Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Полное скандалов и фальсификаций «дело Зяблина» закономерно движется к финалу. Подсудимый успешно прошел через детектор лжи, а гаишники со стороны обвинения это сделать отказались

Троицкий районный суд завершает рассмотрение скандального уголовного дела в отношении молодого водителя Евгения Зяблина. В ноябре 2008 года он попал в дорожно-транспортное происшествие, унесшее жизни трех пешеходов. Дойдя до суда и без того резонансное дело стало по-настоящему скандальным, показав  в далеко не выгодном свете работу предварительного следствия. А накануне по репутации правоохранительных органов был нанесен еще один удар: обвиняемый, который опровергает приписанные его действиям отягчающие обстоятельства, доказал свою правоту при помощи детектора лжи, зато свидетели из числа сотрудников милиции, на показаниях которых базируется обвинение, пройти обследование на полиграфе отказались.
 
Об очередном скандале, связанном с так называемым делом Зяблина, сообщает южноуральская газета «ВестиВО». По данным издания, обвиняемый Зяблин решился на добровольную проверку на детекторе лжи, чтобы подтвердить правоту своих показаний, которые противоречат выводам предварительного следствия. Из материалов дела следует, что в ту злополучную ночь он, находясь за рулем Subaru Impreza, совершил наезд на трех молодых людей, передвигавшихся в темноте и, по мнению следствия, по обочине дороги. При этом автомобиль якобы несся со скоростью не ниже 138 километров в час, а фары машины были выключены. О нарушении скоростного режима заявили сотрудники милиции, которые утверждают, что видели, как стрелка спидометра после столкновения зависла на указанной отметке. Правда, потом упала на ноль. Однако, когда адвокат Евгения Зяблина Денис Симачев предложил стражам порядка тоже пройти через сеанс проверки на полиграфе, с их стороны последовал отказ.
 
Как считает «ВестиВО», это говорит о многом. Так называемые детекторы лжи сейчас с успехом внедряются в следственную практику, так как считается, что сведения, полученные методом обследования на полиграфе, сомнению не подлежат. Специалисты утверждают, что обмануть детектор лжи могут только испытуемые, прошедшие специальную подготовку. Аппарат беспристрастен, и данные обследования подделать невозможно.
 
Последнее имеет особое значение на фоне более ранних скандальных эпизодов, вскрывшихся в ходе судебного следствия по этому делу. Как уже сообщалось, эксперт-криминалист в суде не оставил камня на камне на рассказе сотрудников ГИБДД о стрелке спидометра, которая якобы застыла на отметке 138 километров в час, назвав эти показания «полетом фантазии». Но его доводы следователь Соловьев проигнорировал. Тогда в суд приехал еще один авторитетный специалист-автотехник Игорь Смелов, рекомендованный Верховным судом России. Он провел собственное независимое исследование по этому ДТП и сделал свой категоричный вывод – место наезда только на проезжей части дороги, а не на обочине; стрелка на спидометре зависать не может, а утверждения о скорости движения 138 километров в час автомобиля Subaru Impreza в момент столкновения несостоятельны с  технической точки зрения.
 
Кроме того, в суде был бит еще один козырь обвинения: данные о том, что Зяблин якобы был за рулем в состоянии наркотического опьянения. Медицинское освидетельствование, проведенное после ДТП, показало, что Зяблин был трезв, однако спустя 8 месяцев после ДТП следователь Соловьев подшил в дело справку о наркотическом опьянении обвиняемого в момент аварии. Но на суде эксперт-нарколог указал на несостоятельность этого документа: в отношении Зяблина не проводилось лабораторных исследований, не было взято никаких биохимических проб. В результате довод обвинения о наркотическом опьянении был исключен судом из числа допустимых доказательств.
 
По этому делу проходит более 40 свидетелей, двух свидетелей, якобы видевших всё своими глазами,   следователь Соловьев засекретил. Дав одни показания на предварительном следствии и в начале суда, они позже по собственной инициативе рассекретились и сказали, что очевидцами ДТП они на самом деле не являются. По очереди мнимые свидетели аварии заявили суду, что их ложные показания на предварительном следствии были ими даны под давлением следователя Соловьева. При этом на суде выяснилось, что в «обработке свидетелей» участвовал и представитель прокуратуры Южноуральска Максим Фролов. Газета «ВестиВО» отмечает, что к одному из свидетелей сотрудник городской прокуратуры вообще явился с пистолетом и потребовал прекратить помощь стороне защиты под угрозой лишения свободы. Другие свидетели также заявляли в суде, что Соловьев и Фролов неоднократно угрожали им, требуя дать ложные показания на Зяблина. Видимо, методы запугивания и угроз называются теперь «работой со свидетелями». Всё это открылось прямо на суде. Но, несмотря на это, в отводе прокурора как «прямо заинтересованного в исходе уголовного дела» судья постоянно отказывает.
 
На суде неоднократно всплывали и факты прямой фальсификации материалов уголовного дела следователем Соловьевым. Адвокат Симачев предъявил в суд копию протокола допроса свидетеля на стадии предварительного расследования, но в деле его не было. Оказалось, следователь просто его удалил из уголовного дела, а в суде так и не смог дать ответа, почему неожиданно всплывший протокол отсутствует и какие еще документы могли таким же образом исчезнуть.
 
На последнем заседании случилось новое разоблачение. Представительнице потерпевшей стороны предъявили в суде один из протоколов ее допроса следователем. Однако, посмотрев на документ, женщина с удивлением увидела: подпись под протоколом стояла не её. «Я вообще этот протокол не подписывала, да и подпись точно не моя!» - заявила она в суде. Когда эту фальшивую подпись сравнили с настоящей, под другим протоколом, стало совершенно очевидно, что она права. Получается, что кто-то другой написал протокол от себя и подписал его, выдав за настоящий. Однако судья этот факт не удостоил своим вниманием, хотя ему должно быть известно, что подделка документов – уголовно наказуема.
 
В ходе процесса сторона защиты постоянно сталкивается с психологическим давлением со всех сторон. Во время очередного судебного заседания в Троицком районном суде по делу Зяблина оперативники милиции Троицка попытались досмотреть автомобили подсудимого и его отца, безо всяких оснований задержали двух водителей и принудительно доставили их в милицию. Адвокат Симачев, понимая, что могут быть провокации и даже подбрасывание наркотиков, патронов или других запрещенных предметов, поехал с задержанными. Решительная реакция на незаконные действия вынудила сотрудников милиции задержанных отпустить. 
 
Интересно, что потерпевшие давно публично и официально простили обвиняемого, претензий к подсудимому не имеют и, таким образом, стороны примирились. Однако при этом суд упорно не желает слышать доводы потерпевших, адвокат которых несколько раз заявлял суду об их желании прекратить уголовное дело. Между тем ни одна из более 10 жалоб адвоката Симачева на незаконные, по его мнению, решения председателя Троицкого районного суда по делу Евгения Зяблина до сих пор не дошла до Челябинского областного суда. При этом первые жалобы были направлены еще в апреле. Тем не менее защитник Симачев выражает надежду, что Челябинский областной суд поможет дать оценку некоторым решениям Троицкого районного суда в строгом соответствии с законом.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...