Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

У Чернецкого сегодня есть повод выпить

А у Росселя – пожалеть о подписи под одним документом
Невероятно, но факт: после 12 лет вражды Чернецкий и Россель вдруг показались перед камерами вместе. Москва заставила.

12 февраля 1992 года, ровно 15 лет назад, 42-летний директор «Уралхиммаша» Аркадий Чернецкий был назначен главой администрации Екатеринбурга. Эти три пятилетки стали целой эпохой и в жизни всей страны, и в жизни главного города Урала. Журналисты «URA.Ru» внимательно, год за годом, изучили историю екатеринбургской власти и поняли: изменилась не только наша жизнь, город не просто оброс красивыми зданиями и моллами – совершенно другим человеком стал и сам Аркадий Чернецкий. 15 лет предательств и неожиданных союзов, громких отставок и невероятных назначений, смертельных битв и фееричных праздников – в спецпроекте «URA.Ru».

1992

 

Россия переживает великие перемены. У руля государства стоит свердловчанин Борис Ельцин, формирующий «под себя» команду региональных лидеров. В Свердловской области регионом руководит профессиональный строитель и резво набирающий опыт политик Эдуард Россель. Перед ним - ровно та же задача: расставить по стратегически важным направлениям верных людей, на которых можно положиться и которым можно доверить самую сложную работу. Едва ли не самый тяжелый выбор – с кандидатурой градоначальника Екатеринбурга, который по старой привычке все еще называют «Свердловск». После долгих размышлений и консультаций выбор Росселя падает на одного из самых успешных директоров – молодого (42 года), энергичного и лояльного директора «Химмаша» Аркадия Михайловича Чернецкого. Он представляется послушным и управляемым хозяйственником, которого будет несложно контролировать. Эдуард Россель не раз пожалеет о своей наивности и наверняка проклянет тот день, когда принял это решение.

1993

 

Свердловская область переживает веселые, если не сказать - лихие времена. Эдуард Россель пытается преобразовать ее в Уральскую республику и добиться независимости, но получает зуботычину от Москвы и лишается своего поста. Аркадий Чернецкий тем временем руководит городом в условиях борьбы с оппозиционно настроенным горсоветом. Это заканчивается роспуском представительного органа власти. Тогда же команда Аркадия Михайловича впервые показывает себя как областная кузница кадров: заместитель мэра Алексей Страхов назначается Ельциным руководителем администрации Свердловской области. Самому Аркадию Михайловичу не хватает времени на развитие города – нужно укреплять политические позиции, пытаться усидеть в своем кресле на фоне катастрофических изменений в «белом доме». Многие видели в Чернецком временщика, который должен будет уйти с уходом Росселя. Но выясняется, что директор «Химмаша» не так прост, как казалось сначала.

1994

 

Аркадий Чернецкий вводится в состав правительства Свердловской области. Принято считать, что с этого момента он раз и навсегда занимает свое место в первой тройке политиков Свердловской области. Выясняется, что Чернецкий не просто умеет цепко держаться за власть: у него есть своя точка зрения, порой отличная от точки зрения областных властей. У него появляется своя команда, свои политические ресурсы, вокруг фигуры мэра концентрируется облако власти. Эдуард Россель, занявший пост председателя областной Думы, в то время вынужден искать поддержки у своего бывшего протеже. Во время попыток принять Устав Свердловской области он обращается к Чернецкому за политической поддержкой, но не получает ее. Начинается период Великой войны мэра и губернатора.

1995

 

Первое испытание демократией и для Свердловской области, и для города Екатеринбурга. В регионе проходят первые всенародные выборы губернатора – борются Эдуард Россель и Алексей Страхов. Официально Чернецкий не вмешивается в этот конфликт: у градоначальника еще не накопилось сил влезать в такие серьезные баталии. На пресс-конференции глава города отказывается поддерживать какого-либо кандидата, но неофициально все же отдает предпочтение своему бывшему заму Алексею Страхову. Россель проигрывает выборы по Екатеринбургу, однако побеждает в Свердловской области. Он уже никогда не простит бывшему директору «Химмаша» этого «предательства». Так г-н Чернецкий заработал врага всю жизнь.

