицензию на право эксплуатации любого месторождения, фиксирует норму выработки углеводородов. Эти цифры – приблизительно-оценочные. Их получают после предварительного анализа данных геологоразведки. Бывает так, что месторождение оказывается намного богаче, чем предсказывали специалисты и чем зафиксировано в лицензионном соглашении. Бывает и наоборот.

 

Как ни странно, для нефтяников опасен и тот и другой вариант. Компании могут наказать и за то, что они добывают нефти меньше оговоренного, и за то, что «хищнически разрабатывают месторождение в нарушение всех лицензионных соглашений».

 

Между тем, специалисты говорят, что геология не относится к числу точных наук. В глубине пластов происходят активные геологические процессы, которые непонятно как сказываются на добыче углеводородов. Знания по этому вопросу постоянно меняются и уточняются. Но в лицензию закладывают конкретные цифры прогнозов нефтедобычи. А они по определению не могут быть исполнены с точностью до запятой.

 

Еще один повод – нарушение большинством нефтяных холдингов условий утилизации попутного газа. Опять же вкратце, как это выглядит на практике. Компании приходится разрабатывать не просто месторождения газовые или нефтяные. Обычно в пластах содержится смесь жидких и газообразных углеводородов. По соглашению с государством, 95% попутного газа компании обязаны использовать: сжижать, транспортировать и продавать, строить свои электростанции и пускать попутные углеводороды на выработку электроэнергии и т.д. На практике это условие эксплуатации месторождений по разным причинам (в том числе и объективным) не выполняется. Газ попросту горит в факелах. По данным официальной статистики, ежегодно в ХМАО сгорает около 7 млрд. кубометров попутного газа. Это, по мнению контролирующих органов, недопустимо с экологической точки зрения и может стать основанием для репрессий.

 

И, наконец, еще один повод для претензий к недропользователям – нарушение многими из них порядка использования старых и нерентабельных по нынешним меркам скважин. По правилам, каждую такую скважину надо специально обрабатывать – консервировать. Правило введено для того, чтобы в последующие годы при появлении новых технологий можно было без особых проблем начать использовать этот резервный фонд. На практике же компании часто останавливали добычу нефти и забрасывали  нерентабельные скважины. Так было проще и в советские времена, и в начале 90-х.

 

В настоящее время, по словам специалистов, ситуация исправляется и скважины консервируют по правилам. Но у каждой ВИНК еще со времен проблемных 90-х годов остались свои «скелеты в шкафу». Из  неофициальных источников известно, что количество заброшенных скважин в Югре может достигать от 15 до 30 тысяч. Это значит, что практически любая компания должна думать о возможных претензиях государства.

 

В нефтегазовых кругах Югры все чаще стали поговаривать о том, что под видом благородного дела – борьбы за хорошую экологию, эффективное недропользование и тому подобное - идет давление на топ-менеджеров, которые добросовестно выполняют свои обязанности и стремятся увеличить объемы производства, сделать его эффективным. Впрочем, у чиновников тоже есть свои аргументы в пользу нынешней кампании. Главный из них – государство должно жестко контролировать самую прибыльную отрасль страны и не давать владельцам компаний повода думать, что они могут вести бизнес, как захочется.

 

В официальных же комментариях нефтяники соглашаются с тем, что нарушения есть у многих компаний, но они устраняются, так как никому не хочется иметь проблем с властями.

 

«Ни у одной нефтяной компании не бывает такого, чтобы к ней вообще не было претензий. Но все эти вопросы решаются в рабочем порядке. Ведь крупные нефтегазовые структуры проверяются государством регулярно, и, безусловно, нефтяники не заинтересованы в том, чтобы состоять на плохом счету у контролирующих органов», – говорит пресс-секретарь ТНК-ВР Александр Шадрин.

 

«Естественно, что у каждой нефтяной компании есть риски попасть в «черный список» Минприроды, но, уверяю вас, что никто из недропользователей нарочно не идет против закона и лицензионных соглашений», – говорит Алена Черных, пресс-секретарь главной добывающей «дочки» «Славнефти» – «Славнефть-Мегионнефтегаза».

 

«URA.Ru» будет следить за визитом главы Минприроды в Югру.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...