Результат ссоры – уже в декабре этого же года. На выборах мэра Екатеринбурга (тоже первых в истории) против Аркадия Чернецкого выдвинут молодой политик Антон Баков, действующий в интересах Эдуарда Росселя. Несмотря на яркую и скандальную кампанию, Баков проигрывает выборы уже в первом туре. Выясняется, что Аркадий Чернецкий полюбился горожанам и они ему уже не изменят. Как бы ни ругали Аркадия Михайловича в очередях, сколько бы не песочили его на кухнях, голосовали екатеринбуржцы всегда за него – лучше никого не нашлось.

1996

 

Пришло время обзаводиться своей собственной политической базой. Команда единомышленников превращается в официальное политическое движение «Наш дом – наш город», созданное на основе местного отделения партии «Наш дом Россия» и нескольких правых партий. Движение создается перед выборами в областную Думу, в пику «Преображению Отечества» Росселя. На выборах блок неожиданно для многих наблюдателей вдруг набирает почти 16% голосов и занимает второе место в гонке. Уже ни для кого нет сомнений, что Аркадий Чернецкий – это «всерьез и надолго». Ясно и другое: вместо мэра-хозяйственника мы в первую очередь получили мэра-политика, амбициозного, агрессивного, яркого. Такому быть губернатором – и в другой области он бы уже им стал, но Средним Уралом руководил еще более харизматичный Эдуард Россель.

1997

 

В январе в мэрии Екатеринбурга появился новый человек – на должность заместителя главы города назначен профессиональный строитель, директор предприятия «Наш дом» Владимир Георгиевич Тунгусов. За десять последующих лет его звезда взлетит высоко – он станет, наверное, самым одиозным персонажем свердловской политики. Его образ будет демонизирован: кто-то увидит в нем политического гения, кто-то великого мздоимца, кто-то – всего лишь опасного временщика. Многие уверены, что это именно он, Владимир Тунгусов, является истинным хозяином города. Ни про кого не придумано столько легенд: если завтра где-то напишут, что Тунгусов завтракает младенцами и пьет кровь девственниц, это никого не удивит. Одно правда: Аркадий Чернецкий действительно ценит своего талантливого зама и во многом доверяет ему.

1998

 

Чернецкий и Тунгусов делают революцию в свердловской политике: на выборах в областную Думу блок НДНГ занимает первое место и получает более 20% голосов. Аркадий Михайлович демонстрирует, что его потенциал выходит за пределы кабинета на третьем этаже екатеринбургской мэрии. Это тревожный звоночек для губернатора Росселя, который и без того ревнует Чернецкого к народной любви.

А любовь растет. В 1998-м Екатеринбург празднует свое 275-летие. Это был праздник, какого еще не видела столица Урала. Город преобразился: серые дома в центре города перекрасили в жизнерадостные цвета, и в будущем эта палитра станет обязательной для всех новостроек. Задача-максимум - переплюнуть 850-летие Москвы, отмечавшееся годом раньше. У Екатеринбурга почти получилось, но то был пир накануне чумы: на следующий день после завершения торжеств в стране грянул августовский кризис.

1999

 

Аркадий Чернецкий решился: он хочет быть губернатором Свердловской области. Для этого есть все: поддержка внушительной части населения, свой политический блок НДНГ, симпатии бизнесменов-торговцев (в пику Эдуарду Росселю, поддерживаемому промышленниками). Кампания идет семимильными шагами, и все уверены: во втором туре Россель и Чернецкий встретятся лицом к лицу. Вот уж будет драка! Но не вышло, карты опять спутал Антон Баков. Поддерживаемый им кандидат Александр Бурков перебрал голосов и внезапно оказался во втором туре. Больше Аркадий Чернецкий, занявший третье место, не будет пытаться соревноваться с Эдуардом Росселем напрямую.

2000

 

У мэрии Екатеринбурга появляется новый неожиданный союзник – полномочное представительство президента в УрФО. Дружба возникает на почве общей нелюбви к Эдуарду Росселю. У Чернецкого на губернатора зуб еще с начала девяностых, а полпред Петр Латышев обижен на резкие высказывания главы региона и нежелание терпеть нового надзирателя. Рассказывают легенду, как Владимир Тунгусов во время перелета из Москвы буквально «на пальцах» объясняет Латышеву, кто есть кто в Екатеринбурге и Свердловской области, какие слабые места есть у Росселя и как его можно одолеть. Дружба оказалась не слишком продолжительной: окрепнув и почувствовав силу, г-н Латышев перестал нуждаться в советчиках.

2001

 

В России рождается новая могучая партия – «Единая Россия», формирующаяся на основе блоков «Единство» и «Отечество». С 1999 года «Отечество» в Свердловской области контролируется Чернецким, а «Единство» - Росселем. Путем затяжной борьбы «Отечеству» удается стать базой для создания ЕР, и отделение фактически оказывается под контролем Аркадия Чернецкого. Но радость была недолгой – после проигрыша выборов в следующем году и изменения региональной политики федерального руководства партии бразды правления будут переданы Эдуарду Росселю.

2002

Год начинается для Чернецкого плохо: проиграв войну за ЕР, оппоненты «белого дома» решили отыграться на выборах в Облдуму, назначенных на весну 2002-го. В первые же месяцы региональное правительство начало сбор обращений екатеринбуржцев, недовольных ростом коммунальных тарифов и искренне ненавидящих коммунальщиков. Перед выборами созвали специальное заседание кабинета министров, на котором премьер Воробьев требовал от мэрии Екатеринбурга принять меры, а не то... Накал страстей был не ниже, чем в 98-м. Выборы в Облдуму обещали стать подготовкой к губернаторской кампании следующего года. Только вместо Чернецкого администрация Екатеринбурга двигала вперед Сергея Носова. Его рекламировали как без пяти минут наследника Эдуарда Росселя. Но все провалилось: список резиденции получил в два раза больше мест, чем совместный проект мэрии и полпредства. В течение года миф об амбициях Сергея Константиновича еще поддерживали, но осенью «Единая Россия» помирилась с Росселем, и планы по замене губернатора были свернуты.

Кстати, в 2002-м последний раз Аркадий Чернецкий критиковал областные власти за изъятие доходов у Екатеринбурга. Несколько лет эта тема доминировала в речах бургомистра, живую критику скучных бюджетов радостно подхватывали журналисты, свердловские министры огрызались, премьер оправдывался, Россель придумывал хитроумные объяснения. Надо признать, в то время спор о бюджетных деньгах был предметным и полезным для обоих политических лагерей. В 2003-м его уже не было. Но не потому, что область изменила правила игры, просто властям запретили ругаться промеж собой, заставив жить в худом мире.

2003

 

Екатеринбург в очередной раз выбирает мэра, предвыборная кампания длится целый год. Администрация губернатора выставляет против Аркадия Чернецкого целый пул кандидатов: Яна Габинского, Юрия Осинцева, Олега Гусева. В выборы включается даже лидер ОПС «Уралмаш» Александр Хабаров. Тратятся миллионы долларов, но это ни к чему не приводит: во втором туре Аркадий Чернецкий выигрывает у поддержанного «Единой Россией» Осинцева. Становится очевидно, что в области установлен паритет сил: Россель - сильный губернатор, а Чернецкий - сильный мэр, и скорее небо упадет на землю, чем что-нибудь изменится. Конечно, ни тот ни другой не прекратят попытки вмешаться в дела друг друга, но длившееся 10 лет «великое противостояние» постепенно начнет сходить на нет.

2004

 

Мэрам больше нельзя работать в законодательных органах власти. Аркадий Чернецкий покидает палату представителей Заксобрания области, и этот уход символичен. Мэр фактически отказывается от мыслей о большой политике и концентрируется исключительно на хозяйственной деятельности. Горожане сразу же чувствуют это: город растет не по дням, а по часам, количество сдаваемых квадратных метров жилья бьет все рекорды, каждый день открываются новые кафе, рестораны, магазины, торговые центры. Меняется даже информационная политика мэрии: в ней все меньше политической риторики, и все больше разговоров об экономике, строительстве, благоустройстве.

2005

 

Такого мы еще не видели: Аркадий Чернецкий и Эдуард Россель вместе, рука об руку, ездят по Екатеринбургу, осматривают промышленные и социальные объекты, общаются с населением. Это не сон: два старых врага, еще несколько лет назад питавших друг к другу настоящую ненависть, вдруг превратились если и не в друзей, то в партнеров. Этому были и предпосылки (например, отказ Чернецкого от политических амбиций), и причины – скажем, необходимость демонстрировать Москве «единство элит», важное для сохранения в регионе статус-кво. К этому времени Аркадий Чернецкий и Эдуард Россель оказываются в параллельных политических плоскостях: первый до сих пор выбирается народом, а второго уже назначает президент. Это заставляет Чернецкого все больше заниматься городом, а Росселя – политикой. Все встает на свои места.

2006

 

Дружба Росселя и Чернецкого с перерывами, но продолжается. Несмотря на стычки по мелким вопросам, два лидера вместе красуются на предвыборных плакатах «Единой России» и азартно рассуждают о деньгах из федерального центра, выделяемых на строительство метро и дорог. Аркадия Чернецкого не пускают в первую тройку ЕР и дают до обидного мало мест в списке партии власти на выборах в Облдуму, но градоначальник, казалось бы, не обижен. В этом году город бьет советский рекорд по объемам вводимого жилья, выходит на второе место в стране по количеству автомобилей на душу населения, в нем прорастают башни небоскребов и храмов, улицы светятся огнями шикарных ресторанов и казино.

2007

 

Аркадий Михайлович Чернецкий, 15 лет назад бывший директором провинциального завода, а теперь хозяйничающий в третьем по значимости городе России, может подводить итоги трех пятилеток. Займутся этим и жители Екатеринбурга – через год им снова нужно будет прийти на избирательные участки и выбрать градоначальника. Он заслужил доверие одних новыми домами, облагороженными улицами, бутиками, моллами, развязками, детскими садами, поликлиниками. И завоевал ненависть других пробками, астрономическими ценами на жилье, своим домом в Карасеозерске, разбитыми дорогами, грязью на улицах. Если бы Аркадия Чернецкого не существовало на свете, мы жили бы в совсем другом городе. А лучше бы он был или хуже – нам уже никогда не узнать.

Подписывайтесь на телеграм-канал «Екатское Чтиво», будьте в курсе всех важных событий
Подписаться
12 февраля 1992 года, ровно 15 лет назад, 42-летний директор «Уралхиммаша» Аркадий Чернецкий был назначен главой администрации Екатеринбурга. Эти три пятилетки стали целой эпохой и в жизни всей страны, и в жизни главного города Урала. Журналисты «URA.Ru» внимательно, год за годом, изучили историю екатеринбургской власти и поняли: изменилась не только наша жизнь, город не просто оброс красивыми зданиями и моллами – совершенно другим человеком стал и сам Аркадий Чернецкий. 15 лет предательств и неожиданных союзов, громких отставок и невероятных назначений, смертельных битв и фееричных праздников – в спецпроекте «URA.Ru». 1992   Россия переживает великие перемены. У руля государства стоит свердловчанин Борис Ельцин, формирующий «под себя» команду региональных лидеров. В Свердловской области регионом руководит профессиональный строитель и резво набирающий опыт политик Эдуард Россель. Перед ним - ровно та же задача: расставить по стратегически важным направлениям верных людей, на которых можно положиться и которым можно доверить самую сложную работу. Едва ли не самый тяжелый выбор – с кандидатурой градоначальника Екатеринбурга, который по старой привычке все еще называют «Свердловск». После долгих размышлений и консультаций выбор Росселя падает на одного из самых успешных директоров – молодого (42 года), энергичного и лояльного директора «Химмаша» Аркадия Михайловича Чернецкого. Он представляется послушным и управляемым хозяйственником, которого будет несложно контролировать. Эдуард Россель не раз пожалеет о своей наивности и наверняка проклянет тот день, когда принял это решение. 1993   Свердловская область переживает веселые, если не сказать - лихие времена. Эдуард Россель пытается преобразовать ее в Уральскую республику и добиться независимости, но получает зуботычину от Москвы и лишается своего поста. Аркадий Чернецкий тем временем руководит городом в условиях борьбы с оппозиционно настроенным горсоветом. Это заканчивается роспуском представительного органа власти. Тогда же команда Аркадия Михайловича впервые показывает себя как областная кузница кадров: заместитель мэра Алексей Страхов назначается Ельциным руководителем администрации Свердловской области. Самому Аркадию Михайловичу не хватает времени на развитие города – нужно укреплять политические позиции, пытаться усидеть в своем кресле на фоне катастрофических изменений в «белом доме». Многие видели в Чернецком временщика, который должен будет уйти с уходом Росселя. Но выясняется, что директор «Химмаша» не так прост, как казалось сначала. 1994   Аркадий Чернецкий вводится в состав правительства Свердловской области. Принято считать, что с этого момента он раз и навсегда занимает свое место в первой тройке политиков Свердловской области. Выясняется, что Чернецкий не просто умеет цепко держаться за власть: у него есть своя точка зрения, порой отличная от точки зрения областных властей. У него появляется своя команда, свои политические ресурсы, вокруг фигуры мэра концентрируется облако власти. Эдуард Россель, занявший пост председателя областной Думы, в то время вынужден искать поддержки у своего бывшего протеже. Во время попыток принять Устав Свердловской области он обращается к Чернецкому за политической поддержкой, но не получает ее. Начинается период Великой войны мэра и губернатора. 1995   Первое испытание демократией и для Свердловской области, и для города Екатеринбурга. В регионе проходят первые всенародные выборы губернатора – борются Эдуард Россель и Алексей Страхов. Официально Чернецкий не вмешивается в этот конфликт: у градоначальника еще не накопилось сил влезать в такие серьезные баталии. На пресс-конференции глава города отказывается поддерживать какого-либо кандидата, но неофициально все же отдает предпочтение своему бывшему заму Алексею Страхову. Россель проигрывает выборы по Екатеринбургу, однако побеждает в Свердловской области. Он уже никогда не простит бывшему директору «Химмаша» этого «предательства». Так г-н Чернецкий заработал врага всю жизнь. Результат ссоры – уже в декабре этого же года. На выборах мэра Екатеринбурга (тоже первых в истории) против Аркадия Чернецкого выдвинут молодой политик Антон Баков, действующий в интересах Эдуарда Росселя. Несмотря на яркую и скандальную кампанию, Баков проигрывает выборы уже в первом туре. Выясняется, что Аркадий Чернецкий полюбился горожанам и они ему уже не изменят. Как бы ни ругали Аркадия Михайловича в очередях, сколько бы не песочили его на кухнях, голосовали екатеринбуржцы всегда за него – лучше никого не нашлось. 1996   Пришло время обзаводиться своей собственной политической базой. Команда единомышленников превращается в официальное политическое движение «Наш дом – наш город», созданное на основе местного отделения партии «Наш дом Россия» и нескольких правых партий. Движение создается перед выборами в областную Думу, в пику «Преображению Отечества» Росселя. На выборах блок неожиданно для многих наблюдателей вдруг набирает почти 16% голосов и занимает второе место в гонке. Уже ни для кого нет сомнений, что Аркадий Чернецкий – это «всерьез и надолго». Ясно и другое: вместо мэра-хозяйственника мы в первую очередь получили мэра-политика, амбициозного, агрессивного, яркого. Такому быть губернатором – и в другой области он бы уже им стал, но Средним Уралом руководил еще более харизматичный Эдуард Россель. 1997   В январе в мэрии Екатеринбурга появился новый человек – на должность заместителя главы города назначен профессиональный строитель, директор предприятия «Наш дом» Владимир Георгиевич Тунгусов. За десять последующих лет его звезда взлетит высоко – он станет, наверное, самым одиозным персонажем свердловской политики. Его образ будет демонизирован: кто-то увидит в нем политического гения, кто-то великого мздоимца, кто-то – всего лишь опасного временщика. Многие уверены, что это именно он, Владимир Тунгусов, является истинным хозяином города. Ни про кого не придумано столько легенд: если завтра где-то напишут, что Тунгусов завтракает младенцами и пьет кровь девственниц, это никого не удивит. Одно правда: Аркадий Чернецкий действительно ценит своего талантливого зама и во многом доверяет ему. 1998   Чернецкий и Тунгусов делают революцию в свердловской политике: на выборах в областную Думу блок НДНГ занимает первое место и получает более 20% голосов. Аркадий Михайлович демонстрирует, что его потенциал выходит за пределы кабинета на третьем этаже екатеринбургской мэрии. Это тревожный звоночек для губернатора Росселя, который и без того ревнует Чернецкого к народной любви. А любовь растет. В 1998-м Екатеринбург празднует свое 275-летие. Это был праздник, какого еще не видела столица Урала. Город преобразился: серые дома в центре города перекрасили в жизнерадостные цвета, и в будущем эта палитра станет обязательной для всех новостроек. Задача-максимум - переплюнуть 850-летие Москвы, отмечавшееся годом раньше. У Екатеринбурга почти получилось, но то был пир накануне чумы: на следующий день после завершения торжеств в стране грянул августовский кризис. 1999   Аркадий Чернецкий решился: он хочет быть губернатором Свердловской области. Для этого есть все: поддержка внушительной части населения, свой политический блок НДНГ, симпатии бизнесменов-торговцев (в пику Эдуарду Росселю, поддерживаемому промышленниками). Кампания идет семимильными шагами, и все уверены: во втором туре Россель и Чернецкий встретятся лицом к лицу. Вот уж будет драка! Но не вышло, карты опять спутал Антон Баков. Поддерживаемый им кандидат Александр Бурков перебрал голосов и внезапно оказался во втором туре. Больше Аркадий Чернецкий, занявший третье место, не будет пытаться соревноваться с Эдуардом Росселем напрямую. 2000   У мэрии Екатеринбурга появляется новый неожиданный союзник – полномочное представительство президента в УрФО. Дружба возникает на почве общей нелюбви к Эдуарду Росселю. У Чернецкого на губернатора зуб еще с начала девяностых, а полпред Петр Латышев обижен на резкие высказывания главы региона и нежелание терпеть нового надзирателя. Рассказывают легенду, как Владимир Тунгусов во время перелета из Москвы буквально «на пальцах» объясняет Латышеву, кто есть кто в Екатеринбурге и Свердловской области, какие слабые места есть у Росселя и как его можно одолеть. Дружба оказалась не слишком продолжительной: окрепнув и почувствовав силу, г-н Латышев перестал нуждаться в советчиках. 2001   В России рождается новая могучая партия – «Единая Россия», формирующаяся на основе блоков «Единство» и «Отечество». С 1999 года «Отечество» в Свердловской области контролируется Чернецким, а «Единство» - Росселем. Путем затяжной борьбы «Отечеству» удается стать базой для создания ЕР, и отделение фактически оказывается под контролем Аркадия Чернецкого. Но радость была недолгой – после проигрыша выборов в следующем году и изменения региональной политики федерального руководства партии бразды правления будут переданы Эдуарду Росселю. 2002 Год начинается для Чернецкого плохо: проиграв войну за ЕР, оппоненты «белого дома» решили отыграться на выборах в Облдуму, назначенных на весну 2002-го. В первые же месяцы региональное правительство начало сбор обращений екатеринбуржцев, недовольных ростом коммунальных тарифов и искренне ненавидящих коммунальщиков. Перед выборами созвали специальное заседание кабинета министров, на котором премьер Воробьев требовал от мэрии Екатеринбурга принять меры, а не то... Накал страстей был не ниже, чем в 98-м. Выборы в Облдуму обещали стать подготовкой к губернаторской кампании следующего года. Только вместо Чернецкого администрация Екатеринбурга двигала вперед Сергея Носова. Его рекламировали как без пяти минут наследника Эдуарда Росселя. Но все провалилось: список резиденции получил в два раза больше мест, чем совместный проект мэрии и полпредства. В течение года миф об амбициях Сергея Константиновича еще поддерживали, но осенью «Единая Россия» помирилась с Росселем, и планы по замене губернатора были свернуты. Кстати, в 2002-м последний раз Аркадий Чернецкий критиковал областные власти за изъятие доходов у Екатеринбурга. Несколько лет эта тема доминировала в речах бургомистра, живую критику скучных бюджетов радостно подхватывали журналисты, свердловские министры огрызались, премьер оправдывался, Россель придумывал хитроумные объяснения. Надо признать, в то время спор о бюджетных деньгах был предметным и полезным для обоих политических лагерей. В 2003-м его уже не было. Но не потому, что область изменила правила игры, просто властям запретили ругаться промеж собой, заставив жить в худом мире. 2003   Екатеринбург в очередной раз выбирает мэра, предвыборная кампания длится целый год. Администрация губернатора выставляет против Аркадия Чернецкого целый пул кандидатов: Яна Габинского, Юрия Осинцева, Олега Гусева. В выборы включается даже лидер ОПС «Уралмаш» Александр Хабаров. Тратятся миллионы долларов, но это ни к чему не приводит: во втором туре Аркадий Чернецкий выигрывает у поддержанного «Единой Россией» Осинцева. Становится очевидно, что в области установлен паритет сил: Россель - сильный губернатор, а Чернецкий - сильный мэр, и скорее небо упадет на землю, чем что-нибудь изменится. Конечно, ни тот ни другой не прекратят попытки вмешаться в дела друг друга, но длившееся 10 лет «великое противостояние» постепенно начнет сходить на нет. 2004   Мэрам больше нельзя работать в законодательных органах власти. Аркадий Чернецкий покидает палату представителей Заксобрания области, и этот уход символичен. Мэр фактически отказывается от мыслей о большой политике и концентрируется исключительно на хозяйственной деятельности. Горожане сразу же чувствуют это: город растет не по дням, а по часам, количество сдаваемых квадратных метров жилья бьет все рекорды, каждый день открываются новые кафе, рестораны, магазины, торговые центры. Меняется даже информационная политика мэрии: в ней все меньше политической риторики, и все больше разговоров об экономике, строительстве, благоустройстве. 2005   Такого мы еще не видели: Аркадий Чернецкий и Эдуард Россель вместе, рука об руку, ездят по Екатеринбургу, осматривают промышленные и социальные объекты, общаются с населением. Это не сон: два старых врага, еще несколько лет назад питавших друг к другу настоящую ненависть, вдруг превратились если и не в друзей, то в партнеров. Этому были и предпосылки (например, отказ Чернецкого от политических амбиций), и причины – скажем, необходимость демонстрировать Москве «единство элит», важное для сохранения в регионе статус-кво. К этому времени Аркадий Чернецкий и Эдуард Россель оказываются в параллельных политических плоскостях: первый до сих пор выбирается народом, а второго уже назначает президент. Это заставляет Чернецкого все больше заниматься городом, а Росселя – политикой. Все встает на свои места. 2006   Дружба Росселя и Чернецкого с перерывами, но продолжается. Несмотря на стычки по мелким вопросам, два лидера вместе красуются на предвыборных плакатах «Единой России» и азартно рассуждают о деньгах из федерального центра, выделяемых на строительство метро и дорог. Аркадия Чернецкого не пускают в первую тройку ЕР и дают до обидного мало мест в списке партии власти на выборах в Облдуму, но градоначальник, казалось бы, не обижен. В этом году город бьет советский рекорд по объемам вводимого жилья, выходит на второе место в стране по количеству автомобилей на душу населения, в нем прорастают башни небоскребов и храмов, улицы светятся огнями шикарных ресторанов и казино. 2007   Аркадий Михайлович Чернецкий, 15 лет назад бывший директором провинциального завода, а теперь хозяйничающий в третьем по значимости городе России, может подводить итоги трех пятилеток. Займутся этим и жители Екатеринбурга – через год им снова нужно будет прийти на избирательные участки и выбрать градоначальника. Он заслужил доверие одних новыми домами, облагороженными улицами, бутиками, моллами, развязками, детскими садами, поликлиниками. И завоевал ненависть других пробками, астрономическими ценами на жилье, своим домом в Карасеозерске, разбитыми дорогами, грязью на улицах. Если бы Аркадия Чернецкого не существовало на свете, мы жили бы в совсем другом городе. А лучше бы он был или хуже – нам уже никогда не узнать.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...